Индонезия изолировала Сергея Лаврова от журналистов

Визит в Джакарту прошел за плотно закрытыми дверями

С появлением новых штаммов COVID-19 Индонезия оказалась на грани коронавирусной катастрофы и перед лицом серьезной угрозы ушла на карантин. Заранее запланированной поездке главы МИД РФ Сергея Лаврова это не помешало. Однако визит получился уникальным: по эпидемиологическим соображениям на мероприятия не пустили почти никого из российской делегации. С подробностями о визите в Джакарту и о пресс-конференции, на которой министрам иностранных дел двух стран не было задано ни одного вопроса, потому что задавать их было некому, корреспондент “Ъ” Павел Тарасенко.

Визит главы МИД РФ Сергея Лаврова в Индонезию прошел при соблюдении строжайших мер эпидемиологической безопасности

Визит главы МИД РФ Сергея Лаврова в Индонезию прошел при соблюдении строжайших мер эпидемиологической безопасности

Фото: Пресс-служба МИД России

Визит главы МИД РФ Сергея Лаврова в Индонезию прошел при соблюдении строжайших мер эпидемиологической безопасности

Фото: Пресс-служба МИД России

На карантине

Турне Сергея Лаврова по Юго-Восточной Азии должно было начаться с Брунея — богатейшей страны, которой правит известный своей тягой к невиданной роскоши султан Хассанал Болкиах. Но за сутки до вылета программу пришлось срочно перекраивать: как рассказала официальный представитель МИД РФ Мария Захарова, поездка была отменена по «карантинным обстоятельствам брунейской стороны». Возможно, власти Брунея решили перестраховаться, чтобы не испортить себе статистику: за все время пандемии в стране с населением почти в полмиллиона человек, по данным Университета Джонса Хопкинса, было зафиксировано 262 случая заражения COVID-19 и три смерти. При этом уже более 420 дней COVID-19 там если и выявляется, то только у прибывших из-за рубежа: передачи коронавируса непосредственно внутри страны нет.

На этом фоне у властей Индонезии, которая должна была стать вторым пунктом турне Сергея Лаврова, тоже были мотивы отложить очные переговоры. Принимающая сторона этого делать все-таки не стала, однако наложила на российскую делегацию ограничения, сделавшие поездку из ряда вон выходящей.

По прилете журналистов посадили в автобус, где сразу стало ясно: с коронавирусом индонезийцы не шутят. Водительское кресло было отделено от пассажирских мест самодельной пластиковой перегородкой, а все остававшиеся щели были завешены тканью и черными пакетами.

Ехали объездными путями с остановками — некоторые дороги в Джакарту были перекрыты, на других полиция останавливала автомобили, интересуясь у водителей и пассажиров, есть ли у них основания для поездки в столицу. Везли журналистов не в их отель, а в место сдачи ПЦР-тестов (хотя для посадки в самолет в Москве они тоже требовались). Но бесплатным тест оказался только для министра и его замов — остальные заплатили по $150. Но и отрицательные результаты, показавшие отсутствие COVID-19 у членов делегации, принимающую сторону не удовлетворили: они решили, что насыщенную рабочую программу Сергея Лаврова российские журналисты вполне могут освещать не выходя из своих номеров.

Журналистов в результате так и не взяли в МИД Индонезии. Между тем члены российской делегации приехали на место и в последний момент узнали, что им доступ в здание тоже запрещен.

В итоге внутрь пустили только Сергея Лаврова и Людмилу Воробьеву — единственную в РФ женщину-посла.

В отсутствие прессы прошли не только переговоры с главой МИДа Ретно Марсуди, но и встречи с президентом страны Джоко Видодо, генсеком Ассоциации стран Юго-Восточной Азии (АСЕАН) Лим Джок Хоем и другими министрами этого объединения. Не было представителей российских СМИ, 13 часов летевших до Джакарты, и на церемонии подписания документов, и, что самое парадоксальное, на пресс-конференции двух министров. Было решено в этот раз обойтись без вопросов. И без журналистов.

Полный локдаун

Новые жесткие карантинные меры были введены в ряде регионов Индонезии в последние дни. 1 июля президент Джоко Видодо ввел «чрезвычайный режим ограничения общественной активности» с 3 по 20 июля на территории Явы (острова, где и находится Джакарта) и Бали. На дистанционную работу были переведены все сотрудники «предприятий несущественных секторов экономики». Очные занятия в школах, а также культурные и спортивные мероприятия отменены. Кафе и рестораны стали работать навынос. Мечети, туристические достопримечательности и парки закрылись. А свадьбы ограничили 30 гостями, которым запретили есть на мероприятии (разрешается лишь раздавать еду в запечатанных контейнерах, которые можно забрать домой).

Цель — снизить число ежедневно выявляемых случаев заболевания хотя бы до 10 тыс., то есть почти в три раза. Индонезия — страна, занимающая четвертое место в мире по населению (около 276 млн человек),— больше остальных государств региона пострадала от COVID-19. С начала пандемии там заразились коронавирусом больше 2,3 млн человек, скончались 61,1 тыс. В стране острая нехватка оборудованных коек, кислорода для поддержания жизни больных, а также медработников.

«Каждый день мы видим, как дельта-штамм толкает Индонезию все ближе к самому краю COVID-катастрофы»,— заявил в связи с этим Ян Гельфанд из Международного движения Красного Креста и Красного Полумесяца.

Спасение власти видят в массовой вакцинации, к которой склоняют разными методами (так, с 3 июля все пассажиры внутренних авиарейсов, поездов и автобусов дальнего следования обязаны при покупке билетов предъявлять сертификат об иммунизации хотя бы первой дозой вакцины). По данным сайта Our World in Data, в Индонезии полностью вакцинировано 5,1% населения, частично — еще 6,6%. Цель — привить 70% жителей в приоритетных городах и районах не позднее августа.

Гонка вакцинаций

Карта “Ъ”: в каких масштабах и чем мир прививается от COVID-19

Смотреть

В основном в стране используется препарат от китайской компании Sinovac, также в арсенале — вакцина от AstraZeneka. В прошлую пятницу власти одобрили экстренное использование вакцины Moderna — это произошло на фоне обещания США отправить в Индонезию 4 млн доз. Российский «Спутник V» в стране до сих пор не зарегистрирован. Впрочем, на пресс-конференции по итогам переговоров Сергей Лавров заявил о готовности РФ не только наладить поставки препарата, но и обсудить возможности его производства в Индонезии. Ретно Марсуди объявила о подготовке протокола о сотрудничестве в области медицины.

Обсуждались на переговорах и другие сферы взаимодействия. По словам Сергея Лаврова, Индонезия — «один из ведущих партнеров России в Азиатско-Тихоокеанском регионе». Ретно Марсуди сказала то же применительно к России и «региону Восточной и Центральной Европы».

На пресс-конференции было объявлено о планах двух стран подписать соглашение о стратегическом партнерстве в ходе планируемого визита в Индонезию президента РФ Владимира Путина.

Ретно Марсуди рассказала на пресс-конференции, что обозначенная еще на 2020 год цель — взаимный товарооборот в размере $5 млрд — остается в силе. Из-за пандемии достичь ее будет сложнее: потребуется рост показателей более чем в два раза. Впрочем, последние показатели дают повод для оптимизма. По данным Федеральной таможенной службы РФ, в первом квартале 2021 года товарооборот составил $702 млн, увеличившись на 17,62% по сравнению с аналогичным периодом 2020 года. В структуре экспорта РФ в Индонезию основная доля пришлась на продукцию химической промышленности (50,16%), в структуре импорта из Индонезии — на продовольственные товары и сельхозсырье (62,27%).

На пресс-конференции Сергей Лавров упомянул в числе приоритетных направлений сотрудничества энергетику, нефтегазовую отрасль (в Индонезии работает, например, «Роснефть»), транспортную инфраструктуру, авиа- и автомобилестроение, IT и телекоммуникационные технологии, халяльную индустрию. Ретно Марсуди в том же контексте сказала о сельском хозяйстве, рыболовстве и промышленности. Особо она упомянула переговоры по созданию зоны свободной торговли между Индонезией и Евразийским экономическим союзом. Ранее, 20 июня, в Евразийской экономической комиссии заявили, что к сентябрю планируется завершить исследование целесообразности создания такой зоны.

Не пора ли на Бали?

Скорейшее формирование коллективного иммунитета важно для всех индонезийцев, но особенно для балийцев, живущих в ожидании возобновления международного туризма. Попасть на остров в целом можно и сейчас, но обходными путями — в частности, получив бизнес-визу, прилетев в Джакарту и отсидев карантин. Но на такую авантюру решаются немногие. Тем более что забыть о существовании COVID-19 не удастся и на райском острове. Местная полиция строго карает за невыполнение предписаний. За последние месяцы также было несколько громких случаев с депортацией российских блогеров — в частности, по обвинению в организации массовых вечеринок.

Впрочем, по словам собеседников “Ъ” из числа российских экспатов на Бали, к требованию носить маски в общественных местах все давно привыкли. «В целом вторую волну ограничений на острове воспринимают более спокойно. Бизнесы, ориентированные на большой поток новых туристов, закрылись еще полтора года назад, остальные адаптировались. Многочисленные резорты готовились к открытию турпотока в июле, но теперь они будут продолжать работать в ограниченном режиме для экспатов и внутренних туристов»,— рассказал один из жителей острова, переехавший туда из Москвы еще до начала пандемии.

В интервью Reuters министр туризма Сандиага Уно выразил надежду, что для туристов Бали откроется к концу июля или в начале августа. Но правила лишь ужесточаются: с 6 июля в Индонезию могут въезжать только полностью вакцинированные иностранцы. Отсутствие на текущий момент сертификации «Спутника V» де-факто означает, что россиянам в страну попасть теперь практически нереально.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...