Интернет-зависимость не сказки

Но, как полагают экономисты, от соцсетей отказаться намного проще, чем от спиртного

Феномен «интернет-зависимости» с точки зрения поведенческой экономики может быть экспериментально подтвержден по крайней мере для социальных сетей, но его масштабы, видимо, преувеличены. Он отвечает примерно за 30% медиапотребления, и снижение самоконтроля предотвращается достаточно легко, выяснила группа исследователей в США в эксперименте 2020 года, где части пользователей предлагалось вознаграждение за сэкономленное на просмотре соцсетей время. Добровольный обмен сетевых коммуникаций на деньги работал, но в ограниченном масштабе — с точки зрения пользователей, соцсети сами по себе достаточно важная ценность.

Фото: Сафрон Голиков, Коммерсантъ  /  купить фото

Фото: Сафрон Голиков, Коммерсантъ  /  купить фото

Работа «Цифровая зависимость», опубликованная американской ассоциацией NBER, выполнена исследователями из трех почти не связанных сфер: Ханком Олкотом из Microsoft Research, Мэтью Хэнцковым, экономистом из Стэнфорда, и Леной Сонг из Университета Нью-Йорка. Ими предпринята убедительная попытка методами экспериментальной поведенческой экономики проверить, совпадают ли результаты поведения группы из 2 тыс. пользователей соцсетей (Facebook, Instagram, Twitter, Snapchat, веб-браузеры, YouTube) при предложении им вознаграждений за отказ или ограничения во времени медиапотребления с теоретической моделью «зависимостей» в экономике — такие модели экономического поведения «зависимых» в классическом смысле (потребители сигарет, спиртного, наркотиков, азартных игр) существуют достаточно давно.

В данном случае использована модель Грубера и Кожеги 2001 года, она описывает экономическое поведение «зависимых» в терминах «формирования поведения» и «проблем самоконтроля».

Сама зависимость определяется как по отказам от вознаграждения в эксперименте (в части эксперимента речь шла о денежных бонусах за сокращение медиапотребления в соцсетях), так и по сообщениям о депривационных эффектах в случае отказа.

Пользователям (с помощью программы, регистрирующей рутинное медиапотребление с возможностью его платного и добровольного ограничения) предложено было продемонстрировать, рациональна или иррациональна в деньгах их привязанность к соцсетям: в существовании «интернет-зависимости», есть она или нет, и ее сродстве с другими «зависимостями» в мире уверено большинство. Психологический или нейрохимический механизм ее формирования не обсуждается: если она есть, она выдаст себя сходством поведения с «зависимостями», биологические причины которых известны.

Основной вывод работы — «интернет-зависимость» от соцсетей (последние оценки — работа Саймона Кемпа 2020 года, который оценивает медиапотребление в социальных медиа в 2,5 часа в сутки для 3,8 млрд пользователей, сравнимо с потреблением телеконтента) действительно существует, но ее масштабы, видимо, переоценены.

В среднем обеспеченное «зависимостью» потребление медиаконтента в соцсетях составляет 31%, то есть для 69% случаев эксперименты с самоограничением, в том числе платным, показывают полную рациональность поведения аудитории. Сама аудитория эксперимента невелика, а ее структура позволяет предположить, что для всей аудитории США «зависимость» сильнее, хотя эксперимент проводился частично в условиях локдауна из-за COVID-19, что могло повлиять на результаты. Тем не менее сила «интернет-зависимости» несравнима с «физиологическими зависимостями», например от алкоголя или сигарет: участники эксперимента показательно легче отказывались, в том числе бесплатно, от избыточного медиаконтента с минимумом сигналов о депривациях, и эти отказы были устойчивы. Несмотря на то что классические картины сочетания «формирования поведения» и «проблем с самоконтролем» в соцсетях подтверждены, это в высшей степени управляемая «зависимость» в сравнении с любой другой. Из этого, отметим, должно следовать, что полноценная ее эксплуатация в коммерческих целях затруднена, а у роста медиапотребления по модели «зависимости» должен существовать (при нынешних медиатехнологиях) предел, уравновешивающий объективную ценность соцсетей для пользователей с альтернативами, приносящими доход,— например, стандартной работой вне сети.

Дмитрий Бутрин

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...