«Нынешний тупик вызван действиями обеих сторон»

Бывший посол США в СССР Джек Мэтлок — о практике взаимной высылки дипломатов

С 1 августа посольство США в Москве и генконсульства в Екатеринбурге и Владивостоке больше не имеют права нанимать на работу граждан РФ или третьих стран — только американцев. Такие ограничения российские власти ввели, внеся США в список «недружественных стран». В Госдепартаменте сообщили, что из-за этих ограничений из посольства пришлось уволить 182 сотрудника, то есть практически весь местный персонал. Такое уже было в истории: в 1986 году в ответ на высылку из США за «шпионскую деятельность» более 50 советских дипломатов руководство СССР тоже запретило американцам нанимать на работу советских граждан. Тогдашний посол США в Москве Джек Мэтлок рассказал корреспонденту “Ъ” Елене Черненко, как его дипмиссия справлялась в непростых условиях.

Последний чрезвычайный и полномочный посол США в СССР Джек Мэтлок

Последний чрезвычайный и полномочный посол США в СССР Джек Мэтлок

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ  /  купить фото

Последний чрезвычайный и полномочный посол США в СССР Джек Мэтлок

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ  /  купить фото

— Когда вы приехали послом в СССР, какова была обстановка в посольстве?

— Когда я прибыл в Москву, если не ошибаюсь, это было в апреле 1987 года, там уже не было сотрудников из числа граждан СССР, советские власти запретили им работать у нас после высылки дипломатов, случившейся после одного шпионского дела. До этого мы могли нанимать местных граждан через специальную структуру при МИД СССР — ГлавУпДК (Главное управление по обслуживанию дипломатического корпуса.— “Ъ”). Но затем мы лишились почти всего административно-технического персонала. В то время подобные услуги не оказывались аутсорсинговыми компаниями. В СССР не было таких частных фирм. Нам пришлось замещать этих сотрудников гражданами США.

— Получилось?

— Этот процесс занял несколько месяцев. Но я должен сказать, что у него было немало плюсов. Так, например, мы смогли завезти в страну нескольких профессиональных сотрудников компаний по уборке помещений, им было лет по 40–50, они были рады таким переменам в своей жизни и выкладывались по полной. А на вакансии водителей, официантов и других нам удалось нанять американских студентов, изучавших русский язык. Они приезжали к нам на два года, а затем возвращались в США, значительно улучшив знания языка, страны и так далее. Многие впоследствии прекрасно выстроили карьеру. У меня в резиденции в качестве домработницы трудилась студентка из США, потом она перешла в секцию по связям с общественностью нашего посольства, а года через три-четыре стала вице-президентом международного банка.

— Мой водитель через несколько лет занял высокий пост в одной из энергетических компаний на Сахалине. То есть, с одной стороны, это был сложный период, и нам приходилось многое делать самим, но было и множество долгосрочных преимуществ, особенно для тех, кому выпал шанс приехать к нам поработать.

Чрезвычайный и полномочный посол США в СССР Джек Мэтлок в 1987 году

Чрезвычайный и полномочный посол США в СССР Джек Мэтлок в 1987 году

Фото: Фотоархив журнала «Огонёк» / Коммерсантъ

Чрезвычайный и полномочный посол США в СССР Джек Мэтлок в 1987 году

Фото: Фотоархив журнала «Огонёк» / Коммерсантъ

— То есть все было не так плохо?

— Нет, но в целом у этой практики взаимного урезания сотрудников дипломатических миссий, конечно, много очень негативных последствий. Я не знаю, в чем выигрывают власти, высылая дипломатов другого государства из своей страны. И я не понимаю, чем руководствуются власти, ограничивая иностранные посольства в праве нанимать местных сотрудников. Я виню обе стороны (США и Россию.— “Ъ”) за сложившуюся ситуацию. Мне не кажется, что они действуют дальновидно. Массовая высылка дипломатов в качестве меры наказания другой страны — это глупо.

В период холодной войны я в общей сложности на разных должностях 11 лет проработал в посольстве США в Москве и хорошо помню, что нашей главной целью тогда было открывать больше каналов коммуникации, создавать больше возможностей для контактов. А сейчас у меня складывается впечатление, что обе стороны стремятся, наоборот, сузить эту базу. Но это, на мой взгляд, не отвечает интересам ни одной из сторон. Конечно, американское посольство справится, справилось же тогда в более сложной ситуации, но вообще это очень странно в свободной рыночной экономике лишать своих собственных граждан права работать там, где они столько лет проработали. Еще раз повторю: я считаю, что нынешний тупик вызван действиями обеих сторон. Кто-то наверняка скажет, что это США начали, а Россия отреагировала чересчур жестко и эмоционально…

— Да, российские дипломаты говорят, что все началось с решения бывшего президента США Барака Обамы выслать из страны несколько десятков сотрудников дипмиссий РФ и арестовать российскую дипломатическую собственность. Белый дом тогда назвал это ответом на «вмешательство России в американские президентские выборы».

— Я тогда раскритиковал это решение (о высылке и аресте.— “Ъ”), мне оно сразу показалось нелепым. Не надо было этого делать. От случившейся затем череды ответных высылок пострадали и продолжают страдать обе страны. Мне бы хотелось, чтобы наши президенты и министры иностранных дел нашли выход. Не может быть ни одна из сторон заинтересована в том, чтобы настолько ограничивать возможности взаимодействия с другой. Да, эти шаги преподносятся как наказание за реальные или воображаемые неприемлемые действия другой стороны, но мне кажется, что такие шаги никому пользы не приносят.

— А если вернуться в 1987 год, вы сказали, что это был непростой период, как справлялось посольство?

— Особо сложными были первые месяцы, может быть год. Нам, к примеру, надо было выполнять функции выбывших местных сотрудников нашего консульского отдела. А на них была возложена большая часть бюрократической работы. Это же касалось и секции по связям с общественностью. Насколько я понимаю, это и сейчас станет существенной проблемой, посольство уже перестало выдавать визы. Гражданам РФ придется получать визы США в других странах. Не представляю, кому такая ситуация может быть на пользу. Но я понимаю, почему посольство вынуждено свернуть эти услуги в условиях отсутствия персонала, ведь это связано с большим количеством обрабатываемой информации и серьезными требованиями к этому процессу со стороны властей США. То, что наша миссия вынуждена работать в таких условиях, плохо и для США, и для России. Я очень надеюсь, что люди, причастные к принятию решений с обеих сторон, осознают пагубность той ситуации, в которую они сами себя завели, и начнут отматывать все обратно.

— Что было в бытовом плане самым сложным для вас в период, когда вы были послом?

— Честно говоря, мне кажется, что мы, американцы, неплохо умеем делать все сами, в том числе выполнять несвойственные для той или иной профессии функции. Мне было совершенно несложно самому садиться за руль посольской машины, когда у меня на протяжении нескольких месяцев не было водителя. Единственная сложность возникала, когда в дороге кто-то звонил и нужно было срочно искать место для парковки, чтобы поговорить. Когда у тебя есть водитель, ты об этом не думаешь.

Я много чего сам делал. Скажем, когда в Москву прилетела группа сенаторов из Вашингтона, я наливал и разносил им напитки. Но на ужин я их все же пригласил в другое место.

Единственное, что из-за необходимости совмещать несколько функций у тебя меньше времени для выполнения своей основной работы. Но мы справлялись. Помню, что, пока у нас не было нового персонала из США, мы доплачивали нашим морпехам за уборку, они это делали в свободное от основной работы время. Может быть, не так хорошо, как надо, но в целом неплохо. А потом люди сами стали стараться держать свои офисные помещения в большем порядке, им не составляло труда пойти и самим вытряхнуть мусорное ведро или протереть пыль. Да, эти бытовые вопросы докучали, но мы со всем справлялись.

Кстати, советские власти тогда сделали одно исключение: нам разрешили продолжить обучение русскому языку с нашими местными преподавателями. Но мы их должны были нанимать не от посольства, а частным образом.

Главная проблема была в том, что в этих ограничениях не было никакой логики. Они вводились как ответ на какие-то сочтенные неприемлемыми действия, но после этого наша сторона реагировала зеркально, и получалась спираль взаимных высылок, от которой страдали все. Это чем-то напоминает членовредительство. Такие меры не помогают решать общие проблемы. А их у нас что тогда, что сейчас было много.

— Например?

— Сегодня США и Россия (и кстати, Китай тоже) сталкиваются с множеством общих вызовов — пандемия коронавируса, изменение климата, миграционные потоки и так далее. Нам надо совместно решать эти проблемы вместо того, чтобы ссориться из-за менее значимых вопросов. А искусственно ограничивая возможности дипломатов выполнять свою работу, мы подрываем шансы на успешные совместные действия по преодолению глобальных проблем. Я абсолютно убежден, что у нас на самом деле куда больше общих интересов, в том числе в сфере безопасности, чем расхождений.

Интервью взяла Елена Черненко

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...