Масхадовские полпреды

ФОТО: AP
Зелимхан Яндарбиев (справа) представлял Ичкерию на Ближнем Востоке
       Зелимхан Яндарбиев называл себя спецпредставителем президента Ичкерии на Ближнем Востоке. Корреспондент "Власти" Муса Мурадов рассказывает о других представителях Аслана Масхадова за рубежом.

       В январе 1997 года за несколько дней до президентских выборов в Чечне в редакцию газеты "Грозненский рабочий", где я в то время работал, вошел высокий худой мужчина.
       — Салам алейкум! Я Саид-Магомед Чупалаев, начальник штаба центрального фронта.
       Командующим центральным фронтом тогда был Шамиль Басаев, поэтому я, отложив свои дела, стал слушать неожиданного гостя.
       — Я решил стать депутатом парламента Ичкерии,— сказал начштаба.— Хочу в завтрашнем номере вашей газеты напечатать свое обращение к избирателям, хорошо бы с фотографией.
       Номер уже был сверстан, и ломать его нам не хотелось.
       — Понимаете, вся завтрашняя газета вот на этой дискете, и ее уже пора отправлять в типографию,— нашелся редакционный верстальщик.
       — Так поставьте на эту дискотеку и меня.
       — Дискету,— осторожно поправил верстальщик.
       — Ну, на дискету, какая разница!
       — Мы бы с удовольствием, но на ней уже нет места.
       — Ладно, черт с вами,— смирился басаевец.— Я лучше подам документы на посла Ичкерии во Франции. Правда, хороший город — Париж?
       Но во Францию бывший начштаба не поехал, хотя, несмотря на свое неоконченное среднее образование и механизаторское прошлое, получил такое назначение от властей Ичкерии. Как объяснил сам Чупалаев, у него возникли проблемы с оформлением французской визы. В 2000 году несостоявшийся посол Ичкерии во Франции был арестован федералами, а затем его осудили на шесть лет тюремного заключения.
       
ФОТО: ФРАНК ВИЛЬЯГРА
Майрбек Вачагаев представлялся полпредом Масхадова в России и во Франции
Указ о создании зарубежных представительств Аслан Масхадов подписал в феврале 1997 года, сразу после своего избрания президентом. На этом настоял бывший дудаевский министр пропаганды Мовлади Удугов, который после успешного для чеченцев окончания первой войны получил пост министра иностранных дел Ичкерии. Кому в какой стране быть представителем республики, решали самые влиятельные полевые командиры.
       Особый ажиотаж возник при распределении западных стран: почему-то никто не хотел ехать в арабские государства. Впрочем, в любом случае никто никуда не поехал. Договориться об открытии представительств удалось только в нескольких бывших советских республиках — в Грузии, Азербайджане, Литве. И там должности заняли не командированные, а представители местной чеченской диаспоры. В Тбилиси представительство возглавил Хизри Алдамов, в мае чуть не повторивший судьбу Зелимхана Яндарбиева (интервью с Алдамовым читайте на стр. 14), в Баку — Ваха Ибрагимов, в Вильнюсе — Аминат Саиева.
       Единственное полноценное представительство с приличным штатом и нормальным финансированием Ичкерия открыла в Москве. Впрочем, такие представительства в столице были и от всех других республик, краев и областей России. Но чеченский полпред Майрбек Вачагаев утверждал, что представляет в Москве интересы независимого государства. За что и пострадал. В самом начале второй чеченской кампании он был арестован якобы за незаконное хранение оружия, но на самом деле — за антифедеральную пропаганду. Правда, в заключении Вачагаев пробыл недолго. После своего столь же странного, как и арест, освобождения он уехал во Францию и заявил там, что представляет Аслана Масхадова.
       Чеченцы, представлявшиеся полпредами президента Ичкерии, были на Западе и до начала второй кампании. В США таковым считался Лема Усманов, перебравшийся за океан еще до первой войны. В Дании — Усман Ферзаули, который сейчас по совместительству исполняет обязанности первого замминистра иностранных дел в масхадовском правительстве.
       Но число ичкерийских представителей в зарубежных странах резко возросло после начала второй военной кампании. Для лидеров сепаратистов, которые скрывались от преследований со стороны российских властей, такого рода политическая деятельность оказалось самой подходящей. Во-первых, должность представителя предполагает интерес со стороны западных политиков и средств массовой информации. Во-вторых, став публичным человеком, в случае чего всегда можно рассчитывать на поддержку правозащитных организаций.
ФОТО: ВАСИЛИЙ ДЬЯЧКОВ
Ахмед Закаев (справа от первого президента Чечни Джохара Дудаева) теперь проводит внешнюю политику Ичкерии из политического убежища в Великобритании
Так, спецпредставителем президента Ичкерии на Ближнем Востоке стал именоваться перебравшийся на жительство в Катар Зелимхан Яндарбиев. Генеральным представителем правительства Ичкерии называет себя эмигрировавший во Францию министр здравоохранения Ичкерии Умар Хамбиев — брат сдавшегося кадыровцам министра обороны Магомеда Хамбиева.
       Но самым известным представителем Масхадова стал Ахмед Закаев. До некоторых пор в этом качестве Закаева признавали и российские власти, которые даже пытались через него наладить мирный диалог с сепаратистами. Впрочем, потом они стали контактировать уже с правоохранительными органами Дании и Великобритании, чтобы они выдали России человека, которого Генпрокуратура РФ обвинила в убийствах и актах бандитизма.
       Ближе к концу второй чеченской кампании многие ичкерийские полпреды в зарубежье практически свернули свою деятельность. Причем этому немало способствовали российские власти. Так, по требованию Москвы были закрыты официальные представительства Ичкерии в Баку и Вильнюсе. По словам Усмана Ферзаули, Ваха Ибрагимов и Аминат Саиева "продолжают выполнять свои обязанности". Но ведут они себя так, что не вызывают раздражения ни местных, ни российских властей. После теракта в Нью-Йорке 11 сентября 2001 года перестал "светиться" в качестве представителя президента Ичкерии в США и Лема Усманов. Теперь, по некоторым сведениям, бывший масхадовский эмиссар зарабатывает на жизнь, обучая американских конгрессменов чеченскому языку.
       Особое внимание к представителям президента Ичкерии за рубежом российские власти стали проявлять после захвата в октябре 2002 года боевиками Мовсара Бараева заложников в театральном центре на Дубровке. Обосновавшийся в Катаре Яндарбиев был назван одним из организаторов захвата "Норд-Оста". За это, по версии чеченской стороны, экс-президента Ичкерии и ликвидировали российские спецслужбы.
       Самый успешный представитель Аслана Масхадова за рубежом сегодня — Ахмед Закаев, который находится в международном розыске. После того как в конце прошлого года Лондонский магистратский суд отказался удовлетворить требование России о экстрадиции Закаева, а МВД Британии предоставило ему политическое убежище, он спокойно ездит по Европе. В январе Закаев посетил Германию по приглашению депутата бундестага, заместителя спикера фракции СДПГ по внешней политике Маркуса Меккеля. В феврале масхадовский эмиссар побывал в Дании по приглашению депутатов этой страны. А 10 июня отправился в Осло, где встречался с влиятельными норвежскими политиками. Каждый раз российская сторона выражала свое недовольство по поводу приемов, оказываемых масхадовскому эмиссару европейскими политиками. Без какого-либо эффекта.
       

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...