Светско-болотные угодья

Евгения Милова о светской жизни

На прошлой неделе светская жизнь проворно пыталась уклониться от обрушившейся третьей волны пандемии. В начале недели состоялась, по выражению президента РЕК Юрия Каннера, «встреча сборной Еврейского конгресса по Петербургу». Благотворительный прием РЕК в Шуваловском дворце проходил одновременно с выступлением российской сборной на «Газпром-Арене» — и был, понятное дело, намного успешнее. Так что губернатор Санкт-Петербурга Александр Беглов, который уехал с приема на футбол, принял явно неоправданное решение.

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

Фото: Глеб Щелкунов, Коммерсантъ

Впрочем, вечер в Музее Фаберже Виктора Вексельберга, помимо приема РЕК, имел еще два тайма. В первом гости сдавали тесты ПЦР (и двоих пришлось отправить домой), а во втором участвовали в открытии мультимедийной выставки «Спасители». Там рассказывают о 258 героях, укрывавших евреев,— в том числе в Ленинградской области. «Конечно, во время войны всем было тяжело, но сложнее всего было евреям. Им некуда было деться, их просто истребляли. И, конечно, открывая выставку, мы отдаем дань уважения тем, кто спасал евреев — спасал чужую жизнь, рискуя своей»,— заявил на открытии господин Беглов. Куда более личную историю рассказал владелец группы «Ренова» Виктор Вексельберг: семья, укрывшая сестру его отца, ни за что не хотела принимать никаких благодарностей. Эти люди вообще не хотели, чтобы об их помощи еврейской девочке кто-то узнал — ни сразу после войны, ни сильно позже.

Впрочем, после нескольких призывов «Лехаим!» от господина Каннера прием пошел совсем не грустно. Награду за активную филантропическую позицию вручили бизнесмену Леониду Богораду, супруга которого Анастасия входит в президиум РЕК. В ответ господин Богорад произнес очень эмоциональную речь о том, как круто отдавать толику малую. В финале вечера перед гостями выступили Даниил Крамер и Bril Brothers, и дело закончилось танцами.

В середине недели жизнь немного вернулась в Москву: в фонде RuArts камерным девичником открыли крышу, а в ЦДК прошла премьера фильма Леонида Парфенова и Сергея Нурмамеда «In Qvevri Veritas» — «Истина в квеври», то есть в огромных глиняных кувшинах, где вызревает оранжевое грузинское вино. Господин Парфенов уже не первый год является апостолом этого напитка и вот наконец обратил вино в кино. На премьеру пришли люди понимающие: владелец DP Trade Дмитрий Пинский, певица Миранда Мирианашвили, редакционный директор Forbes Николай Усков.

В конце недели небольшая инициативная группа на вертолетах (по прямой) и электричках (через Суздаль) отправилась в Плес, чтобы открыть ресторан экспансивного Бориса Зарькова на берегу Волги. Ikra рассчитана всего на 18 мест и будет работать по системе chef’s table. Для первого вечера шеф Владимир Мухин придумал «Сет бурлака» под водку Grey Goose; в перерывах между подачами читала стихи поэт Вера Полозкова. Лямку тянули девелопер Марина Руднева, владелица КМ20 Ольга Карпуть, владелица «Города-Сада» Дарья Лисиченко с мужем-ресторатором Стасом.

В это же время под Дубной, в арт-усадьбе Веретьево, принадлежащей Андрею Гнатюку, открывали «Парк Бродского». Хотя без кавычек тоже можно, потому что это действительно парк и действительно созданный художником Александром Бродским вместе с отвечавшей за книжное наполнение объектов Анной Наринской. О культурологических подробностях парка уже написал Григорий Ревзин (см. Weekend от 10 июня), а я попытаюсь сосредоточиться на светских. Например, господин Ревзин пишет, что сама арт-усадьба господина Гнатюка в анамнезе — пионерлагерь, в настоящем — привет пионерлагерю от постсоветской постиронии (то есть это успешно функционирующий отель, оформленный под художественным руководством Андрея Бильжо), а сад Бродского — это место, в которое хочется сбежать из пионерлагеря. Вполне логично, что сад очень понравился гендиректору института «Стрелка» Варваре Мельниковой и совсем не понравился известному любителю пионерлагерей Михаилу Куснировичу. О чем он и рассказал во время паблик-тока госпожи Наринской и господина Ревзина после очаровательной официальной части с перерезанием красной ленточки: под ближайшим орешником встали авторы парка и директор ГМИИ Марина Лошак и произнесли короткие речи. «Это было очень красивое болото! Передо мной стояла задача его не испортить» — редкий случай, когда господин Бродский что-то сказал в микрофон. Госпожа Лошак предложила создать парк-побратим в московском музейном квартале, который пока строится. Словом, в своем горячем парку одобрении в Веретьево сошлись с госпожой Лошак и другие музейные директора в лице Василия Церетели, Ольги Свибловой и Анны Трапковой.

Евгения Милова, обозреватель “Ъ”

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...