Коротко

Новости

Подробно

Фото: Jцrg Carstensen / DPA / dpa Picture-Alliance via AFP

Президент Германии оценил «масштабы одного преступления»

Открытие выставки о советских военнопленных не обошлось без скандала

от

Немцы обязаны сохранять память об «убийственном варварстве» в ХХ веке — развязанной нацистами Второй мировой войне. Таким оказался ключевой посыл выступления президента ФРГ Франка-Вальтера Штайнмайера на открытии в Берлине выставки, посвященной советским военнопленным. Речь президента была насыщена не только историческими воспоминаниями, но и воззваниями к современникам — например, о том, что «последнее слово не должно оставаться за говорящими на языке высокомерия и вражды». Правда, услышали эти слова не все: посол Украины в ФРГ Андрей Мельник отказался от участия в церемонии, обвинив Берлин в недостаточном внимании «к чувствам украинцев как одной из крупнейших групп жертв Второй мировой войны».


«22 июня 1941 года Борис Попов встретил молодым мотострелком. Ему было 19. Его часть располагалась в нескольких километрах от Минска. После завтрака утром 22 июня он со своими сослуживцами пошел загорать в сад. Первые выстрелы и взрывы Борис услышал там, лежа в траве»,— рассказывал президент ФРГ Франк-Вальтер Штайнмайер, выступая в пятницу в Берлине на открытии выставки «Масштабы одного преступления. Советские военнопленные во Второй мировой войне». «Двое товарищей Бориса Попова погибли сразу же в первых боях. Боевая машина была уничтожена. Командир полка приказал отступать. Солдаты пешим порядком направились в Минск. О том, что там их уже ждут германские войска, они не знали. Так Борис Попов в десяти километрах от Минска в первые же дни войны попал в германский плен»,— продолжал свой рассказ господин Штайнмайер.

Место для выступления было символичным.

Выставка открылась в германо-российском музее истории Второй мировой войны «Берлин-Карлсхорст». Именно в этом здании в ночь на 9 мая 1945 года был подписан Акт о безоговорочной капитуляции Германии.

Пронзительная речь главы государства пестрела именами, цитатами и топонимами: Ржев, Бабий Яр, Ленинград, Хатынь, Сталинград. При этом Франк-Вальтер Штайнмайер то и дело возвращался к судьбе Бориса Попова. Уроженец Тамбовской области пережил четыре лагеря, после войны поселился в Минске, где стал киноинженером, только в 1957 году был признан участником войны, а в 2020-м скончался в возрасте 98 лет. «Ему повезло. Он пережил войну. Но это история только одного солдата»,— обратил внимание президент ФРГ. Назвав войну «убийственным варварством», он заметил: «Эта память остается долгом для нас, немцев, и предупреждением для всего мира».

Главный гость церемонии открытия выставки долго говорил о примирении. В речи, казалось, нашлось место всем: и жертвам 900 дней блокады Ленинграда, и тем жителям бывшего СССР, кто погиб и пострадал на украинской земле и в странах Балтии, «славянским и азиатским народам СССР». Вспомнил господин Штайнмайер и о боли немецких семей, переживших войну и потерявших своих близких. «Война оставила нам в наследство вопрос, который вновь мучает поколение за поколением: как же это могло случиться?» — отметил он.

Правда, даже подобная дипломатичность устраивает не всех.

Накануне открытия выставки в торжественной церемонии отказался участвовать посол Украины в Берлине Андрей Мельник. По его мнению, ФРГ недостаточно внимательно относится к погибшим и пострадавшим от войны украинцам как представителям «одной из крупнейших групп жертв Второй мировой войны».

Ранее посол призывал провести в память об этих жертвах отдельное торжественное заседание Бундестага.

В МИД ФРГ сообщили, что приняли критику и отказ посла от участия в выставке к сведению — хоть и «с некоторым удивлением». «Совершенно не могу понять критику со стороны посла»,— отметил директор музея истории Второй мировой войны «Берлин-Карлсхорст» Йорг Морре. А посол РФ в ФРГ Сергей Нечаев, отвечая на просьбу «РИА Новости» прокомментировать позицию украинского дипломата, заверил: «Мы нашу победу и нашу боль по национальным квартирам не делим». «Советский народ — многонациональный народ: и воевал, и побеждал, и погибал, как известно, тоже вместе»,— добавил он.

Об ужасах войны и, в частности, плена говорил в пятницу и Франк-Вальтер Штайнмайер. Так, он вспомнил одну из представленных на выставке фотографий, на которой видны деревья без листьев, ветвей и коры: заключенные отрывали их, чтобы не умереть с голода. Господин Штайнмайер также признал, что одним из самых пронзительных воспоминаний в жизни стал визит в 2015 году в Волгоград, где его, тогда министра иностранных дел Германии, принимали глава МИД РФ Сергей Лавров и ветераны (см. “Ъ” от 8 мая 2015 года). «Не допустите! Не позволим допустить, чтобы мы вновь оказались врагами друг другу. Чтобы мы перестали признавать друг в друге человека. Не позволим, чтобы последнее слово оставалось за теми, кто говорит на языке национального высокомерия, презрения, вражды, отчуждения,— взывал президент ФРГ.— Память должна сближать нас. Она не должна снова расколоть нас».

22 июня, в 80-ю годовщину нападения гитлеровской Германии на СССР, президент возложит венок к Советскому военному мемориалу в берлинском районе Панков. Однако пятничное открытие выставки, казалось, занимало его куда больше. Это было не просто официальное мероприятие, но и свидетельство активного сотрудничества по ряду специфических вопросов, не прервавшегося даже на фоне тяжелейшего политического кризиса в российско-германских и российско-европейских отношениях. Так, по словам посла ФРГ в РФ Гезы Андреаса фон Гайра, Россия и Германия продолжают совместную работу по оцифровке и публикации архивных документов, а также выяснению судеб военнопленных и интернированных. Об этом дипломат напомнил на встрече по вопросам международного архивного сотрудничества, которая прошла в среду под эгидой Германского исторического института в Москве и РГГУ.

Годом ранее господин фон Гайр от лица ФРГ передал российской стороне из Федерального архива Германии 20 тыс. цифровых копий архивных документов о советских военнопленных и интернированных, которые до этого были недоступны в РФ. Всего в рамках запущенного в 2016 году межправительственного научно-исследовательского архивного проекта «Советские и немецкие военнопленные и интернированные» планируется передать до полумиллиона копий документов. Благодаря им, как отмечают историки, могут проясниться судьбы сотен тысяч советских и немецких военнопленных времен Второй мировой войны. В общей сложности во время войны в плен попали до 5,7 млн советских солдат и офицеров (хотя даже официальные цифры разнятся). Дальнейшая судьба около 2 млн из них — помимо самого факта попадания в плен — до сих пор неизвестна.

По мнению историка профессора РГГУ Ольги Павленко, такое внимание к теме пленных и интернированных — логичное развитие немецкой политики взаимопонимания и примирения.

«В Австрии и Германии в 1990-е и в 2000-е годы были созданы соответствующие фонды по выплатам денежной компенсации узникам нацистских концлагерей и гражданам России, Франции, стран Восточной Европы, угнанным на принудительные работы в Третий рейх. Поскольку в Германии считают, что вопрос примирения по теме узников рейха был успешно решен, то сейчас наибольшее внимание уделяется проблеме военного плена»,— заявила госпожа Павленко “Ъ”.

По ее словам, для немцев подобная работа — это «примирение над могилами, чтобы такого трагического опыта, как нацизм, мир больше никогда не знал». При этом, как считает эксперт, принципиально важно то, что реализация проекта позволит «реабилитировать память о наших соотечественниках — достойных, героических людях, которые были в нацистском плену, а затем на несколько десятилетий после войны оказались поражены в своих правах».

Галина Дудина


Комментарии
Профиль пользователя