Коротко

Новости

Подробно

28

Фото: Rolls - Royce

Передвижная выставка

Или «экспонаты руками не трогать»

Журнал "Коммерсантъ Автопилот" от , стр. 72

Слово «галерея» имеет немало значений. Первоначально это вытянутое в длину помещение, переход между разными частями зданиями. Придумали в Италии; конечно же, на одной стене были окна, а на противоположной, глухой, – произведения искусства: скульптуры, живопись, гобелены… Турки придумали «минную галерею» – так назывался потайной подземный ход, прорытый под стену неприятельской крепости, заканчивавшийся камерой с адским количеством взрывчатки. К какой из галерей ближе то, что придумала для Phantom VIII марка Rolls-Royce, сказать сложно. С одной стороны, это «художественные галереи». Но в силу своей эксклюзивности и дороговизны каждая из этих галерей, конечно же, «бомба».


Григорий Митин


Помимо алюминиевой архитектуры кузова, бесшумного мотора и прочих чудес, марка дала возможность клиентам создать внутри автомобиля и возить с собой какое-нибудь особенное произведение искусства. Понятно, что каждый «Фантом» – уже произведение искусства, но кашу маслом не испортишь, поэтому пусть внутри него будет еще одно. Знаете, как в усадьбах особым шиком считалось, чтобы было озеро, посередине его остров, на котором еще озерцо с еще одним островком. И так можно до бесконечности, кстати.



Новый способ кастомизации в Гудвуде назвали «галереей». Это пространство в передней панели под витриной из бесшовного стекла, в котором владелец может поместить произведение искусства, но в принципе – все, что ему захочется: от рисунков собственного ребенка до запаянной в стекло композиции из воблы, купленной на набережной в Волгограде.

Впрочем, чаще клиент все же выбирает дизайнера или художника с мировым именем, совместно с которым команда Bespoke создаст экспонат для галереи его нового Phantom.

Пару месяцев назад Rolls-Royce Motor Cars ввела в эксплуатацию на своем заводе в Гудвуде так называемую чистую комнату, в которой происходит окончательная сборка «галерей», – подобного рода помещения есть на предприятиях по производству микрочипов или фармацевтики. Заходить в нее могут лишь пять специально обученных сотрудников, причем не больше чем по двое. А перед этим в специальном предбаннике они проходят обработку куда более серьезную, чем врачи перед входом в «красную зону» ковидной больницы. Ибо здесь задача «не заразить», а не «не заразиться». Никакой косметики или дезодорантов. Надевать защитную одежду – строго сверху вниз, чтобы снизить риск загрязнения волосами и прочим. Сама одежда – безворсовая хирургическая, включая сетку для волос, стерильную маску, хирургический комбинезон и галоши. Сотрудники предварительно должны вымыть руки деионизированной водой, чтобы предотвратить возможное попадание в «чистую комнату» мыла. Изготовленные на заказ латексные перчатки без пудры были разработаны специально для Rolls-Royce, чтобы обеспечить стопроцентное удержание влаги, образующейся из-за потоотделения внутри перчатки.

Так рождается красота. А она, как известно, требует жертв. Каких именно? Ответ вы найдете на следующих страницах.

Беззащитны шипы


Если вы думаете, что роза может быть частью декора автомобиля, только когда она запаяна в плексигласовый набалдашник на рукоятке КП – во времена СССР такие были писком моды на «Жигулях», – то ошибаетесь. Именно эти цветы сложились в композицию галереи Immortal Beauty. Фарфоровые розы для «Бессмертной красоты» были изготовлены вручную на фарфоровой мануфактуре «Нимфенбург» в Баварии. Предприятие было основано в 1747 году, и вот уже почти три века нимфенбургский фарфор украшает дома самых известных семей мира. В основе дизайна – роза сорта Phantom, выведенная эксклюзивно для Rolls-Royce селекционером Филиппом Харкнессом. Этот цветок произрастает лишь в одном месте в мире – в саду завода марки в Гудвуде. В композиции отображены разные стадии жизни розы – от бутона до распустившегося цветка, состоящего из 80 слепленных вручную элементов. Фон, на котором изображены цветы, – это тоже фарфор, только черный. Бисквитный фарфор белого и черного цветов впервые обжигали вместе – для этого на мануфактуре была специально разработана новая технология.

Дружка твоего Фокса


Британский дизайнер и ювелир Ричард Фокс и раньше находил возможность украшать клиентские «Фантомы» драгоценными и полудрагоценными камнями: бриллиантами, изумрудами, сапфирами, рубинами и танзанитами. С появлением галерей у Фокса появилась возможность от самодеятельности перейти к участию в глобальном проекте. В своей галерее, получившей название Astrum, Ричард попытался изобразить звездный взрыв. В центре платиновой композиции – бриллиант классической огранки. Словно лучи солнца, от него растут серебряные иглы, в которых заключены аметисты. Основа композиции выгравирована с эффектом гильоше, что придает ощущение глубины, и выкрашена в аметистовый лак, подчеркивающий яркость камней. Хотя, как признаются Фокс и его соавтор из Rolls-Royce Bespoke Design Алекс Иннес, вдохновлял их не только космос, но и, например, морские ежи, растения, взрывы и даже небоскребы. Часы, которые многие, кто их видел, считают жемчужиной интерьера, украшены дополнительным гильошированным узором из стерлингового серебра с тем же аметистовым оттенком, который дополняет основную часть работы.

Золотые кирпичи


Те, кто постарше, наверняка помнят грандиозный рекламный ролик, снятый Тимуром Бекмамбетовым для банка «Империал». Как пришли испанцы, взяли у инков выполненные из золота фигурки животных и переплавили их в золотые кирпичи. Галерея мюнхенского дизайнера Торстена Франка тоже чем-то напоминает стену из золотых кирпичей. Но не все так просто. Генетические данные владельца «Фантома» оцифровали, и потом с помощью специального алгоритма они обрели визуальную форму – методом 3D-печати были запечатлены в композиции из нержавеющей стали. Далее этот элемент вручную отполировали и покрыли 24-каратным золотом, превратив галерею в настоящий шедевр ювелирного искусства, скульптуры и дизайна. Как поясняет Франк: «В течение дня наша душа меняется тысячи раз под воздействием тысячи факторов, как внешних, так и наших внутренних. Галерея, которую я назвал Digital Soul, тоже меняется в зависимости от освещенности и угла, с которого мы на нее смотрим». Может, когда-нибудь изобретут прибор, который, отсканировав эту композицию, сообщит все данные ДНК владельца, нарушив тем самым врачебную тайну.

Спасение утопающих


Шелковая материя, плавно струящаяся под водой, лично у меня рождает ассоциации с каким-нибудь голливудским сюжетом, по которому героиня медленно опускается на дно водоема, но потом ее спасают. Или не спасают – загробные названия моделей марки Rolls-Royce допускают и такое развитие событий. Однако лондонский дизайнерский коллектив Based Upon, когда работал над галереей A Moment In Time, думал немного о другом. Наблюдая движение под водой шелковой ткани, они хотели воспроизвести летящие, а не плывущие одежды «Духа экстаза». Полоска шелка протягивалась через резервуар с водой. Все ее изгибы тщательно фиксировались на фотопленку. На основе снимков изготовили цифровую модель. Потом по модели вручную слепили из глины ту самую как бы материю. Затем изделие немного приплющили, чтобы оно по толщине поместилось в стеклянную капсулу галереи. Наконец, была изготовлена деталь из цельного листа алюминия. Благодаря ювелирной полировке она полностью повторяет изгибы и сияние шелковой ткани. Те, кто видел эту галерею внутри автомобиля, говорят, что ты буквально чувствуешь дыхание призрака, от которого развевается ткань.

Муза навеяла


В начале XX века натурализм женского тела не принято было выставлять напоказ. Именно поэтому часть публики смущало изображение «Духа экстаза», украшавшего капоты Rolls-Royce, многим казалось, что дама только что встала с кровати и тут же полетела. В том, в чем была. И лишь декаданс принес фасоны типа туники, позволяющие легчайшим тканям обвивать на ветру женские станы. Именно такой прием использовал Чарльз Сайкс в своей ставшей знаменитой скульптуре. Поначалу каждая статуэтка делалась по собственному лекалу, и потому складки развевающейся одежды у фигурок были немного разными. Такими же разными получаются и складки ткани на аппликациях, повторяющих фрагмент крыла «Духа экстаза», которые создала для галереи Whispered Muse британская художница Хелен Эми Мюррей. У нее свои уникальные приемы работы с тканью. Она умеет превращать текстиль, кожу или замшу в оригинальные трехмерные декоративные поверхности. Рельеф складок при этом выглядит вполне естественно. Художница использовала обивочную ткань разных оттенков, шелковые нити, а для придания объема – пух олененка.

Поскрести по Суссексу


Западный Суссекс славится великолепием ландшафтов – в графстве целых 27 заповедников, многие из которых оберегаются законом как «зоны выдающейся природной красоты». Именно красота природы произвела самое сильное впечатление на китайскую художницу Лян Юаньвэй, когда ее пригласили в штаб-квартиру Rolls-Royce в Чичестере – это как раз в Западном Суссексе – создать работу для галереи нового «Фантома». Лян Юаньвэй широко известна своим уникальным видением мира. Для «фантомной галереи» она запечатлела осенние краски английской сельской местности, которые окружают техническое совершенство и статус Rolls-Royce на его малой Родине. То есть, где бы ни оказался автомобиль, Суссекс будет с ним, только не снаружи, а внутри. Лян Юаньвэй наносит краску так густо, что листва галереи Autumn Palette кажется объемной. Техника авторская и довольно сложная – прожилки, остающиеся от естественных волнистых линий кисти, заполнены дополнительными слоями краски, чтобы создать отделку, напоминающую шелк или атлас. Впечатление тканой текстуры вносит изысканность и утонченность, которая просто окутывает своей безмятежностью.

Комментарии
Профиль пользователя