Об особенностях национального характера русского народа


Русский характер и успех
       Большое количество отечественных исследователей - этнографов, писателей, философов всегда уделяли большое внимание проблеме национального  характера русского народа, пытаясь найти то особенное и неповторимое его  качество, отличающее его от других народов. Среди тех, кто пытался понять загадки русской души, мы видим имена Пушкина и Хомякова, Данилевского и Соловьева, Бердяева и Ильина, Сорокина и Булгакова,  Федотова и Лосского, многих исследователей советского и постсоветского периода. Этот интерес вполне понятен и закономерен, потому что понимание  особенностей национального характера позволяет экстраполировать развитие  любого общества. Не случайно, что в военных разведывательных ведомствах  западных стран изучение проблем национального характера входит в число  важнейших направлений, имеющих стратегическое значение для прогнозов  военных действий.
       По поводу темы нашего разговора знаменитый французский социолог Г.Лебон  в конце 19-го века в своей книге "Психология народов и масс" писал:  "Без предварительного знания душевного склада народа история его кажется  каким-то хаосом событий, управляемых одной случайностью. Напротив, когда  душа народа нам известна, то жизнь его представляется правильным и  фатальным следствием из его психических черт. Во всех проявлениях жизни нации мы находим всегда, что неизменная душа расы сама гнет свою судьбу.
       В политических учреждениях с наибольшей силой проявляется верховная  власть расовой души. К каким бы партиям ни принадлежали борющиеся силы,  как бы ни называлась власть в стране - королевской, президентской,  императорской, коммунистической, любая из них имеет один и тот же идеал,  и этот идеал есть выражение чувства расовой души. Народный характер  создает судьбу нации... Душа народа, душа расы является неизменной, а  государственный строй, политические учреждения - лишь производное от  характера народа. Какие бы события ни происходили в той или иной стране,  как бы народ ни пытался изменить существующие формы правления и  политические учреждения, он не в состоянии избавиться от того, что  вытекает, что является следствием души народа... Правление какого-нибудь  монарха в той или иной африканской стране будет значительно лучше для  народа данной страны, чем применение к ней принципов самой искушенной  европейской конституции. В силу этого, что у каждого народа душа своя,  свой дух, в странах не может существовать одинакового политического  строя".
       Хотя концепцию Г.Лебона некоторые ученые называли и называют  антинаучной и антиисторичной, тем не менее, этому исследователю удалось  выявить проблему связи между особенностями психического склада данного  народа и общественным устройством его жизни.
       Выявив наиболее существенные черты нашего национального характера, можно  будет ответить и на вопрос о том, какой успех в жизни наиболее  соответствует его природному архетипу. Это особенно важно в эпоху бурных  социальных перемен, когда только такое обращение к духовным истокам  становится действительным спасением.
       Природный темперамент русских людей, на который накладываются все  последующие внешние социальные влияния, психологи-исследователи относят  к так называемому эпитимному типу.
       Одной из наиболее характерных черт эпитимного склада личности является  сильное стремление к власти и постоянного расширение своего влияния на  окружающий мир. Начальники такого склада часто бывают  слащаво-угодливыми по отношению к вышестоящим представителям власти и  деспотически подавляющими по отношению к подчиненным.
       Для них так же характерны колебания настроения от глубокой апатии и  лени, упрямства и инертности до проявления необычайной силы энергии и  исступленной страсти, перед которой ничто не может устоять. Эти  колебания часто связаны не столько с внешними обстоятельствами, сколько  с внутренними физиологическими процессами, протекающими в организме.  Другими качествами эпитимиков являются вязкость и обстоятельность  мышления, стремление к тщательной отделке деталей, основательность и  стремление все свои действия подчинить инструкции или специальному  плану. Поэтому их можно считать прирожденными бюрократами.
       Находясь в спокойной фазе, эпитимики доброжелательны и великодушны,  совестливы и мягки. Находясь в раздражении и гневе, они становятся  жестокими и необузданными. Воспитание и овладение культурой накладывают  на эти природные черты свой отпечаток проявления чувств и мыслей, но,  тем не менее, опытный психолог всегда может определить эпитимика по  особой манере поведения и свойствам мышления.
       Среди представителей эпитимного склада личности в русской культуре можно  назвать имена Толстого, Достоевского, нашего современника поэта и певца  Владимира Высоцкого.

Полярность
       Если оставить в стороне семидесятилетнее влияние коммунистической  идеологии, то следует отметить, что на духовное сознание и самосознание  русских людей наибольшее влияния в течение многих веков оказывала  русская православная церковь. Глубокая религиозность русских, постоянно  отмечаемая как ими самими, так и наблюдателями из других стран, смягчает  проявления эпитимного характера и сформировала в нас такие черты, как  стремление к высшим духовным ценностям, необычайное терпение в трудных  жизненных обстоятельствах, совестливость, доброту и сострадание к  ближнему. Но эти высокие духовные качества могут существовать в одно и  то же время вместе со святотатством, жестокостью и всякими другими  пороками, особенно, если человек стоит далеко от христианской культуры и  должного образования. Известный русский философ-эмигрант  Николай Лосский, посвятивший изучению психологии русского  характера всю свою жизнь, особо обращает внимание на его полярность.
       В нем, наряду со способностью к высшим формам опыта, Н.Лосский отмечает  такие противоречащие друг другу черты русского народа, как страстная  сила воли и леность, "обломовщина"; поиск высших ценностей жизни и  склонность к анархии и нигилизму природная доброта и бессмысленная  жестокость, мессианство и отсутствие самодисциплины. Н.Лосский приводит  любопытное высказывание английского исследователя М.Бэринга,  сравнивавшего свойства характера англичанина и русского: если в каждом  англичанине есть сочетание характера Генриха VIII, Джона Мильтона и  мистера Пиквика, то в русском человеке сочетаются свойства Петра  Великого, князя Мышкина и Хлестакова.
       Об этой противоречивости и многогранности русского человека говорит  Н.Бердяев в своей книге "Русская идея": "Два противоположных начала  легли в основу формации русской души: природная, языческая дионисическая  стихия и аскетически монашеское православие. Можно открыть  противоположные свойства в русском народе: деспотизм, гипертрофия  государства и анархизм, вольность; жестокость, склонность к насилию и  доброта, человечность, мягкость; обрядоверие и искание правды;  индивидуализм, обостренное сознание личности и безличный коллективизм;  национализм, самохвальство и универсализм, всечеловечность;  эсхатологически мессианская религиозность и внешнее благочестие; искание  Бога и воинствующее безбожие; смирение и наглость; рабство и бунт".  Из-за всего этого от русского народа, - указывает Н.Бердяев, - "всегда  можно ожидать неожиданность, поэтому он "в высшей степени способен  внушать к себе сильную любовь и сильную ненависть".
       Обобщенный характер любого народа связан с его коллективным бессознательным, которое, как указывал К.Юнг, может быть выявлено в  содержании типичных сновидений, сказках, мифах, легендах, религиозных  верованиях. Если мы проанализируем содержание русских народных сказок,  то мы можем в них найти и бессмысленную жестокость, и похвалу хитрости и  обману, и стремление поживиться за чужой счет. В сказке о лисе голодная  лиса притворяется мертвой, ее подбирает мужик, который везет воз с  рыбой. Подобрав лису, мужик радуется, что сможет сделать из ее шкуры  своей жене новую шапку. Очутившись в возе с рыбой, лиса повыбрасывала ее  на дорогу и потом преспокойно съела. Попутно она обманула ни в чем не  повинного волка, который в результате встречи с лисой был бит и лишился  хвоста.
       Во многих сказках про бесталанного Иванушку-дурачка счастье приходит к  нему в виде прекрасного коня или Василисы Прекрасной неисповедимыми  путями не как награда за серьезный труд, а либо за "просто так", либо за  небольшую услугу, вроде отпуска на волю пойманной щуки.
       Вершиной желания добиться успеха и стать счастливым, не особенно при  этом напрягаясь, могут служить в качестве иллюстрации известные русские  сказки про Емелю, который, лежа на печи, имел все, что захотел,  приговаривая "По щучьему велению, по моему хотению..." По этому  магическому заклинанию сами колются дрова, сами идут ведра с водой, сама  влюбляется в героя сказки красавица Василиса Премудрая.
       Замечательный русский писатель Николай Лесков в свое время уделили много  внимания этой черте нашего национального характера - желании, не  особенно напрягаясь, разбогатеть как-нибудь сразу, схватив волшебную  жар-птицу за хвост. Отмечая, что счастье - это дело случая и произвола,  Н.Лесков пишет: "Не каждый ли почти из нас рассчитывает более всего на  свое с ч а с т и е, нежели на свой труд и на более или менее  благоприятные обстоятельства, нежели на сознание своих обязанностей, на  полное и честное исполнение их?... Но прочное общественное  благосостояние, как и прочное благосостояние отдельных лиц приобретается  и достигается не с ч а с т и е м, не д а р о м, а трудом, усилиями и  заслугами... счастие, как его обыкновенно понимают люди, не может быть  прочным уже потому, что фундаментом ему служит или случай, или произвол,  а не закон, не нравственное начало. Между тем, таково с ч а с т и е, о  котором мечтают, которого желают себе люди."
       Доказательством этому наблюдению Лескова о нашей генетической  предрасположенности к дармовщине служит всё возрастающее сегодня  количество людей, которые хотят быстро и легко разбогатеть при помощи  игры в рулетку или нажимая на кнопки игрового автомата. Это бедствие,  которое распространяется по стране с ужасающей быстрой становится таким  же социальным злом, как и наркомания.
       Сравнивая русские сказки с западными, несущими в себе нормы  протестантской этики, в частности, со сказками братьев Гримм и сказками  Андерсена, нельзя не заметить, что у последних гораздо чаще и сильнее  акцентируемая достижение успеха не случайным путем, а через упорный труд  и профессиональное мастерство.

Исторические корни          Особенно тяжелые последствия для русского национального характера имело  нашествие татаро-монголов. Тогда, пишет Н.Карамзин, "Забыв гордость  народную, - мы выучились низким хитростям рабства, заменяющим силу в  слабых: обманывая татар, более обманывали друг друга; откупаясь деньгами  от насилия варваров, стали гораздо корыстолюбивее и гораздо  бесчувственнее к обидам, к стыду, подверженные наглостям иноплеменных  тиранов;... чувство угнетения, страх, ненависть, господствуя в душах,  обыкновенно производят мрачную суровость во нравах. Свойства народа  изъясняются всегда обстоятельствами, однако же действие часто бывает  долговременнее причины: внуки имеют некоторые добродетели и пороки своих  дедов, хотя живут в своих обстоятельствах. Может быть, заключает  историк, - самый нынешний характер россиян еще являет пятна, возложенные  на него варварством моголов".
       Если учесть, что принципы авторитарного управления татаро-монголов в  дальнейшем после их изгнания русские цари использовали в своем  собственном правлении, подобный уклад общественной жизни естественным  образом оказался продленным среди определенной части населения на многие  века со всеми вытекающими отсюда последствиями. Н.Лосский приводит  свидетельствование уже цитированного нами М.Бэринга, некоторые мысли  которого, к сожалению, продолжают оставаться актуальными для нашего  общества до сих пор.
       Этот английский журналист, очень любивший нашу Россию и написавший о  ней несколько книг, характеризует ее в начале ХХ-го века как страну,        - "где издержки на жизнь велики и не пропорциональны качеству доставляемых продуктов;
       - где работа - дорогая, плохая и медленная;
       - где гигиенические условия жизни населения очень плохи;
       - где много всяких болезней, включая чуму;
       - где медицинская помощь и приспособления для нее недостаточно;
       - где бедные люди - отсталые и невежественные, а средний класс - беспечный и неряшливый;
       - где прогресс намеренно задерживается и подвергается всевозможным препятствиям;
       - страна, управляемая случаем, где все формы администрации произвольны, ненадежны, и мешкотны;
       - где все формы деловой жизни громоздки и обременены канцелярской волокитой;
       - где взятка - необходимый прием в деловой и административной жизни;        - страна, отягощенная множеством чиновников, которые в общем ленивы, подкупны и некомпетентны;
       - страна, где нет политической свободы и элементарных прав гражданина, где даже программы концертов и все иностранные газеты и книги подвергаются цензуре;
       - где свобода прессы стесняется мелкими придирками, а издатели постоянно штрафуются, иногда арестуются;        - где свобода совести стеснена; страна, где динамит есть единственный политический документ, доступный частному лицу, и политическое убийство- единственная форма гражданского мужества;
       - страна плохого управления;
       - страна, где всякое попустительство и нет закона;
       - где всякий действует, не принимая во внимание соседа;        - где вы можете делать все, что угодно. И не можете критиковать ничего;
       - и где единственный способ показать, что у вас есть мужество иметь свои убеждения состоит в том, чтобы провести ряд лет в тюрьме;
       - страна крайностей, нравственной распущенности и экстравагантного потворства самому себе;
       - народ без держания себя в руках и самодисциплины;
       - народ, все порицающий, все критикующий и никогда не действующий;
       - народ, ревнивый ко всему и ко всем, кто выходит из строя и поднимается выше среднего уровня; смотрящий с подозрением на всякую индивидуальную оригинальность и отличие;
       - народ, находящийся в рабстве у застывшего уровня посредственности и стереотипных бюрократических форм;
       - народ, имеющий все недостатки Востока и не имеющий ни одной из его суровых добродетелей, его достоинства и внутренней дисциплины;
       - нация ни к чему не годных бунтовщиков под руководством подлиз-чиновников;
       - страна, где стоящие у власти живут в постоянном страхе и где влияние может исходить отовсюду,
       - где ничто не столь абсурдно, что ни может случиться; страна неограниченных возможностей, как было сказано в Государственной думе".
       Сказав эти нелицеприятные слова о России, М.Бэринг, тем не менее, говорит: "я люблю эту страну, с удивлением и уважением отношусь к этому народу", потому что "Недостатки России - оборотная сторона положительных качеств ее, столь ценных, что они перевешивают недостатки".

Вечный вопрос - что делать?
       Русский революционный эмигрант Н.К.Судзиловский, посетивший Америку в  середине прошлого века полагал, что пребывание в США закаляло русских  революционеров, способствовало лучшему осознанию ими реалий жизни,  помогало приспособиться к суровым условиям бытия в этой стране. "В  Америку следовало и следует ехать не только учиться решать политические  и социальные задачи, но и лечиться от некоторых важных ущербов русской  души. От недостатка веры в себя, безволья, бестолковости, безалаберности  и теоретичности... С этими недостатками русской психологии нечего думать  не только спасать других, но и себя самих..." Далее этот же автор  проницательно констатирует: "Все зло, все несовершенство русской жизни  скрываются в недостатках русского массового характера, в душе мужика  ключи и к спасению, и возрождению России..."
       В этой же работе приводятся отрывок из письма некоего В. Фрея, про  которого Л.Толстой, состоявший с ним в переписке отзывался как об одном из самых замечательных людей нашего времени.
       В письме В.Фрея известному русскому революционеру Лаврову от 2 октября  1874 года говорится: "Вообще у русских недостаточно развилась еще  созидающая способность. Краснобаи на словах, они куда как плохи, когда  приходиться осуществлять свои теории на практике. А отсутствие энергии и  упорства в достижении делает их еще более смешными реформаторами".
       Сегодня, спустя почто сто лет во многом благодаря началам перестроечных  процессов в советском обществе, начатых десять лет назад, некоторые  мысли, высказанные М.Бэрингом уже изжили себя, но некоторые положения,  высказанные Н.К. Судзуловским - еще нет. Однако, у нас есть все  основания верить в то, что, как показывает опыт истории, русские  образованные люди, осознав в себе определенные недостатки характера,  начинают их с успехом преодолевать и достигают на этом поприще  поразительных успехов.
       Ф.М. Достоевский в романе "Подросток" верно отмечает, что когда русский  увлекается положительными принципами, выработанными Западной Европой, он  становится более европейцом, чем сами европейцы - французы, англичане,  немцы, - потому что он свободен от их национальной ограниченности. В  книге Н.Лосского на этот счет приводятся достаточно веские  доказательства.
       Так, понимая опасность неряшливости при лечении болезней, русские врачи  достигли в дореволюционное время такой чистоты и антисептики, что  московские клиники стояли в этом отношении выше берлинских.         Преодолевая характерную для русских обломовскую лень и инертность,  земские деятели в конце прошлого века поставили городское самоуправление  в провинции на такой уровень эффективности, что он оказался выше  западноевропейского. Под давлением земских деятелей в октябре 1905 года  правительство было вынуждено издать манифест, дававший русскому народу         Известно, что до реформ Александра II и отмены крепостного права  российские суды и административные органы славились своим  взяточничеством и произволом. Это хорошо показал Н.Гоголь в своей   комедии "Ревизор". Зная это, русское общество повело борьбу с этими недостатками столь решительно энергично, что через некоторое время  судебные органы России по свидетельству очевидцев, знавших и  западноевропейскую, и русскую культуру, стояли на большей высоте, чем  аналогичные органы в Западной Европе. Благодаря этому взяточничества в  них было меньше, чем во многих других западноевропейских странах .
       Во второй половине 19-го века русские купцы и промышленники стали  посылать своих детей учиться достижениям европейской  промышленности. Благодаря этому обучению и заимствованию ценного опыта  русская текстильная промышленность к ХХ-му веку начала вырабатывать  сукно такого качества, что стала теснить на рынках англичан. И если  прежде, заказывая сюртук, русские требовали, чтобы он был сшит из  английского сукна, то теперь делали заказ из отечественного ситца,  полотна и сукна.
        За всеми этими примерами можно видеть успехи не только отдельных  промышленников и купцов, таких, как Мамонтов, Шанявский, Серебряков,  Щукин, братья Третьяковы и Морозовы, но и всего российского общества в  целом, достойно входившего в начале нынешнего века в семью европейских  государств. Личный успех упомянутых российских и многих других  предпринимателей оказывался неотделимым от успеха России в целом.  Единственный путь к этому во всех отношениях праведному успеху -  обучение, образование и самовоспитание.
         - "Вообще все недостатки и пороки нашей общественности выходят из  невежества и непросвещения, - писал в своей статье "Россия до Петра  Великого" В.Г.Белинский, - и потому свет знания и образованности  разгоняет их как восход солнца ночные туманы". В другом своем сочинении  В.Белинский отмечал так же способность русских, сохраняя свою  самобытность, брать как свое все, что составляет исключительную сторону  каждого европейского народа.
       Нисколько не умаляя выдающиеся открытия российских ученых в области  науки и техники, такие, как создание периодической системы Менделеева,  открытие радиоволн Поповым и запуск первых космических кораблей, тем не  менее отметим, что благодаря своей хорошей обучаемости и чувством  восприимчивости полезного опыта мы, россияне, в разное время  позаимствовали и применили у себя:
         - у татаро-монголов - систему государственного устройства, налогообложения и способы связи, а так же возгонки спирта, то есть производство водки;
       - у шведов и немцев мы учились стратегии и тактике военного дела;
       - у французов - галантным манерам, а так же умению выделывать тонкие вина и сыры;
       - у китайцев - выращивать и пить чай, изготавливать фарфор, порох и бумагу;
       - у англичан мы научились выделке сукна и обработке льна на чесальных машинах и ткацких станках, а так же узнали, что такое жизнь по гринвическому времени.
       Но особенно восприимчивыми и успешными россияне оказываются в сфере духовного строительства, оставляя здесь далеко позади своих учителей.        Так, мы заимствовали:
       - у византийских греков - христианскую религию и художественную манеру написания своих молельных икон;
       - у французов - жанр литературного романа, классический балет и комическую музыкальную оперетту;
       - у итальянцев - серьезную оперу с ее знаменитым bel canto и академическую живопись;
       - у немцев - немецкую философию и музыкальную форму классической симфонии;
       - у англичан - парламент и любовь к футболу вкупе с рок-музыкой.
       Во всех этих сферах духовной жизни нашими русскими мастерами - писателями, музыкантами, художниками были созданы шедевры, которые по большей своей части навсегда вошли в сокровищницу мирового искусства и достижений человеческого духа. Достаточно назвать имена Толстого и Достоевского, Чайковского и Шостаковича, Бердяева и Сорокина, Репина и Серова.

2. О духовном предрасположении русских
       Чем объяснить тот неоспоримый факт, что русские люди оказываются гораздо сильнее в области духовного строительства, нежели в разумном обустройстве своей обыденной земной жизни? Традиционно это можно объяснять ленью и отсутствием должного упорства в доведении хороших начинаний до их окончательного претворения в жизнь, необязательностью и вере в удачу слепого случая - "авось все и так образуется". Но может быть и другое объяснение. Оно связано с исконной направленностью русского ума в потусторонний мир, в область духовного, в царство Божие, в царство идеального, а не земного, ибо, они следовали завету Христа, который говорил: "Царствие мое не от мира сего". Это в корне отличалось от католичества и протестантизма, утверждавших важность для спасения земных деяний в посюстороннем мире, т.е. в мире земном.
       Один из святых отцов русской православной церкви - святитель Феофан Затворник учил свою паству: "Дело - не главное в жизни человека. Главное - настроение сердца, к Богу обращенное". Другой святой отец - Иоанн Лествичник говорил: "Кто истинно возлюбил Бога, кто истинно желает и ищет будущего Царствия,... тот не возлюбит уже ничего временного, уже не станет суетиться и заботиться ни об имениях и приобретениях, ни о славе и чести мира сего, и ни о чем земном".
       Эти, как и многие другие аналогичные наставления святых отцов православной церкви исходили из Христовой заповеди, что спокойствие души важнее дела, ибо "какая польза человеку, если он приобретет весь мир, а душе своей повредит?" Принцип недеяния характерен для индийской и особенно - для буддийской философии. И он в полной мере проявился в православии.
        Ориентация на теплые и сердечные отношения, а не на прагматический расчет и материальную выгоду -отличительная черта христианской души русского человека. Поэтому, вероятно, нигде в мире нет той особой сердечности и задушевности, которая есть в русских семьях, когда в них собираются близкие родственники и друзья. Словами не передать то чувство душевного комфорта, внутренней радости и покоя, которые воцаряются за общим столом в кругу друзей, и который оказывается непривычным для попавших за этот стол иностранцев. Уехав за границу за более обеспеченной жизнью, многие русские люди тоскуют именно по этому тайному очарованию русского духовного общения, в котором нет места расчету, выгоде и меркантилизму.
       Все российские мыслители, сформировавшиеся в традициях православного христианства, отмечали тяготение русского человека к исканию высших духовных ценностей, воплощавшихся в идее Царства Божьего, основанного на идеях добра, любви, нравственности и справедливости. По мнению философа Л.Карсавина русский человек не может существовать без абсолютного идеала, ради которого он готов пожертвовать всем, что у него есть. Если же ему доказать отсутствие абсолютного или же неосуществимость, даже только отдаленность его идеала, "он сразу утратит всякую охоту жить и действовать; ... усомнившись в идеале или его близкой осуществимости, являет образец неслыханного скотоподобия или мифического равнодушия ко всему".
       В годы советской власти многие люди поддерживали ее, верили в коммунистический идеал и рассматривали построение социализма как реальную возможность осуществления Царства Божьего на земле. Но русские революционеры были атеистами, они отказались от общечеловеческих нравственных ценностей и основу достижения своих целей видели в материальной стороне жизни. Забвение и пренебрежение абсолютными нравственными ценностями в конце концов привело к крушению громадной империи, именовавшейся Советским государством.
       Примеры заимствования русской культурой достижений других культур надо рассматривать не как отсутствие у русского народа способности к собственному оригинальному мышлению, но как способность к всечеловеческой и всемирной отзывчивости, которую Достоевский находил у Пушкина и называл главнейшей способностью нашей национальности. Из этого положения вырастает и русская идея в том виде, как ее понимал Достоевский: "Стать настоящим русским, стать вполне русским, может быть, и значит только... стать братом все людей, всечеловеком... потому что наш удел и есть всемирность, и не мечом приобретенная, а силой братства и братского стремления нашего к воссоединению людей."
       Сегодня духовным завоеваниям русской культуры противостоят модели западного потребительского общества, идеи быстрой наживы и богатства как единственной цели человеческой жизни. Что говорить о том, что подобные цели существования в русской духовной традиции никогда не ставились во главу угла, если не сказать более того, - что они презирались. Только успешное служение высоким идеалам гуманизма и общественного процветания, добра и справедливости считалось подлинным делом и приносило настоящее душевное удовлетворение. Многие русские купцы и промышленники, среди которых было много старообрядцев, стыдились своего богатства, в быту жили очень скромно и жертвовали огромные суммы денег на общественно полезные дела - на строительство храмов и домов для престарелых, художественных галерей, оперных и драматических театров, больниц, школ и библиотек.
       Выдающийся русский философ И.А.Ильин, развивая понятие русской идеи, писал, что она, эта идея, заключается в свободно и предметно созерцающей любви и определяющей этим жизни и культуре. Отсюда вытекает и задача русского народа - не гнаться за западной католической культурой, основанной на иной умственной и волевой культуре, не соблазняться чужими укладами жизни, а блюсти свою духовную природу и в2ырастить из свободного сердечного созерцания свою, особую, новую русскую культуру воли, мысли и организации. За Россией, писал И.Ильин, "стоит некий божественный исторический замысел, от которого мы все не смеем отказываться и от которого нам и не удалось бы отречься, если бы мы даже этого захотели... хороши мы в данный момент нашей истории или плохи, мы призваны и обязаны идти своим путем - очищать свое сердце, укреплять свое созерцание, осуществлять свою свободу и воспитывать себя к предметности. Как бы ни были велики наши исторические несчастия и крушения, мы призваны самостоятельно быть., а не ползать перед другими; творить, а не заимствовать; обращаться к Богу, а не подражать соседям; искать русского видения, русских содержаний и русской формы, а не ходить в кусочки, собирая на мнимую бедность. Мы западу не ученики и не учителя. Мы ученики Богу и учителя себе самим. Перед нами задача: творить русскую самобытную духовную культуру - из русского сердца, русским созерцанием, в русской свободе, раскрывая русскую предметность. И в этом - смысл русской идеи."
       Как мы видим, русская духовная традиция в своих основных постулатах всегда обращается к Богу. Но как в этому случае вести себя атеисту? Где ему искать опору для определения своего жизненного успеха, если деньги и прочие материальные блага не являются тем основным жизненным смыслом, ради которых стоит жить? Ответ на этот вопрос дает все та же гуманистическая этика, ставящая во главу угла идею о самораскрытии потенциальных возможностях человека на благо всего общества. В единении русской духовной традиции, основанной на православии и общечеловеческих ценностях с современной гуманистической этикой нет противоречий. Жизненный успех каждого человека эти две традиции связывают не с царством материальной свободы, но с миром свободного развития личности, открывающей свое сердце навстречу любви, справедливости и уважения к каждому человеку и окружающей его природе. Построение демократического общества в России, ее нравственное возрождение как от обморочного коммунистического наваждения, так и от бездумного западного потребительства и вещизма, ее достойное место в семье народов связано с личностным ростом каждого ее гражданина и достижением той критической массы нравственного совершенства, после которой все другие проблемы, включая экономические и политические будут разрешаться сами собой.        "Демократия как ценность, - писал в своей книге "Судьба России" Н.Бердяев, - есть уже образовавшийся народный характер, выработанная личность, способная обнаружить себя в национальной жизни... Властвовать может лишь тот, кто властвует над собой. Потеря личного и национального самообладания, расковывание хаоса не только не уготовляет демократии, но делает ее невозможной, это всегда путь к деспотизму. Задача образования демократии есть задача образования национального характера. Образование же национального характера предполагает образование личного характера. Общественное сознание, общественная воля должны быть направлены на выработку закала личности. Вот этой направленности у нас и нет. Демократию слишком часто понимают навыворот, - не ставят ее в зависимость от внутренней способности к самоуправлению, от характера народа и личности. И это - реальная опасность для нашего будущего."

Подведем итоги.
       Сегодня большинство людей жизненный успех все еще связывают с достижением с материальной независимостью, приличной должностью, говорящей о высоком социальном статусе, и известностью в широких общественных кругах. Слов нет - деньги, слава и почет всегда были и остаются для многих людей целями, ради которых стоит напрягать свои усилия. Говорят и о характере, необходимым для достижения этих целей - смелости и решительности, настойчивости и целеустремленности, упорстве и трудолюбии. Однако психиатры могут привести много примеров того, когда человек, обладающий в большей или меньшей степени всеми этими благами, тем не менее, не чувствует желаемой удовлетворенности от жизни. Это происходит тогда, когда внешний успех не совпадает с внутренними побуждениями, когда деятельность человека не отвечает его природным потребностям в самоактуализации и ему приходиться идти против своей собственной природы.
       В зависимости от своего способа взаимодействия с окружающим миром люди по-разному могут судить о том, что такое успех и сопутствующее ему счастье. Фрейд, а вслед за ним и Фромм разработали несколько иной, отличный от традиционного взгляда подход к проблеме характера, связав его со стадиями детского развития. Только продуктивный, а не потребительский и накопительский характер, способный к развитию самого себя и творческому преобразованию окружающей его жизни, с широкими социальными связями способен быть по-настоящему успешным и счастливым.
       Русская духовная традиция, основанная на православном христианстве, связывает понятие жизненного успеха не с только земными радостями обильного материального потребления, сколько в возможности проживания жизни в возможно наиболее полном соответствии с высокими нравственными принципами, основанными на добротолюбии, честности и порядочности, милосердии и сострадании к ближнему.
       В большинстве случаев характер русского человека несет в себе природный эпитимный радикал, которому свойственны полярные и нередко драматические колебания в эмоциональной сфере и которым можно объяснить многие особенности его поведения. Но в результате воспитания, освоения культурного наследия своего народа и служения высоким общественным идеалам негативные стороны природного темперамента могут быть смягчены, и русский характер предстает в мире во всем своем величии и блеске.
       В русском человеке, как и в характере представителя любого другого народа, не получившего достаточного образования и нравственного просвещения, а потому далекого от очистительных истоков родного культурного наследия, можно без труда увидеть очень много недостатков. Образно говоря, такой человек, как выразился однажды в одном из своих произведений писатель Василий Белов, такой человек "не вырастает выше пупка". Во время гражданской и двух мировых войн, а так же того небывалого геноцида интеллигенции, который проводился коммунистическим режимом в годы советской власти, в нашей стране погибли многие лучшие представители русского народа, предоставлявшие элиту российского общества. В результате этого общенациональный характер нашего народа стал хуже того, чем он мог бы быть. Сегодня это дает себя знать в многочисленных пороках в сфере государственной власти и способах ведения отечественными предпринимателями своих дел, о которых без устали пишет наша демократическая пресса. Нынешняя ситуация на другом историческом витке повторяет то, что уже было в России во второй половине прошлого века, когда Александр II провел свои знаменитые реформы.
       Как бы ни было тяжело сегодня нашему российскому обществу, у нас есть все основания верить в то, что осознав свои негативные стороны, наша страна сможет сделать мощный рывок в общественном развитии. Но будем поиметь, что успех в сфере экономики не сможет прийти раньше, чем осуществится личностный и нравственный рост каждого россиянина, и в первую очередь того, кто стоит на высоких общественных должностях. Исторический опыт нашей страны показывает, что это возможно.
Петрушин Валентин Иванович, профессор психологии

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...