Коротко

Новости

Подробно

Вы матом ругаетесь?

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 5
ФОТО: АЛЕКСЕЙ КУДЕНКО
       Вот уже месяц Октябрьский суд Ростова-на-Дону разбирается, обматерил ли певец Филипп Киркоров журналистку Ирину Ароян, и если да, то повредило ли это ее чести и достоинству. У российской общественности шоу вызвало неожиданно большой интерес.
       
       Екатерина Лахова, председатель комитета Госдумы по делам женщин, семьи и молодежи. Иногда, но только в присутствии коллег-политиков. В основном, если плохо понимают или когда нужно поставить на место. А вот когда мужчина оскорбляет женщину прилюдно, это противно. Тем более Киркорова сделала женщина, вряд ли он сам чего-нибудь бы добился. Но в этой истории хватило бы извинения.
       
       Анатолий Корнуков, в 1998-2002 годах главком ВВС, генерал армии. Было, ругался. Но главное, чтобы применение мата не было смыслом жизни.
       
       Михаил Швыдкой, руководитель Федерального агентства по культуре и кинематографии. К сожалению, да. Но никогда с родными и подчиненными. Матом можно ругаться со старшими по званию или равными по положению. Я воспитывался бабушкой и дедушкой, у них мату и научился. А сейчас я стараюсь ругаться как можно меньше, хотя считаю, что мат — это образ в жизни и поэзии.
       
       Александр Починок, помощник председателя правительства, экс-министр труда. Нет, а если срываюсь, ужасно расстраиваюсь. Я не люблю и не ценю мата. Родители в четыре года дали словарь Даля и я стараюсь говорить на его языке.
       
       Наталья Белохвостикова, актриса. Нецензурные слова я, конечно, знаю, но вслух никогда не произношу. Матерные слова уже не только на слуху, но и на рекламных щитах. Однако приличные люди на публике такие слова не употребляют. А уж при женщине — тем более.
       
       Роман Трахтенберг, шоумен, ресторатор. Нет, не ругаюсь, я на нем разговариваю. Более того, считаю себя специалистом — защитил на эту тему диссертацию. А журналистов я уважаю и считаю, что каждый человек достоин уважения, даже если он и полный гад.
       
       Людмила Нарусова, член Совета федерации. Я стараюсь заменять мат аналогами. Например, про то, что творилось в эпоху приватизации можно сказать "скоммуниздили". Я не ханжа, когда молотком по пальцу попадаю, могу что угодно сказать, но на публике — исключено.
       
       Борис Березовский, президент Фонда гражданских свобод. Мат — это неотъемлемая часть великого русского языка. Она очень значима и лучше других слов передает эмоции. Мат может быть хамский, а может — возвышенный. Русский человек может, любуясь на великолепный закат или восход, прочувствованно сказать: "Хорошо-то как..." и дальше семиэтажным. А мат Киркорова — хамский.
       
       Олег Сысуев, первый зампред совета директоров Альфа-банка. Ругаюсь, но также бью по морде любому мужчине, который ругается матом при женщине. Хотя, может, это и пережитки. На работе выражаюсь очень редко. Чаще это бывает, когда плохо себя контролирую: скажем, падаешь на горных лыжах на скорости более 100 километров в час.
       
       Анна Доморад, директор программ Американского совета по международному образованию в СНГ. Очень редко, примерно два раз в год по-русски и столько же по-английски. И то, когда иных слов не хватает. На родном языке у меня получается эффективнее. Русским матом я не очень владею. Мне кажется, что человек, который является в какой-то мере воплощением культуры, не должен себе такого позволять.
       
       Дуглас Гриер, консультант по стратегии компании "ПрайсвотерхаусКуперс". Стараюсь не ругаться, но если очень злюсь или что-то не получается — вырывается. Видимо, и Киркоров очень злился. Бывает, нужно выразиться, но человек должен думать, что из этого получится.
       
       Вячеслав Володин, зампред Госдумы. Иногда, матом я научился выражаться в пять лет. Я воспитывался у бабушки в деревне, и, когда мама услышала, она была в ужасе. И стала отучать меня от мата, причем так, что до 1996 года я вообще не употреблял такие слова. Но когда пришлось работать со строителями, все вспомнил.
       
       Альберт Макашов, депутат Госдумы, генерал-полковник. Конечно. Одна учительница после октября 1993 года объяснялась мне в любви: "Ты такой хороший, но как же ты матом у мэрии ругался". Американцы даже пришли к выводу, что выиграли у японцев за счет того, что в английском языке слова короче, и они могли быстрее отдавать приказы и координировать действия. У нас, если ругаться не надуманно, а от сердца и печенки, это идет на пользу, мобилизует.
       
       Александра Маринина, писатель. Только в очень близком кругу, для полноты передачи эмоций. Это может быть возглас восхищения или удивления. Но публично никогда не выражаюсь. А когда пишу, вообще обхожусь без мата.
       
       Дмитрий Орлов, президент банка "Возрождение". Бывает, но не в присутствии женщин. Русский язык богат и могуч, но все должно быть к месту. Крепкое словцо к месту может и не резать слух, а, наоборот, быть вполне стилистично и ситуативно оправдано.
       
       Игорь Губерман, литератор. Я не ругаюсь, я на нем мыслю и говорю. Поэтому мат при женщинах меня тоже не смущает. Ведь не секрет, что многим это нравится, зачастую, они знают больше неприличных слов, чем я.
       
       Сергей Филатов, лидер Конгресса интеллигенции России. Очень редко, бывает, годами не ругаюсь. Когда накапливается горечь, томление и слов не хватает, чтобы что-то толково вложить некоторым людям, бывает, и ругнусь. Не знаю, доходит ли до них, но на душе становится легче. А хамство никого никогда не украшало, даже если журналистка и делает на имени Киркорова себе рекламу.
       
       Владимир Кузин, начальник отдела оргобеспечения и дознания Главного управления ГИБДД МВД по Москве. Только про себя, особенно, когда журналисты доведут. Но прилюдно не выражаюсь. Анекдоты с ненормативной лексикой я вообще не приемлю, это некрасиво. И неважно, связаны они с милицией или армией.
       
       Михаил Куснирович, глава компании Bosco di Ciliegi. Вообще-то, я эти слова знаю, но применяю по случаю. Я никогда не ругаюсь при женщинах, детях, родственниках и людях, с которыми я на "вы". Когда пламенно выражаются при моей жене, я всегда это пресекаю, а в период ухаживания за такое пресечение даже схлопотал по физиономии. Но сорваться, конечно, могу.
       
       Олег Малышкин, депутат Госдумы. Только в экстремальных ситуациях, чтобы действие возымело. А так, если даже кирпич на голову упадет — сдерживаюсь, ведь толка-то от ругани нет. И зачем Киркорову и журналистке поднимать такой шум, доводить дело до суда? Не нравится тебе Киркоров, зачем идешь к нему на пресс-конференцию? Видишь, что работа не пошла — встала и ушла. Так нет же. А Филипп тоже не прав — не имел права так высказываться.
       
       Владимир Тихонов, губернатор Ивановской области. Практически нет, меня трудно вывести из себя. Но как и все порядочные люди, я к мату отношусь ненормально. Хотя спокойно переношу то, что можно прийти в любой книжный магазин и купить словарь ненормативной лексики, ведь это наше русское создание. Я уверен, что русский мат гораздо доходчивее, чем иностранный.
       
       Хирург, президент ассоциации байкеров "Ночные волки". Конечно, даже есть любимые словечки. Мне нравится группа "Ленинград", они хорошо используют мат. Зря Лужков запретил их концерты. Хотя на самом деле он им лишнюю рекламу сделал.
       
       Владимир Шаманов, губернатор Ульяновской области. На работе, с подчиненными — никогда. Я считаю, что мат непозволителен ни на бытовом, ни на деловом уровне. Но в обыденной жизни мат распространенное явление. Это даже приписывают русскому характеру. И это печально.
       
       Юрий Трутнев, министр природных ресурсов. Нет. Я даже гадости умею говорить очень вежливо.
       
ВОПРОС НЕДЕЛИ / СЕМЬ ЛЕТ НАЗАД*
Как, хорошо быть генералом?
       
       Президент постановил сократить число генералов на 500 голов. И правильно сделал. Потому что, как выяснил Ъ, большинство считает, что быть генералом плохо.
       
       Олег Калугин, генерал КГБ в отставке. Престиж генеральского звания, безусловно, упал. В советские времена генералы не были столь распространены. Страна стала в два раза меньше, а генералов все больше и больше. Это воспринимается как взятка военным за лояльность.
       
       Юрий Грабовский, ефрейтор, в/ч 25381. Да бог его знает! Я больше года служу — и ни одного генерала не видел. Но всем остальном хреново, это точно.
       
       Алексей Венедиктов, директор информационных программ радиостанции "Эхо Москвы". Чрезвычайно тревожно. О том, насколько твои звание и должность соответствуют твоему месту, в условиях начавшейся реформы знают только Ельцин, Батурин и Сергеев. Да и то не всегда.
       
       Вячеслав Никонов, президент фонда "Политика". Генералом быть нелегко. Я сам какое-то время работал на должности генерал-лейтенанта в бакатинском КГБ. И хотя звания я этого не имел, но успел прочувствовать, что это такое. Никогда не работал так много и так долго.
       
       Борис Алешин, первый замдиректора ГосНИИ авиационных систем. Очень сложно. Армия испытывает проблемы с финансированием и надо проявлять большую изобретательность, чтобы люди работали на энтузиазме.
       
       Владимир Урбан, заместитель главного редактора газеты "Красная звезда", капитан первого ранга. Генерал должен жить так, как живет армия, а армия сегодня живет плохо. С другой стороны, мы, журналисты, сами создали образ жирующего генерала. А настоящие генералы, которые в частях, свою зарплату получают после солдат и офицеров.
       *Должности указаны на момент опроса.

Комментарии
Профиль пользователя