Сбербанк готовится к лихим нулевым

Для российской экономики написали сценарий развития в мире без CO2

Сбербанк, один из претендентов на создание в РФ биржи по торговле квотами СО2, предлагает активнее внедрять углеродное регулирование и распространить его на ключевые отрасли. В качестве обоснования там рисуют мрачный сценарий, в котором Россия в следующие 30 лет потеряет $4,4 трлн из-за отказа зарубежных покупателей от отечественных нефти, газа и металлов. Чтобы сгладить удар, потребуется до $1 трлн инвестиций в декарбонизацию, примерно половину можно получить за счет торговли квотами, надеются в Сбербанке. Аналитики считают оценки банка слишком пессимистичными и предостерегают от копирования в РФ европейской системы.

Президент, председатель правления Сбербанка России Герман Греф

Президент, председатель правления Сбербанка России Герман Греф

Фото: Иван Водопьянов, Коммерсантъ  /  купить фото

Президент, председатель правления Сбербанка России Герман Греф

Фото: Иван Водопьянов, Коммерсантъ  /  купить фото

Сбербанк подготовил прогноз развития экономики РФ на фоне глобального перехода на безуглеродные источники энергии. В сценарии «нулевых» выбросов CO2 доходы России от экспорта углеводородных товаров совокупно за следующие 30 лет могут сократиться на 59% — до $3 трлн с нынешних $7,4 трлн, рассказал глава Сбербанка Герман Греф 30 июня на Международном финансовом конгрессе. К 2050 году цена нефти Urals упадет до $26 за баррель, цена газа снизится вдвое, добыча нефти в РФ рухнет втрое, а ее экспорт сократится в размере от четырех до шести раз, предположил он. Федеральный бюджет РФ недополучит $97 млрд уже в 2035 году.

В такой ситуации глава Сбербанка предлагает увеличивать инвестиции в декарбонизацию экономики РФ. Объем вложений до 2050 года должен составить от $657 млрд до $1 трлн. Сбербанк направил соответствующие прогнозы и предложения в правительство РФ.

Одним из ключевых источников инвестиций в декарбонизацию может стать выручка от продажи углеродных единиц в РФ, считает глава Сбербанка.

«При действующей цене на углерод в $62 за тонну примерно 46% национальной программы по декарбонизации можно будет профинансировать за счет выплат по углеродным единицам»,— сказал Герман Греф. 30 июня на крупнейшей в мире европейской бирже по торговле квотами на выбросы EU ETS тонна СО2 стоила €56 (около $66).

В мире работают 29 систем по торговле квотами на выбросы СО2. Регулятор устанавливает верхний потолок допустимого объема выбросов для конкретных отраслей производства. Если предприятие выбрасывает меньше лимита, то может продавать свободные объемы (квоты). Их покупают те, кто не укладывается в лимит.

В России система торговли углеродными единицами в пилотном режиме может заработать на Сахалине в 2022 году. Сбербанк — один из претендентов на создание системы углеродных квот. «У нас был такой опыт, мы начинали эту работу в рамках Парижского соглашения»,— говорил Герман Греф в мае. Кроме того, Сбербанк разработал блокчейн-платформу для торговли «зелеными» сертификатами для международной организации I-REC. Эта разработка, вероятно, будет использоваться и на российской платформе «Совета рынка» (регулятор энергорынков). Доход банка от участия в платформе, вероятно, будет формироваться за счет комиссий.

Общий размер подобной комиссии, если торговля СО2 распространится на всю российскую экономику, может быть весьма существенным. Так, если применять коридор цен на СО2, который планируется в сахалинском эксперименте (от 150 руб. до 2 тыс. руб. за тонну), то общие платежи в национальной системе торговли выбросами составят от 100 млрд руб. до 1,2 трлн руб. в год, посчитал Владимир Скляр из «ВТБ Капитала».

Минимум треть этих расходов понесет тепловая электрогенерация, отмечает он.

А при текущей цене СО2 на EU ETS электроэнергетика вместе с переработкой и нефтехимией должны будут платить по $18 млрд в год, оценивает главный экономист Vygon Consulting Сергей Ежов.

Названная цифра потерь в $4,4 трлн — это оценка в случае реализации стресс-сценария, но в менее радикальных сценариях потери будут значительно меньше, полагает Сергей Ежов. «Эта оценка строится по отношению к базовому сценарию с благоприятным прогнозом развития рынков. Если же мы возьмем в качестве базы 2020 год, когда весь российский нефтегазовый и угольный экспорт составил $137 млрд (или $4,1 трлн за 30 лет), то по сравнению с такой базой потери начнутся только после 2035 года»,— отмечает эксперт. По его мнению, в России нельзя копировать европейскую систему торговли квотами, ведь она была построена с учетом местных особенностей и нацелена на рост экономики европейских стран. По его мнению, политика декарбонизации в РФ должна также проводиться с использованием конкурентных преимуществ России в виде углеводородных ресурсов и поглощающей способности лесов.

Полина Смертина

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...