Списано у Центробанка — не доказано в суде

Отменен приговор по скандальному делу о манипулировании рынком ценных бумаг

Как стало известно “Ъ”, Мосгорсуд, отменив приговор, отправил на новое расследование уголовное дело бывшего начальника отдела ценных бумаг российского подразделения Deutsche Bank Юрия Хилова. Центробанк и СКР обвиняли его в организации крупнейшего мошенничества на российском фондовом рынке, которое продолжалось три года и якобы принесло семье трейдера $7 млн. Однако, как решила апелляционная инстанция, следствие так и не смогло подсчитать точную сумму ущерба от действий фигурантов дела и не предоставило доказательств проведения ими незаконных операций. Вместо этого следствие ограничилось трехдневной подборкой и анализом сделок, совершенных трейдером и предоставленных ЦБ еще в начале расследования, а также общими формулировками Банка России, описывающими схему, которую применял господин Хилов. Сам трейдер освобожден, а его дело направлено генпрокурору Игорю Краснову, подчиненные которого и утверждали обвинение.

Фото: Сергей Киселев, Коммерсантъ  /  купить фото

Фото: Сергей Киселев, Коммерсантъ  /  купить фото

Экс-руководитель отдела ценных бумаг немецкого банка Юрий Хилов 16 апреля этого года был приговорен Замоскворецким райсудом к трем годам колонии общего режима и штрафу в 800 тыс. руб. Суд, опираясь на материалы СКР, Генпрокуратуры и ЦБ, признал его виновным в продолжавшемся три года манипулировании рынком (ч. 2 ст. 185.3 УК), которое принесло трейдеру незаконный доход в сумме 255,9 млн руб. На момент совершения сделок, в 2013–2015 годах, это составляло $7 млн. При этом жена, тесть и теща господина Хилова, которых суд счел пособниками этого преступления, были приговорены к условным срокам и различным штрафам. Адвокаты Владимир Бачурин и Наталия Петрова, посчитав решение несправедливым, обжаловали его.

По данным “Ъ”, апелляционная инстанция Мосгорсуда, выслушав аргументы сторон, вынесла достаточно редкое и неожиданное решение, отменив приговор и отправив громкое дело генпрокурору Игорю Краснову.

Аргументируя свое решение, МГС в первую очередь отметил ряд серьезных нарушений базовых основ УК и УПК, допущенных СКР во время многолетнего расследования. Как подчеркнула вначале апелляционная инстанция, согласно выводам СКР, в 2013 году Юрий Хилов разработал план противозаконных действий. Согласно ему, используя брокерские счета своих родственников, открытые в компаниях «Финам» и БКС, а также полученные им коды доступа, пароли, электронные подписи и другие инструменты, необходимые для доступа к личным кабинетам, трейдер выставлял заявки от имени жены, тещи и тестя на покупку или «необеспеченную продажу» акций восьми эмитентов, в том числе «Газпрома», Сбербанка, «Роснефти», ВТБ, и других «голубых фишек», а через короткое время проводил обратные операции. В результате этого, как посчитало следствие, происходило заметное изменение стоимости ценных бумаг в сторону их увеличения.

Вместе с тем, отметил МГС, согласно ч. 2 ст. 185.3 УК, которая вменялась фигурантам дела, ответственность за манипулирование рынком наступает в случае, если в результате незаконных действий спрос, предложение или объем торгов финансовыми инструментами существенно отклонились от уровня, который сформировался бы без учета подобных незаконных действий. К тому же, считает апелляция, подобные операции должны привести к причинению ущерба в особо крупном размере Deutsche Bank, а также быть сопряжены с извлечением фигурантами незаконного дохода в особо крупном размере.

Однако следствие, сделал вывод горсуд, строя доказательную базу на многолетнем совершении господином Хиловым незаконных сделок и получении в результате их незаконного дохода, не собрало весомых и подробных доказательств совершения трейдером преступления.

Так, суд обратил внимание на отсутствие в материалах дела анализа таких операций, разбитых по дням, с указанием объемов акций, которые при этом использовались, и т. д. В материалах дела отсутствовали и данные о том, насколько указанные действия господина Хилова в ежедневном режиме влияли на спрос, предложение или объем торгов акций эмитентов, которые им использовались в период с 1 января 2013 года по 31 декабря 2015 года, когда якобы работала криминальная схема. Кроме того, суд указал, что следствием вменяется фигурантам извлечение излишнего дохода в сумме 255,9 млн руб. Однако, согласно заключению комплексной финансово-аналитической экспертизы, проведенной уже судом, эта сумма была гораздо меньше — 215,7 млн руб.

Апелляционная инстанция обратила внимание и на то, что еще в начале расследования ЦБ в своем письме в СКР отмечал, что его расчеты ущерба, которые затем использовало следствие, не учитывают издержки физических лиц в рамках заключенных ими договоров на брокерское обслуживание и налоги, однако это напоминание было проигнорировано. А согласно письму ЦБ от 10 апреля 2017 года, регулятор своими силами не смог определить ущерб, нанесенный немецкому банку, так как его расчет «связан с необходимостью обработки большого количества информации, применения специальных формул и методик расчета». Однако ЦБ, отметил горсуд, привел в качестве примера расшифровку действий фигурантов в течение торгового дня 9 января 2013 года, анализируя сделки с обыкновенными акциями Сбербанка. Так, с 18:00:15 до 18:04:14 Натальей Хиловой, отмечал ЦБ, было куплено чуть больше одной тысячи акций, которые затем были проданы. «Положительный финансовый результат» этой операции превысил 103,1 тыс. руб. Сравнив аналогичные сделки, совершенные уже в интересах немецкого банка, ЦБ сделал вывод, что они проводились «на заведомо невыгодных условиях». Как отметил МГС, ЦБ «установил конкретное время сделки» и цены акций, проанализировал результат совершения Юрием Хиловым сделок от имени банка и в интересах своей жены, указав их характер и подсчитав ущерб, который они могли нанести финансовой структуре. Однако следствие ограничилось этим и еще двумя примерами, описанными регулятором, не проведя самостоятельной работы, хотя данные обстоятельства подлежат «обязательному установлению», поскольку «составляют объективную сторону преступного деяния».

Таким образом, пришел к выводу МГС, следствие не установило точный размер ущерба, причем соответствующая экспертиза «даже не была назначена и проведена», что грубо нарушает обязательное требование законодательства.

Подобный результат работы органа предварительного следствия, в свою очередь, привел к тому, что им достоверно не были установлены все обстоятельства, подлежащие доказыванию, а следовательно, обвинительное заключение не соответствует положениям Уголовно-процессуального кодекса. Эти обстоятельства, резюмировала судебная коллегия, дают основания приговор в отношении Юрия Хилова и членов его семьи отменить, а материалы дела отправить генпрокурору Игорю Краснову для «устранения препятствий» для их нового рассмотрения судом. Находившийся в СИЗО Юрий Хилов, согласно решению суда, был освобожден.

Оперативно получить комментарии в СКР и Deutsche Bank “Ъ” не удалось. Ранее в немецком банке отмечали, что махинации со стороны сотрудника были выявлены в ходе внутреннего расследования, после чего материалы направлены регулятору, а из него — в правоохранительные органы.

Владислав Трифонов

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...