Имущество Алексея Бажанова делят до продажи

В покупке долга основателя воронежского «Маслопродукта» кредиторы подозревают «аффилированное» лицо

В деле о банкротстве экс-замглавы Минсельхоза РФ, основателя воронежского холдинга «Маслопродукт» Алексея Бажанова разгорается спор об объеме взыскания долга за счет имущества бывшего чиновника. Малоизвестный воронежский предприниматель Борис Герасимов добился включения в реестр долга в 2,25 млрд руб., но представители господина Бажанова и финансовый управляющий Кирилл Руин потребовали отменить это решение. Не согласен с ним и основной кредитор — группа «Благо» Аркадия Фосмана (сумма требований — 9,88 млрд руб.): представители ГК предъявили в суде схему, согласно которой господин Герасимов «аффилирован» с господином Бажановым через цепочку бизнес-взаимоотношений своего брата. Эксперты пока не видят формальных причин для исключения требований Бориса Герасимова из реестра. Формально у господина Бажанова имущества в России почти не осталось.

Фото: Валерий Левитин, Коммерсантъ  /  купить фото

Фото: Валерий Левитин, Коммерсантъ  /  купить фото

Девятый арбитражный апелляционный суд пока принял к производству только одну жалобу на определение арбитражного суда Москвы от 21 июня — от самого Алексея Бажанова. Доводы представителей бывшего замминистра не раскрываются. Жалоба финансового управляющего Кирилла Руина к производству пока не принята.

21 июня первая инстанция включила в реестр требований к господину Бажанову 2,25 млрд руб., выкупленные 4 августа 2020 года Борисом Герасимовым за 3,8 млн руб. у ЗАО «Маслопродукт-био». Привлечения господина Бажанова к субсидиарной ответственности по долгам компании добилась структура «Блага» ООО «Аквилон», начавшая работать на бывшем активе «Маслопродукта» — заводе в Верхней Хаве Воронежской области. За день до покупки, 3 августа 2020 года, Сбербанк подал в арбитражный суд Воронежской области заявление о признании господина Герасимова банкротом. Впрочем, вскоре банк уточнил, что неназванный долг уже погашен, заявление осталось без рассмотрения.

Алексей Бажанов был признан банкротом в июне 2021 года. Основанием стало заявление группы «Благо». Она хочет взыскать с бывшего чиновника 9,88 млрд руб. — это выкупленные петербургской группой у структуры Связь-банка требования к ЗАО «Ойл продакшн» (входило в «Маслопродукт»), по которым господин Бажанов был привлечен к субсидиарной ответственности.

Тем не менее Кирилл Руин выступил против включения требований господина Герасимова в реестр: он посчитал, что сделка по покупке многомиллиардного долга при наличии у господина Герасимова задолженности перед Сбербанком могла быть мнимой. Возражали против включения требований в реестр и представители «Блага» — «в связи с аффилированностью Герасимова к должнику».

В «Благе» сообщили “Ъ-Черноземье”, что решили не подавать свою жалобу, а поддержать управляющего отзывом. В компании считают Бориса Герасимова аффилированным с господином Бажановым на том основании, что брат нового кредитора — предприниматель Владимир Герасимов — якобы через цепочку компаний связан с ЗАО ГК «Маслопродукт». В 2000-2012 годах Владимир Герасимов возглавлял ООО «Компания Эмпакт», подконтрольное ООО «Экономпроф». «Экономпрофом» в 2003–2004 годах руководил Дмитрий Рыбин, затем перешедший на аналогичную должность в ООО «Зерноспецторг-Воронеж» (занимается оптовой торговлей масличными).

Его предшественником во главе «Зерноспецторга» был Серей Алексеенко, который уже в 2012 году возглавил ООО «Мельник». Ранее «Мельником» руководила Ирина Алексеенко, а после нее и до Сергея Алексеенко, в 2011-2012 годах, — Павел Золотарев. Господин Золотарев и Алексей Бажанов владеют по 50% ЗАО ГК «Маслопродукт». Представленная «Благом» схема подтверждается данным Kartoteka.ru, убедился “Ъ-Черноземье”.

Адвокат, руководитель рабочей группы юридической компании РКТ Анастасия Шамшина (представляет интересы «Блага» в разбирательстве) пояснила “Ъ-Черноземье”, что из-за аффилированности господина Герасимова с господином Бажановым «должен быть применен повышенный стандарт доказывания обоснованности включения требования Бориса Герасимова в реестр требований кредиторов».

Представляющая господина Бажанова в судах Кристина Камшилина не ответила на запросы“Ъ-Черноземье”, направленные через соцсети.

Управляющий партнер юридической компании «Иккерт и партнеры» Павел Иккерт отмечает, что законодательство «позволяет причислять к аффилированным достаточно широкий круг лиц»: «Но практика указывает, что необходимым признаком является наличие отношений зависимости. Представленная цепочка слишком длинная: она может подтверждать наличие аффилированности, а может и не означать этого. Чтобы исключить требования Бориса Герасимова из реестра, суду должны быть представлены весомые доказательства — например, некие документы, свидетельствующих об обязательствах. И даже если наличие аффилированности будет доказано, это не означает, что требования Герасимова должны быть обязательно исключены из реестра. Возможно, в этом случае он просто не будет голосовать на собраниях кредиторов по ряду вопросов, а очередность удовлетворения его требований будет ниже — тогда он сможет получить чуть больше, чем ничего. В интересах кредиторов не столько исключение Герасимова, сколько именно признание его аффилированным».

Адвокат, партнер ООО «Правовая группа» Владимир Шалаев согласен, что одна только схема не свидетельствует о заинтересованности: «Это далекая связь — можно вспомнить теорию рукопожатий. В самой по себе покупке требования нет ничего удивительного, но стоимость уступленного может вызвать вопросы». Член Ассоциации юристов России Дмитрий Уваров подчеркивает, что для успешного обжалования нужно доказать возможность влияния всех описанных в схеме лиц «на бизнес-процессы по всем компаниям внутри этой группы».

Сам факт наличия у господина Герасимова долга перед Сбербанком в период покупки прав требования «не является безусловным доказательством мнимости сделки», полагает господин Уваров: «Только если доказательства реальной оплаты прав требования отсутствуют или оспоримы, суд сможет согласиться с доводами о мнимости».

Олег Мухин


Какое имущество есть у Алексея Бажанова в России

Анастасия Шамшина ранее говорила „Ъ“, что, по данным службы судебных приставов, на территории РФ выявлено «лишь пять мужских наручных часов престижных брендов, которые можно обратить в счет уплаты долгов Бажанова». Также, по ее словам, на бывшую супругу господина Бажанова «зарегистрирован целый ряд дорогостоящих объектов недвижимости, а обладателем права аренды земельного участка сельхозназначения в Воронежской области рядом с маслоэкстракционным заводом является компания, бенефициаром которой через сложную корпоративную структуру и офшорные организации, по версии адвокатов “Блага”, является Алексей Бажанов». Стоимость этого имущества пока не определена, но «Благо» подало иски об обращении взыскания на него.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...