«За быстрыми решениями ходят к гадалкам»

Экспертное мнение

Частные бизнес-школы существуют по тем же законам рынка, что и их слушатели, поэтому должны уметь ставить стратегические цели и корректировать их в зависимости от ситуации. Об актуальных тенденциях и маргинальных сегментах рынка, новых вызовах и перспективах рассуждает ректор бизнес-школы ИМИСП Ярослав Павлов.

Фото: Александр Коряков, Коммерсантъ

Фото: Александр Коряков, Коммерсантъ

GUIDE: Как вы оцениваете ситуацию на рынке бизнес-образования? Каков его объем?

ЯРОСЛАВ ПАВЛОВ: В последнее время объем рынка MBA кардинально не изменился: это семь с небольшим тысяч слушателей, как и в 2019 году. Сегодня значительно растет доля образования, не имеющего отношения к MBA,— короткие программы, онлайн-курсы, инфобизнес. Люди за это готовы платить, потому что им обещают простые решения, «волшебные таблетки». Короткие курсы могут приносить пользу. Но инфобизнес — это маргинальный сегмент, не ориентированный на серьезные бизнес-результаты.

G: А как дела в других странах?

Я. П.: На Западе есть некоторый спад интереса к бизнес-образованию, а на Востоке — наоборот, рост. В Европе и Америке программы MBA слишком дороги как в топовых бизнес-школах, так и во второсортных или третьесортных. При этом далеко не все они дают хороший результат и очень медленно обновляются. Тогда как критическая масса тех, у кого уже есть степень MBA, достаточно велика. В отдельных аспектах западные школы уже проигрывают и азиатским, и российским.

G: Не сократился ли спрос в связи с кризисом?

Я. П.: В любой кризис есть бизнесы растущие и бизнесы, которым нужно удержаться на плаву. И в том, и в другом случае нужны действенные управленческие инструменты. Мы наблюдаем, что в кризис к MBA обращаются люди высокого уровня управленческих компетенций и амбиций — те, кто, может быть, раньше откладывал обучение. А те, кто хочет быстрых решений, ходят к гадалкам и смотрят ролики про успешный успех.

G: Чем отличается петербургский рынок бизнес-образования от московского и других регионов?

Я. П.: Бизнес-образование в основном сосредоточено в Москве и Петербурге, как и вообще вся экономика. Причем у Петербурга есть интересная особенность: бизнес-школ, которые регулярно набирают программы MBA и предоставляют образование достойного качества, у нас количественно меньше, чем в Москве (плюс-минус пять-шесть), но ИМИСП, наряду с еще двумя, регулярно входит в списки лучших в России. К нам часто приезжают учиться из Москвы. В ИМИСП 50–70% слушателей — петербуржцы, а 30–50% — москвичи и люди из других городов.

G: В чем особенность петербургского подхода?

Я. П.: У ИМИСП есть три качественных отличия: системность (справедливости ради, она свойственна и некоторым другим бизнес-школам Петербурга), ориентация на практику и гибкость. Почти все наши преподаватели — это бывшие или действующие управленцы и консультанты, которые теорию критически пропустили через международный и российский практический опыт. Мы обязательно наполняем программу лучшими практиками российского бизнеса от приглашенных спикеров и живыми кейсами. Кроме того, мы закладываем в программы Executive MBA (EMBA) время для вариативных активностей, которые выбираем исходя из запроса группы.

G: Пришлось ли что-то менять в условиях пандемии?

Я. П.: Мы постоянно адаптируем программы под то, что происходит на рынке, и всегда стремимся найти оптимальное решение. Ограничения, связанные с пандемией, вынудили менять и те вещи, которые были оптимальны. Например, в программе EMBA есть международный модуль с посещением предприятий Германии, Швейцарии и Франции. В 2020 году вместо этих стран, в которые попасть было невозможно, мы посетили ведущие предприятия Татарстана. По итогам обсуждения проработали и добавили в программу совершенно новый блок, который создает значимую дополнительную ценность. Сейчас рассматриваем другие направления, чтобы предоставить новые международные возможности.

Последние годы на уровне комплексных программ мы работали только с EMBA — программой для топ-менеджмента. В прошлом году запустили MBA после длительного перерыва — и сделали эту программу максимально инструментальной, чтобы выпускники могли в сегодняшней ситуации что-то конкретное исправить. Она рассчитана на среднее управленческое звено и мелких предпринимателей. А EMBA мы еще больше сориентировали на тематику стратегии, лидерства, управления изменениями — это три вещи, которые больше всего нужны первым лицам компаний, собственникам, топ-менеджменту.

G: Сегодня многие считают, что если мир непредсказуем, то и стратегия не нужна…

Я. П.: Это распространенное заблуждение. На самом деле, чем более непредсказуем мир, тем важнее стратегия. Мы расширили набор инструментов стратегии в программе EMBA. В частности, добавили курс трендвотчинга. Он помогает слушателям на основании слабых сигналов, которые приходят из внешней среды, определять тренды, систематизировать работу с ними и выстраивать вариативные стратегии. Кстати, у нас есть отличные примеры, когда наши выпускники применили сценарное планирование в первые (самые неопределенные) месяцы пандемии. Им впоследствии удалось достойно справиться с ситуацией и достичь хороших результатов. Среди них, например, выпускница EMBA ИМИСП Александра Улич, генеральный директор инновационной клиники «Кивач». В самом начале пандемии она очень быстро взяла ситуацию под контроль, спланировала возможные сценарии и начала их реализовывать. Таким образом, клиника не только осталась на плаву, но и стала лучше после снятия ограничений.

G: 2020 год задал вынужденный тренд на дистанционное обучение. Как вы к нему относитесь?

Я. П.: Я вообще поклонник дистанционного обучения: я погружен в эту тему уже как минимум лет восемь. Но при этом нужно понимать, что каждый из форматов эффективен для определенного рода задач: есть те задачи, что лучше решаются при очном обучении и не даются в электронном виде, а есть — наоборот. MBA и особенно EMBA многое теряют при полностью дистанционном формате, ведь эти программы не только про знания и опыт, а еще и про личные связи, про доверие.

G: Вы пришли в ИМИСП в не самое простое время. Как адаптировались?

Я. П.: Я пришел в сентябре 2019 года в качестве советника ректора, что позволило нормально адаптироваться к организационной культуре ИМИСП, узнать поглубже команду. С коллегами мы знакомы достаточно давно по Российской ассоциации бизнес-образования (РАБО), мы все люди с бизнес-образованием и практическим опытом — так что общий язык нашли быстро. В феврале 2020-го меня назначили первым проректором, а с сентября — ректором. Мне очень повезло: это был лучший момент. Потому что Сергей Кириллович (предыдущий ректор и нынешний президент ИМИСП Сергей Мордовин.— G) пригласил меня ради осуществления изменений: они назрели. А осуществлять изменения, когда внешняя среда нестабильна, можно значительно быстрее, чем в спокойной ситуации.

G: Что уже удалось поменять, какие планы на будущее?

Я. П.: Мы изменили многое, и многое еще предстоит изменить. Серьезно работаем над IT-инфраструктурой (цифровизация требует мощной базы), пересмотрели подход к маркетингу и продажам (движемся в сторону концепции продакт-менеджмента). Самым значимым нововведением в прошлом году стал запуск бизнес-клуба выпускников. Мы начали именно с бизнес-клуба, а не с ассоциации — в нем небольшой вступительный взнос и большое число мероприятий: проводим встречи с лидерами бизнеса и экспертами в отдельных отраслях, тематические конференции, мастермайнд-группы, интеллектуальные игры, бизнес-дискуссии и пр. Все это формирует уникальное комьюнити. Выпускники для ИМИСП — это самый большой ресурс.

G: Каковы перспективы развития бизнес-образования в России?

Я. П.: Вопрос в том, чтобы, во-первых, не было излишнего давления на все частное — чтобы государство не мешало бизнесу работать и развиваться. И во-вторых, чтобы не было давления на бизнес-образование (чтобы его ни в коем случае не загоняли в формат магистратур, ФГОСов), потому что тогда оно не сможет соответствовать запросам предпринимателей и современным бизнес-реалиям. При этих двух условиях, если экономика не просядет слишком жестко, бизнес-образование будет расти. А топ-10 бизнес-школ России, уверен, переживут (хотя и не без труда) почти любой кризис.

Вероника Зубанова

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...