«Неизбежно “исчезновение” с карты России целого ряда университетов»

Ректор УрГЭУ о высшем образовании в новых условиях

Фото: Марина Молдавская, Коммерсантъ

Фото: Марина Молдавская, Коммерсантъ

Уральские вузы второй год вынуждены приспосабливаться к работе в условиях пандемии коронавирусной инфекции. Ректор Уральского государственного экономического университета (УрГЭУ-СИНХ) Яков Силин рассказал “Ъ-Урал” о том, как быстро УрГЭУ смог перейти на дистант, что меняется в высшем образовании, почему уральским вузам стоит задуматься об объединении, а также о взаимоотношениях с бизнесом.

Фото: Марина Молдавская, Коммерсантъ

Фото: Марина Молдавская, Коммерсантъ

— Из-за пандемии коронавирусной инфекции многие вузы начали использовать формат дистанционного образования. Как этот процесс идет в УрГЭУ?

— Мы уже полтора десятка лет использовали дистанционное образование как одну из форм обучения. Это специфика и преимущество нашего университета. Дистант позволял людям, находящимся в других регионах или в других странах, получать образование. Этот опыт накоплен, оборудование есть, программное обеспечение есть, специалисты есть. Когда наступила пандемия, нам понадобилась буквально неделя, чтобы полностью перейти всему вузу на дистант.

— То есть трудностей не возникло?

— Сказать, что все прошло гладко, было бы обманом. Ситуация даже психологически тяжело воспринимается: все уходят на дистант — это чрезвычайная ситуация. Когда только начались первые заражения коронавирусом в других странах, стало понятно, что это придет к нам. Мы проанализировали процессы и экономические, и социальные, и политические. Формируя финансовый план на 2021 год, мы предусмотрели на всякий случай дополнительные средства.

Сложнее было и будет преподавателям. Не секрет, любой человек, кто постарше, все современные технологии может использовать в ограниченном порядке. При этом у него десятки лет накопленного опыта классического образования, самого сильного, самого результативного.

Наши коллеги прекрасно понимали в такой обстановке: или мы принимаем правила игры, или тот, кто не примет правила игры, должен будет потерять работу.

Мы к педагогам постарше прикрепили студентов третьего-четвертого курсов из направления информационных технологий.

Яков Петрович Силин

Родился 17 мая 1961 года в Казахстане. В 1982 году окончил Симферопольское высшее военно-политическое строительное училище, в 1991 году — Тюменский государственный университет, в 1995 году — Академию народного хозяйства при правительстве РФ. Доктор экономических наук, профессор. С 1996-го по 2005 год — председатель городской думы Екатеринбурга II–III созывов. С 2006-го по 2008 год работал советником гендиректора УГМК. В 2008–2009 годах работал в органах власти Пермского края. С мая 2010-го по март 2012 года — начальник департамента по внутренней и информационной политике аппарата полномочного представителя президента РФ в УрФО, три месяца работал главным федеральным инспектором по Свердловской области. В 2012 году возглавил администрацию губернатора Свердловской области Евгения Куйвашева. С ноября 2012-го по декабрь 2015 года — вице-губернатор Свердловской области, заместитель председателя правительства Свердловской области. 25 ноября 2015 года избран ректором УрГЭУ. В марте 2021 года избран председателем общественной палаты Екатеринбурга. Председатель попечительского совета Благотворительного фонда социальной поддержки населения Свердловской области. Президент Уральского региона отделения Вольного экономического общества России.

Фото: Марина Молдавская, Коммерсантъ

Фото: Марина Молдавская, Коммерсантъ

— Какой процент дистанта вы планируете сохранить?

— Процентов 30–40 обучения можно без ущерба качества вести с использованием дистанционных технологий. К примеру, если идут одинаковые поточные лекции. Зачем читать одно и то же четыре раза четырем группам по 25 человек. Хороший квалифицированный преподаватель может использовать для этого дистант.

Но есть более серьезные образовательные программы, есть лабораторные занятия. Их, конечно, желательно вести не в дистанте, а очно. Гармоничное сочетание того и другого дает результат. Но уход всех в дистант — плохая крайность.

— Как УрГЭУ обеспечен бюджетными местами?

— Считаю, что государственных бюджетных мест в государственном вузе должно быть в пределах 80%. У нас сегодня хорошо если 15%.

Мы один из самых малофинансируемых государственных вузов страны.

Как укреплять экономику государства, если мы рассчитываем только на личные средства гражданина? Государство должно дать ему шанс.

— На каких направлениях должно быть больше бюджетных мест?

— У нас еще есть пищевые технологии, все, что связанно с сервисом и туризмом, коммерцией, торговлей, биотехнологии, биоинженерная подготовка. Бюджетных мест там очень мало. Разве это правильно? Мы хотим иметь здоровое питание, нужны инженеры, которые создают пищевые предприятия, кто создает и обслуживает оборудование.

Рассчитывать только на «карман» студента и его родителей в данном случае мне кажется неправильным.

Государство должно дополнительно выделять на это средства. Мы даем качественное образование. К нам идут. Но своих средств у многих нет.

— Сколько вы планируете в этом году принять первокурсников?

— В среднем в последние годы принимаем в пределах 4–5 тыс. человек. Проблема в другом. Мы не можем принять больше студентов, а желающих учиться много, что говорит о статусе, о репутации, о престижности университета и о качестве его образования. Мы ограничены площадями. Нужно хотя бы еще одно здание учебно-лабораторного корпуса и хотя бы еще одно общежитие желательно на тысячу мест. Для их строительства нужны федеральные средства. Если хотим иметь сильную страну граждан-патриотов, нужно в это вкладывать деньги и прямо, и косвенно. В том числе через такую форму — строить новые корпуса университетов.

— Без федеральных средств не справитесь?

— Постараемся в ближайшие три года за свой счет построить небольшое здание во внутреннем дворе. Нам надо раза в три-четыре больше, но ни территория, ни средства не позволяют.

Возможно, для строительства общежитий будем кооперироваться с другими вузами. Сейчас развиваются такие районы, как Академический, Солнечный. Может быть, общежития появятся там. Если есть возможность у федерации построить на несколько вузов три-четыре общежития, то было бы здорово. Студенты должны жить в хороших условиях.

Уральский государственный экономический университет

УрГЭУ — многопрофильный экономический вуз. Один из крупнейших вузов Урала. Образован в 1967 году как Свердловский институт народного хозяйства (СИНХ). В УрГЭУ обучаются около 15,5 тыс. студентов из 60 стран мира. За свою историю университет подготовил свыше 165 тыс. специалистов в области экономики и управления. В 2018 году в вузе создана первая на Урале кафедра шахматного искусства, которую возглавил 12-й чемпион мира по шахматам, депутат Госдумы Анатолий Карпов. Почетными профессорами УрГЭУ являются первый свердловский губернатор Эдуард Россель, экс-министр торговли и питания Свердловской области Вера Соловьева, член-корреспондент РАН Валерий Чичканов.

Фото: Марина Молдавская, Коммерсантъ

Фото: Марина Молдавская, Коммерсантъ

— Какие сейчас специальности наиболее востребованы у абитуриентов?

— Учитывая, что мы многопрофильный экономический университет, то, естественно, это связано напрямую с экономикой, финансами, управлением. У нас самая сильная на Урале региональная и муниципальная экономика, мощная научная школа, которой руководит мой учитель профессор Евгений Георгиевич Анимица. Очень востребовано государственное и муниципальное управление — умение управлять людьми, малыми территориями, крупными городами, регионами. Оба направления у нас очень сильные, они связаны с экономикой непосредственно Урала. Можно обучать государственному и муниципальному управлению, как кажется многим, в любом вузе, но как потом управлять в реальных условиях? Наши педагоги тесно работают с органами власти, предприятиями, бизнесом, с общественными структурами. Они понимают, какие знания нужны.

Есть еще большое направление — юридическое. Наша юриспруденция связана с экономикой. К примеру, международное право — при взаимодействии российских регионов с бывшими союзными республиками. Надо знать и нашу, и их нормативную базу. Если не знать нормативную, правовую, законодательную базу этих стран и регионов, хотя бы в той части, где ведется сотрудничество, какой будет экономический результат? Как будет идти торговля? Как будут создаваться совместные предприятия? Наверное, результата не будет, или он будет плохой.

Востребованы и информационные технологии, они тоже все связаны с экономическими процессами. Например, все, что связанно с экономической безопасностью, информационной безопасностью — умение анализировать базы данных, делать выводы, принимать решения. Есть математическое моделирование, прогнозирование процессов в области экономики.

Может быть, не в каких-то огромных масштабах, но устойчиво есть интерес к тому, что связанно с биотехнологией, биоинженерией и пищевыми технологиями — в обычном понимании это здоровое питание. У нас создан хороший учебно-лабораторный комплекс, мы продолжаем закупать оборудование, программное обеспечение.

Сейчас за нашими студентами работодатели присматривают со второго курса, проблем с трудоустройством нет. Проблема в другом — нужные новые площади, лаборатории, современные аудитории.

— Какая сейчас средняя стоимость обучения за семестр? Она будет меняться?

— На очном обучении она составляет 120–150 тыс. руб. в зависимости от направления, магистратура или бакалавриат. К сожалению, такая стоимость держится уже третий год — мы выполнили рекомендации Министерства образования РФ и не стали повышать ее. Есть требование указа президента о средней заработной плате преподавателя вуза. Она должна быть не меньше, чем 200% средней зарплаты в регионе. В Свердловской области это примерно 76–78 тыс. руб. в месяц. То есть студент оплачивает примерно два месяца работы преподавателя. А откуда деньги берутся на остальные десять месяцев? Это деньги, «снимаемые» с возможного развития университета. Если вы хотите, чтобы ваш ребенок или вы сами получили хорошее образование, то и платить преподавателю надо достойно. И здесь без поддержки государства не обойтись.

Теперь о слухах про дистант. Если вы считаете, что на дистанте затраты меньше, чем очно, то глубоко ошибаетесь. Нужны дополнительный трафик, программное обеспечение, специалисты, оборудование. Это возросшие нагрузки на специалистов, обеспечивающих всю работу.

— Платным студентам проще сдавать экзамены?

— Не имеет никакого значения, платно учится студент или бесплатно. Он получает знания, они одинаково даются всем студентам, и спрос тоже един, если не пользуешься возможностью учиться, то будешь отчислен. Если хочешь услугу, иди, пожалуйста, в кафе, в ресторан, заплати, вот это услуга. Образование — это не услуга, это особая социальная функция государства.

Фото: Марина Молдавская, Коммерсантъ

Фото: Марина Молдавская, Коммерсантъ

— Подготовка кадров для рыночной экономики должна проходить в тесном сотрудничестве вуза и бизнеса. Как вы выстраиваете отношения с бизнесом?

— На сегодняшний день рынок труда Урала позволяет перекупать специалистов. Но он сегодня позволяет, завтра нет. Самый качественный специалист тот, которого ты вырастил, в которого ты вложил ресурсы, душу. Хочешь получить результат не только сегодня, но и на перспективу — вкладывай деньги.

В 2016 году мы создали Высшую школу корпоративного образования — для взаимодействия с такими предприятиями, как Уральский оптико-механический завод (УОМЗ), машиностроительный завод имени М.И. Калинина, Уралвагонзавод и другие. Под их задачи мы занимаемся или переподготовкой специалистов, или их подготовкой в бакалавриате и магистратуре. У нас есть соглашение с Санкт-Петербургским университетом Петра Великого — одним из лучших политехнических вузов Европы. Мы даем экономическую составляющую, они — техническую, инженерную.

Предприятия ставят нам задачи, мы разрабатываем программы, привлекаем практиков. Это могут быть сильные специалисты из других бизнес-структур. В этом плане очень высокая практичность и высокий результат. При этом у нас есть принципиальный момент: если не понравился результат переподготовки, то предприятие обучение не оплачивает, а мы устроим «разбор полетов» — почему мы не решили поставленную задачу.

Шесть лет назад, когда я пошел на выборы ректора, губернатор Евгений Куйвашев поставил задачу встроить университет в хозяйство региона — готовить тех, кто нужен на территориях, будет здесь жить и работать. В предыдущие годы вуз в значительной степени был оторван от реального сектора экономики.

— У нас сейчас сокращается количество банков в уральской банковской системе. Это отражается на образовательных программах?

— Отражается. У нас идет переформатирование программ обучения. Мы очень плотно работаем с банками. Наша региональная банковская система одна из самых развитых в стране, а Екатеринбург — финансовый центр макрорегиона Большой Урал, где сосредоточены банковские технологии, развитая банковская инфраструктура. Наш университет является центром финансового образования на Урале.

В финансовой сфере происходят изменения. Если три-четыре года назад никто не верил, что кредиты будет выдавать робот, то сейчас это реальность. Здесь уже не имеют никакого значения личные отношения с кем-то из банковских служащих. Если ты не соответствуешь, то увидишь на компьютере «вам отказано».

Когда мы готовим специалистов для банковской сферы, то это учитываем. У нас преподают практики из банковской системы, из налоговой службы. Руководители выпускных квалификационных работ, дипломов — часто представители реального сектора. Особенно в магистратуре мы используем проектный формат работы.

Когда человек поступает в магистратуру, то его магистерская диссертация должна носить абсолютно прагматичный характер. Он готовит реальный проект для реального бизнеса, после обучения он его может реализовать.

Фото: Марина Молдавская, Коммерсантъ

Фото: Марина Молдавская, Коммерсантъ

— Вы рассматриваете варианты объединения с другими вузами?

— В ближайшие годы неизбежно «исчезновение» с карты России целого ряда университетов, институтов. Думаю, что нужно создавать опорный хозяйственный вуз Урала из отдельных хозяйственных вузов, вузов технического плана. Надо ли это делать в спешке? Конечно, нет. Но целый ряд самостоятельных сегодня вузов может потерять свое развитие по разным причинам, среди них ключевая — недостаток средств. Самостоятельными должны оставаться такие вузы, как театральный, медицинский, железнодорожный, силовых ведомств, консерватория и некоторые другие.

У государства нет и не будет в ближайшие годы распыленной системы вузов. Значит нужно объединяться. В одиночку крупнейшие современные задачи не решить.

Кто, с кем и как — это уже должны решать федеральное министерство и руководители регионов. Если такой вопрос встанет, то мы будем готовы. Если создавать большой объединенный хозяйственный вуз Урала, от этого выиграет весь Урал. Я думаю, потребуется четыре-пять лет подготовки, мощное финансирование, пересмотр всей материальной базы, которая есть сегодня у вузов. Не исключаю, что при создании такого вот опорного вуза Урала потребуется переезд на другие площади. В Екатеринбурге уже есть Уральский федеральный университет, но он отличается тем, что решает другие задачи. Урал может позволить себе иметь и то, и то.

Что будет, если этого не произойдет? Ничего не будет. Будем, как сейчас, развиваться: кто-то больше, кто-то меньше. Но на прежнем уровне большого развития не получишь.

Мы сильный самостоятельный университет, но это не значит, что мы должны отказываться от сотрудничества с другими. У нас со многими вузами есть соглашения. Например, Ташкентский экономический университет. Сейчас там по нашим программам обучается свыше 600 студентов.

Подготовили Николай Яблонский, Ирина Щербакова, Ксения Лысенко

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...