Кредиторы прикрылись фанерой

Активы БашЛПК в Уфе запретили продавать целиком

Арбитражный суд Уральского округа вернул на новое рассмотрение спор между конкурсным управляющим Алексеем Бондаренко и кредиторами Башкирской лесопромышленной компании. Господин Бондаренко вместе с залоговыми кредиторами выступили против продажи единым лотом имущественного комплекса предприятия-банкрота, в то время как другие кредиторы и инвестор холдинга планировали продать активы целиком. Первые две судебные инстанции разрешили продавать объект единым лотом, но кассация пришла к выводу, что нижестоящие суды не учли всех обстоятельств дела.

Фото: Максим Кимерлинг, Коммерсантъ

Фото: Максим Кимерлинг, Коммерсантъ

Продажа имущественного комплекса Башкирской лесопромышленной компании (БашЛПК), расположенного в Уфе на Рижской улице, отложена арбитражным судом Уральского округа по ходатайствам кредиторов предприятия.

В январе текущего года арбитражный суд Башкирии признал обоснованной продажу имущественного комплекса БашЛПК единым лотом — на этом настаивали ООО «Башкирская лесопромышленная компания» и ООО «Геогрупп центр». Тогда им удалось убедить суд, что реализация имущества банкрота по отдельности «по условиям, определенным залоговыми кредиторами, не отвечает целям конкурсного производства и негативно влияет на возможность получения максимальной цены от продажи». Суд согласился, что актив «может представлять ценность для потенциальных покупателей только как имущественный комплекс». Конкурсному управляющему предприятия Алексею Бондаренко было предложено подготовить на утверждение собранием кредиторов положение о продаже актива. Апелляционная инстанция в апреле оставила решение суда первой инстанции без изменений.

• БашЛПК входило в одноименную группу предприятий предпринимателя Камиля Аблязова, которая попала под банкротство за долги перед банками. Процедура банкротства в отношении БашЛПК была начата по требованию Сбербанка. 45% голосов, по данным арбитражного суда, у ВТБ, 8% — у банка «Ак барс», 15,8% — у Юникредитбанка. Общий объем требований кредиторов оценивался в 3,2 млрд руб. В группу БашЛПК входили также Уфимский фанерный комбинат, Уфимский фанерно-плитный комбинат, компания «Башхольц», Амзинский лесокомбинат, лесозаготовительная компания «Башлеспром». Все они признаны банкротами. В мае 2020 года сообщалось, что инвестором группы станет компания «Уральский лес» московского бизнесмена Вадима Согияйнена.

С кассационными жалобами обратились конкурсный управляющий БашЛПК, а также залоговые кредиторы — банки «АК барс» и ВТБ.

Господин Бондаренко просил направить спор на новое рассмотрение, отмечая, что нижестоящими судами не были учтены права ООО «Уфимский фанерно-плитный комбинат», имущество которого «входит в состав имущества» БашЛПК. Кроме того, пояснил он, часть спорного имущества находится в залоге, а заложенное имущество в составе единого лота не было оценено.

Представитель «Ак барса» заявлял, что вывод судов о том, что спорное имущество может представлять ценность только как имущественный комплекс, «сделан без исследования и оценки того, какое именно принадлежащее должнику имущество функционирует в составе единого производственного комплекса» — продавать активы дочерней компании БашЛПК — УФПК — конкурсный управляющий не имеет права, следует из заявления банка «Ак барс».

Банк ВТБ пояснил кассационному суду, что «не извещался о рассмотрении настоящего обособленного спора».

Представители должников БашЛПК, «Геогрупп центра» и «Уральского леса» просили оставить решения судов в силе.

Отменяя судебные акты, арбитражный суд Уральского округа отметил, что нижестоящие инстанции не учли судебную практику по спорам между залоговыми и не залоговыми кредиторами, по которой продажа спорного имущества единым лотом «возможна только с согласия залогового кредитора и только при условии выделения доли залогового кредитора в составе полученной выручки». «Отступление от названного подхода допустимо только в исключительных случаях при явно недобросовестном уклонении залогодержателя от дачи согласия на продажу имущества в составе единого лота»,— указано в постановлении суда. При этом, отметила кассационная инстанция, недобросовестность залоговых кредиторов судами не была установлена: «соответствующий вопрос вообще не был включен судами в предмет рассмотрения по настоящему обособленному спору, не исследовался и не оценивался судами». Кроме того, суды «не учли и не дали никакой оценки тому обстоятельству, что залоговые кредиторы не давали своего согласия на реализацию залогового имущества единым лотом»,— указала кассация.

«Суд кассационной инстанции, с моей точки зрения, верно рассмотрел жалобы,— отметил руководитель направления “Банкротства” юридической фирмы “Рустам Курмаев и партнеры” Олег Пермяков.— Из содержания судебных актов видно, что залоговые кредиторы воспользовались своим статусом и прямо возражали против реализации спорного имущества единым лотом». При этом, по мнению юриста, продажа единым лотом — «принятый и хорошо зарекомендовавший себя в практике банкротства способ реализации имущества должника». «Он позволяет выставить на продажу и далее продавать производственный комплекс должника как единое целое, без дробления на лоты. Впрочем, бывает, что продажа “по цехам” и отдельного оборудования выгоднее кредиторам, чем продажа актива целиком»,— отметил господин Пермяков.

Булат Баширов

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...