Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Азаров / Коммерсантъ   |  купить фото

Состояние стабильно стратегическое

Что Россия ждет от перезапуска диалога по стратегической стабильности с США

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 1

В среду в Женеве пройдут первые российско-американские консультации по вопросам стратегической стабильности с момента прихода к власти в США новой администрации. Перезапустить диалог по этой теме в ходе недавнего саммита договорились президенты Владимир Путин и Джо Байден. Но главы государств не согласовали повестку переговоров — это только предстоит сделать делегациям двух стран. Россия, судя по всему, со своими пожеланиями, уже определилась.


Договоренность о возобновлении диалога по стратегической стабильности стала главным практическим итогом июньского саммита президентов России и США Владимира Путина и Джо Байдена. В совместном заявлении глав государств уточнялось, что при помощи перезапуска этого механизма они стремятся «заложить основу будущего контроля над вооружениями и мер по снижению рисков». К реализации их договоренностей межведомственные делегации двух стран приступят уже завтра — в Женеве, том же городе, где и встречались главы государств. Российскую команду переговорщиков возглавит заместитель министра иностранных дел Сергей Рябков.

В ходе состоявшегося на днях онлайн-семинара, организованного Центром энергетики и безопасности (ЦЭБ, Россия) и Центром изучения проблем нераспространения имени Джеймса Мартина (CNS, США), Сергей Рябков подробно рассказал, что Москва ожидает от встречи в Женеве. Прежде всего он выразил надежду, что возобновление диалога по стратегической стабильности позволит улучшить отношения России и США и укрепит их безопасность. Напомним, при администрации Дональда Трампа двусторонние контакты по этой тематике начались очень поздно, едва ли не под конец президентского срока. В итоге, несмотря на интенсивный график встреч и готовность сторон к компромиссам, им не удалось добиться главного — продлить на пять лет истекавший Договор о стратегических наступательных вооружениях (ДСНВ). С Джо Байденом этот вопрос был решен за считаные дни — даже без очных встреч, просто по телефону.

Вместе с тем Сергей Рябков отметил, что, начиная новые переговоры в Женеве, стороны выходят на «неизведанную территорию», поскольку им предстоит попытаться встроить в архитектуру стратегической стабильности вооружения и технологии, которых не было десять лет назад, когда подписывался ДСНВ. Напомнив, что у Москвы и Вашингтона в стратегической сфере и без того много разногласий, замминистра тем не менее дал понять, что Россия готова к диалогу с США, поскольку на этих двух странах, обладающих самыми крупными в мире ядерными арсеналами, лежит особая ответственность за безопасность в мире.

«Мы полагаем, что настало время для возобновления систематизированного, всестороннего, ориентированного на результат диалога по стратегическим вопросам с США»,— заявил Сергей Рябков.

И рассказал, как российская сторона представляет себе повестку этого диалога.

Прежде всего, по словам Сергея Рябкова, надо провести «совместный обзор озабоченностей каждой из сторон в сфере безопасности». Затем можно приступать к обсуждению того, как решать эти проблемы «на равноправной и взаимоприемлемой основе», в том числе посредством контроля над вооружениями.

Россия, продолжил он, предлагает США выйти на новое «уравнение безопасности». «Оно должно включать все факторы, оказывающие влияние на стратегическую безопасность. Прежде всего должен быть учтен весь спектр ядерных и неядерных наступательных и оборонительных вооружений, имеющих стратегический потенциал»,— пояснил российский дипломат. По его словам, такой интегрированный подход в большей степени отвечает современным реалиям, чем прежние договоренности, охватывавшие лишь определенный класс вооружений.

Говоря о наступательных вооружениях, Сергей Рябков подчеркнул, что с точки зрения России важно обсудить ядерные и обычные системы, которые могут быть использованы для нанесения контрсилового удара по целям на территории другой стороны, чтобы резко ослабить или нейтрализовать ее ответный потенциал. При этом из его выступления следовало, что Москва предлагает продолжить фокусироваться на средствах доставки боезарядов и соответствующих платформах.

Что же касается самих боеприпасов, по словам замглавы МИДа, то Россия считает целесообразным сосредоточиться на обсуждении развернутой части арсеналов, «представляющих прямую боевую угрозу».

Отметим, что Роуз Геттемюллер, возглавлявшая американскую делегацию на переговорах по ДСНВ, в недавнем интервью “Ъ” заявила о необходимости начать договариваться об ограничении всех боезарядов, в том числе находящихся на складах. «Договориться о конкретных мерах в этой сфере будет непросто, места хранения боезарядов — это очень деликатная сфера, меры верификации будет нелегко согласовать»,— признавала она. В то же время Роуз Геттемюллер называла этот вопрос «приоритетным» для США. О том, что на столе переговоров должны быть и неразвернутые боезаряды, в ходе мероприятия ЦЭБ и CNS сказал и директор вашингтонского Института перспективных российских исследований имени Джорджа Кеннана Мэттью Рожански. Действующие представители администрации США пока не делали публичных заявлений на этот счет.

Говоря об оборонительных системах стратегического значения, то есть средствах противоракетной обороны, Сергей Рябков подчеркнул, что Россия будет настаивать на сохранении принципа неразрывной взаимосвязи между стратегическими наступательными и оборонительными вооружениями. По его словам, этот принцип лежит в основе самой концепции стратегической стабильности.

Он затронул еще две темы, которые российская делегация намерена поднять в Женеве: предотвращение гонки вооружений в космическом пространстве и обеспечение безопасности космической деятельности, а также недопущение нового ракетного кризиса на фоне развала Договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности.

По словам Сергея Рябкова, вопрос о ракетах средней и меньшей дальности наземного базирования — как в ядерном, так и в обычном оснащении — требует приоритетного внимания. Он напомнил, что Россия предложила ввести проверяемый мораторий на развертывание таких систем. «Мы по-прежнему готовы к обсуждению этого не терпящего отложения вопроса. Надеемся, что наши (американские.— “Ъ”) коллеги поступят мудро и проявят ответственность»,— заявил Сергей Рябков.

При этом он предупредил, что «пространство для дипломатии быстро сужается», поскольку США уже приступили к созданию ранее запрещенных систем. По его словам, Россия будет в одностороннем порядке придерживаться моратория, но только до того момента, пока США не решат развернуть соответствующие вооружения. «Это было бы очень неправильным развитием событий, наносящим ущерб региональной и глобальной безопасности, поэтому мы вновь призываем коллег в Вашингтоне не двигаться в направлении этого возможного нового ракетного кризиса»,— заявил глава российской делегации.

Американскую делегацию на консультациях в Женеве возглавит первый заместитель госсекретаря США Уэнди Шерман. Между тем непосредственным визави Сергея Рябкова в новой администрации является заместитель госсекретаря по контролю над вооружениями и международной безопасности Бонни Дженкинс. Она тоже поедет в Женеву, но не в качестве главы делегации, поскольку в должности Сенат смог утвердить ее только 21 июля (до этого ее кандидатуру блокировал сенатор-республиканец Тед Круз, требовавший от Белого дома новых санкций в отношении газопровода «Северный поток-2»). Уэнди Шерман пока не делала заявлений относительно ожиданий США от переговоров в Женеве. Бонни Дженкинс в Twitter написала, что на своем посту среди прочего будет добиваться «уменьшения риска ядерной войны посредством эффективного контроля над вооружениями» и «ограничения ядерных потенциалов России и Китая».

Елена Черненко


Комментарии
Профиль пользователя