На темной стороне интернета

Юлия Степанова о том, как вырастают кибермошенниками

Сочинение «Как я провел лето» у некоторых школьников и студентов может стать историей о штрафах и правонарушениях, даже если они все время просидели за компьютером. Так, эксперты компании по информационной безопасности «Информзащита» отметили, что лето из года в год становится периодом всплеска киберпреступности и этому есть объяснение — амбициозные подростки практикуются в различных взломах и атаках.

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

Фото: Дмитрий Лебедев, Коммерсантъ

В прошлом году это уже заметил «Ростелеком» — в компании объясняли DDoS-атаки на российские образовательные сайты в период самоизоляции нежеланием школьников показывать электронные дневники родителям. О том, что до 40% от общего количества киберпреступлений совершают подростки, говорил и зампред правления Сбербанка Станислав Кузнецов.

Причем школьники пробуют совершать атаки не только своими силами, их интерес подогревает набирающая популярность модель «киберпреступление как услуга», при которой вредоносный софт сдается в аренду на хакерских форумах. Предлагаются и алгоритмы заработка с его помощью. Для работы с готовым софтом не требуется специализированных знаний в IT, что делает его привлекательным для школьников и студентов.

Но некоторые молодые люди изучают и специфическое ПО, например, сканер портов: его используют в работе IT-специалисты, но когда им начинают сканировать, например, правительственные ресурсы, на это сразу обращают внимание правоохранительные органы и регулярно привлекают школьников к ответственности, рассказал гендиректор Phishman Алексей Горелкин.

Почему бы молодежи не использовать эту энергию в мирных целях? Тем более что дефицит IT-специалистов в России, по данным Минцифры, составляет от 500 тыс. до 1 млн человек. Причиной может быть то, что компании фактически не дают возможности молодежи попробовать свои силы на светлой стороне.

Технические вузы обеспечивают теоретические знания, а необходимые программистам практические навыки можно получить только на курсах или стажировках, которые проводятся в основном при крупных компаниях.

Но конкурс на подобные программы, например, в «Лаборатории Касперского» доходит до 70 человек на место, а работу после стажировки получают только 55% выпускников. В «Ростелеком-Солар» на работу берут 30–40% из тех, кто прошел стажировку.

Получается, на подобных программах компании отбирают наиболее перспективных сотрудников, а тем, кто не прошел отбор, ничего не остается, кроме как последовать примеру мальчика, которого в начале XX века не взяли в венскую Академию изобразительных искусств. Они переходят на темную сторону.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...