Силовикам напомнили о смерти журналистки

Семья Ирины Славиной добивается расследования причин ее гибели

Юристы семьи журналистки Ирины Славиной обжаловали в прокуратуре отказ в возбуждении уголовного дела о доведении ее до самоубийства. Причиной самосожжения госпожи Славиной ее представители считают давление правоохранительных органов, приписавших ей участие в нежелательной в РФ «Открытой России» Михаила Ходорковского. Жалобу подкрепили выводами специалистов, посчитавших посмертную психолого-психиатрическую экспертизу следствия составленной с нарушениями. В полиции и прокуратуре пока не комментируют обращение семьи журналистки.

Алексей Мурахтаев надеется добиться повторного расследования дела о доведении его жены до самоубийства

Алексей Мурахтаев надеется добиться повторного расследования дела о доведении его жены до самоубийства

Фото: Роман Яровицын, Коммерсантъ  /  купить фото

Алексей Мурахтаев надеется добиться повторного расследования дела о доведении его жены до самоубийства

Фото: Роман Яровицын, Коммерсантъ  /  купить фото

Муж нижегородской журналистки Ирины Славиной (настоящая фамилия — Мурахтаева) Алексей Мурахтаев и юрист Комитета против пыток Сергей Шунин подали прокурору Нижегородской области Андрею Травкину жалобу на отказ в возбуждении уголовного дела о доведении ее до самоубийства. Как ранее писал “Ъ-Приволжье”, Ирина Славина в знак протеста сожгла себя у здания ГУ МВД по Нижегородской области 2 октября 2020 года, обвинив в своей смерти Российскую Федерацию. Накануне самоубийства в ее квартире прошел обыск по уголовному делу об участии в нежелательной в РФ «Открытой России» Михаила Ходорковского. В расследовании она фигурировала как свидетель, обвинение по делу позднее предъявили нижегородскому бизнесмену Михаилу Иосилевичу.

Журналистка и ее родные сочли унизительным визит силовиков в шесть часов утра, когда женщина вынуждена была одеваться под присмотром незнакомой сотрудницы полиции.

Семье не разрешили выходить из квартиры, осматривали и забирали в качестве вещдоков личные вещи и технику, которая нужна была ей для работы. Однако в нижегородском следственном управлении Следственного комитета отказались возбуждать уголовное дело о доведении основательницы интернет-издания Koza.press до самоубийства, ссылаясь на выводы посмертной психолого-психиатрической экспертизы, которая нашла у журналистки «признаки смешанного расстройства личности», сопровождавшегося «личностной и социальной дезинтеграцией».

В жалобе, направленной в прокуратуру, подробно изложены доводы о систематическом давлении правоохранительных органов на журналистку. В документе (копия есть у “Ъ-Приволжье”) говорится о неполной процессуальной проверке доводов семьи, основанной лишь на выводах экспертизы следствия. Юристы указали на отсутствие в материалах официальной проверки каких-либо медицинских документов журналистки, хотя следствие изымало их для экспертизы. Также не были учтены свидетельства бывшего мэра Нижнего Новгорода Елизаветы Солонченко, написавшей в Facebook о «давлении, которое подтолкнуло ее (Ирину Славину) к последнему шагу», и травле журналистки и ее семьи в СМИ и телеграм-каналах. Жалоба содержит ссылку на интервью экс-начальника Центра по противодействию экстремизму (ЦПЭ) регионального ГУ МВД Алексея Трифонова «Новой газете». Приводится цитата, в которой корреспондент спрашивает, зачем проводить обыск: «Как обычно, просто покошмарить и технику забрать»? На что Алексей Трифонов отвечает, что на момент обысков у Ирины Славиной он уже не работал. Пока он был руководителем, «то в отношении нее вообще никаких мероприятий не проводилось»: «Мне предлагали „давай ее“, но я говорил не трогать».

Наконец, следствие не учло показания друзей журналистки, которым она рассказывала о тяжелой обстановке вокруг нее и о том, что «ее прессуют власти» и «рано или поздно издание Koza.press закроют», а саму ее лишат свободы из-за журналистских материалов, говорится в обращении на имя прокурора.

Как отмечают представители госпожи Славиной, силовики инициировали семь административных дел после публикаций журналистки, обернувшихся крупными штрафами, а целью обыска было запугивание Ирины Славиной для того, чтобы она отказалась от своей работы или не могла поддерживать издание. Отдельно юристы указывают на преследование журналистки за репосты в соцсетях информации о форуме «Свободные люди» в 2019 году, где она работала как представитель СМИ. Юристы госпожи Славиной считают полицейские рапорты об участии журналистки в этом форуме составленными с нарушениями или на основании ложных доносов. Во всех остальных случаях в основу дел против нее также легла информация ЦПЭ МВД, в том числе по поводу обыска, когда оперативники решили, что в компьютере журналистки есть доказательства причастности ее и Михаила Иосилевича к «Открытой России».

«1 октября 2020 года произошло то ключевое событие, которого Ирина Мурахтаева опасалась больше всего. Поскольку именно после обыска ей стало окончательно понятно, что продолжение ее журналистской деятельности в самое ближайшее время станет невозможным»,— сказано в жалобе.

В ней говорится, что следствие никак не оценило давление силовиков на журналистку, которое несколько лет «носило организованный характер и продолжалось под видом легитимных судебных производств и процессуальных действий» под контролем начальников правоохранительных органов.

Вместе с жалобой в прокуратуру юристы направили заключение специалистов ООО «Экспертный Медико-криминалистический центр» об экспертизе следствия. В нем говорится, что экспертиза проведена с многочисленными нарушениями закона и методик исследования и не содержит общую оценку результатов, а ответы на поставленные вопросы не являются исчерпывающими. «Выводы, данные комиссией экспертов, не обоснованы. В представленных для экспертизы материалах отсутствуют сведения о наличии у Ирины Мурахтаевой какого-либо психического расстройства и сведения, которые могли бы свидетельствовать о том, что какое-либо психическое расстройство возникло у нее в подростковом возрасте»,— сказано в заключении.

В ГУ МВД не стали комментировать доводы семьи Ирины Славиной о работе ЦПЭ и давлении, переадресовав вопросы в СУ СК. Получить комментарии ведомства оперативно не удалось. В прокуратуре пока не ответили на запрос “Ъ-Приволжье” о начале проверки по жалобе.

Роман Рыскаль

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...