Яблочки будут впереди

Тамбовские налоговики грозят банкротством «Садам Мичурина» и другим неплательщикам

Федеральная налоговая служба (ФНС) начала в Черноземье вторую крупную исковую кампанию против должников. УФНС по Тамбовской области потребовало несостоятельности более 50 юрлиц, в числе которых есть активы областных властей и представители пострадавших от коронавируса отраслей, недавно потерявшие право моратория на банкротство. Всего налоговики хотят взыскать в бюджет более 60 млн руб. Эксперты считают, что полный возврат недоимок невозможен.

Фото: Олег Харсеев, Коммерсантъ

Фото: Олег Харсеев, Коммерсантъ

Управление ФНС по Тамбовской области и входящие в него налоговые инспекции за три дня, с 10 по 12 августа, подали в арбитражный суд региона 54 иска о банкротстве задолжавших им местных компаний. Данные об этом опубликованы в картотеке суда. Общая сумма недоимок, которые таким образом пытаются вернуть тамбовские налоговики, превышает 60 млн руб. В нескольких случаях иски подавались с формулировкой «о банкротстве отсутствующего лица», однако основная часть компаний — действующие.

Заявленные требования к большинству фирм пока не более 1,5 млн руб., но могут быть увеличены во время рассмотрения дела. Пока наиболее крупные долги среди фигурантов исков накопили: гаражный кооператив «Энергетик-ТЭЦ» в Тамбове (4,5 млн руб.), ООО «Агрофирма "Поля русские"» (4,3 млн руб.), ООО «Медико-санитарная часть "Здоровье"» (3,7 млн руб.), ООО «Тамбовская молочная компания» (2 млн руб.), а также построившее несколько жилых домов в областном центре ООО «Специализированный застройщик "Мосгазстрой-Тамбов"».

Один из известных должников в этой исковой кампании — крупное по меркам региона садоводческое хозяйство по выращиванию яблок ООО «Сады Мичурина», подконтрольное областной администрации. ФНС требует от него 1,9 млн руб. недоимок. В конце 2020 года власти планировали приватизировать принадлежащий им актив за 150 млн руб. Но планам помешало развитие банкротства материнской структуры хозяйства — государственной Тамбовской управляющей компании. В рамках процедуры на актив был наложен арест по иску Сбербанка на 221 млн руб.

Подавляющее большинство исков еще не принято судом. Судя по материалам дел, налоговики подавали с нарушением Арбитражного процессуального кодекса практически одинаковые короткие заявления, в которых не подтверждали документами историю возникновения долгов и само их наличие и даже не прилагали выписки на должника из ЕГРЮЛ, который ведет сама ФНС. В результате арбитраж оставлял заявления без движения «до устранения недостатков». Сейчас истец продолжает досылать в суд необходимые дополнения. В УФНС пообещали предоставить “Ъ-Черноземье” комментарий позднее.

Некоторые из должников, по данным ФНС, ранее пользовались мораторием на банкротство как представители «наиболее пострадавших от коронавируса отраслей». Такое право получало, например, МУП «Гостиница Мичуринск» (1,9 млн руб. долга). Источник “Ъ-Черноземье” в ФНС ранее отмечал, что имевшие право на мораторий компании — лишь небольшая часть должников: «К тому же мы проверяем, что задолженность возникла не в связи с действовавшими ограничениями».

В июле аналогичную по подходу, но в три раза более масштабную исковую кампанию первыми в Черноземье провели воронежские налоговики. Местное УФНС подало в арбитраж 146 исков о банкротстве задолжавших юрлиц, среди которых были участники значимых для региона инвестпроектов, и также представители пострадавших от коронавируса отраслей, воспользовавшиеся мораторием на банкротство.

Управляющий партнер юридической компании Enterprise Legal Solutions Юрий Федюкин полагает, что цели банкротить должников ведомство не ставит: «В таких случаях лишь по незначительной части действительно дело доходит до признания должника банкротом. У ФНС как у кредитора нет никаких преимуществ перед прочими незалоговыми кредиторами третьей очереди. Это означает ничтожно низкую вероятность удовлетворения ее требований по результатам конкурсного производства. В ведомстве это понимают, поэтому подачу иска используют как единственно эффективный рычаг понуждения к исполнению обязательств».

Единственная эффективная стратегия защиты для бизнеса — удовлетворить требования налоговиков до начала рассмотрения их в суде, если нет исчерпывающих доказательств ошибочного начисления, считает руководитель направления «Банкротство» юридической фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Олег Пермяков. «Если у юридического лица формируется значительный долг по налоговым платежам, скорее всего, у него есть и иные непогашенные задолженности. Тогда иск от ФНС может подтолкнуть других кредиторов включиться в банкротство», — заключил эксперт.

Член Ассоциации юристов России Мария Спиридонова считает, что «большое количество неплательщиков» образовалось в связи со смягчением налоговиками контрольно-надзорных мероприятий во время пандемии. «Снижение бремени налогового контроля было заявлено в качестве меры поддержки бизнеса со стороны государства. Постановление правительства полностью запрещало проведение проверок в плановом режиме в отношении малого и среднего бизнесов с апреля по декабрь 2020 года включительно,— напомнила госпожа Спиридонова.— Теперь перед налоговой, напротив, стоит задача обеспечить поступления дополнительных денежных средств в бюджет».

Бизнес-омбудсмен в Тамбовской области Михаил Козельцев сообщил “Ъ-Черноземье”, что пока не получал жалоб от компаний по поводу исковой кампании ФНС, но готов изучить их, если такие поступят. «Как уполномоченный по правам предпринимателей, получив каждую жалобу, я в первую очередь изучаю, были ли эти права нарушены. В случаях, когда дело касается налоговых споров, позиция ФНС зачастую оказывается справедливой, потому что платить налоги — это не право бизнеса, а его обязанность», — подчеркнул господин Козельцев.

Сергей Калашников

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...