Коротко


Подробно

Михаил Фрадков заморозил реформу Анатолия Чубайса

контрреформа

25 июня председатель правительства России Михаил Фрадков нанес серьезный удар по реформе электроэнергетики — в тот день он спешно созвал в Белом доме совещание, на котором объявил о том, что ключевой вопрос реформы об учреждении и способе приватизации оптовых генерирующих компаний (ОГК) будет решен только 2 декабря этого года. Таким образом, реформа заморожена правительством как минимум на полгода. Правда, очередная задержка с реформированием электрической отрасли может выйти правительству боком: по прогнозам экспертов, недостаток инвестиций в энергетике уже в 2008 году грозит России отключениями электричества из-за дефицита генерирующих мощностей.

Молчание ягнят

25 июня реформа электроэнергетики практически остановилась. В тот день совет директоров РАО "ЕЭС России", на который возлагались большие надежды, не принял ни одного решения, хоть каким-то образом касающегося реформирования компании. Руководство энергохолдинга не скрывало, что торопится принять ключевые реформаторские решения до избрания нового состава совета директоров, однако эта попытка провалилась. Более того, создалось впечатление, что Михаил Фрадков не только отложил реформу в долгий ящик, но и вообще готов провести ее ревизию. Поставлен под сомнение главный постулат реформы — идея разделения РАО ЕЭС таким образом, чтобы государство монопольно владело линиями электропередачи, а генерация перешла в частные руки.

Поясним, что господин Фрадков не только отложил приватизацию ОГК — он заставил некоторых своих подчиненных усомниться даже в необходимости их создания. Во всяком случае, руководитель Федерального агентства по управлению федеральным имуществом (ФАУФИ) Валерий Назаров рекомендовал представителям государства (именно он подписывал соответствующую директиву правительства) воздержаться при голосовании по этому вопросу на заседании совета директоров РАО ЕЭС. Сколько продлится такое воздержание, неизвестно. Господин Назаров побоялся даже одобрить реорганизацию четырех АО-энерго. И это при том, что ранее совет директоров РАО уже одобрил разделение по видам бизнеса (генерация, сети и сбыт) более 50 из 73 региональных энергосистем, а в 19 из них схема реорганизации уже утверждена общим собранием акционеров. До конца года, по прогнозам РАО ЕЭС, подобные решения должны принять 40 энергокомпаний. Кстати, первые компании, появившиеся при разделе "Калугаэнерго" в апреле этого года, уже зарегистрированы как отдельные юридические лица, на очереди — регистрация новых компаний, выделившихся из "Карелэнерго" и "Брянскэнерго", а также нижегородской компании. Чиновничья интуиция подсказала ему воздержаться и от учреждения четырех межрегиональных распределительных компаний, а также двух первых территориальных генерирующих компаний (ТГК). Очевидно, господин Назаров уловил импульс из Белого дома, поэтому мнение своего непосредственного начальника — министра экономического развития и торговли Германа Грефа он мог проигнорировать. Ведь премьер Михаил Фрадков не принял во внимание того, что давние разработчики реформы электроэнергетики — министр промышленности и энергетики Виктор Христенко, министр экономического развития и торговли Герман Греф, а также вице-премьер Александр Жуков — уже определились со способом приватизации ОГК. Однако глава правительства отложил не только приватизацию ОГК, он поставил под сомнение и планы присоединения Сибири к свободным торгам электричества (об этом читайте на стр. 3). Ответ на хрестоматийный вопрос, кому это выгодно, можно найти, проанализировав изменения в составе акционеров РАО ЕЭС.

Контрреформаторы

Не секрет, что еще недавно среди миноритарных акционеров РАО ЕЭС большинство составляли иностранные портфельные инвесторы. В последние два года ситуация изменилась: им на смену пришли стратегические российские инвесторы, прежде всего алюминиевый холдинг "Базовый элемент" Олега Дерипаски и газовый концерн "Газпром", управляемый Алексеем Миллером. Господин Дерипаска известен не только развязанной им корпоративной войной против компании Анатолия Чубайса за сибирские ГЭС (Ъ неоднократно подробно писал об инициированном при поддержке господина Дерипаски судебного процесса по деприватизации Саяно-Шушенской ГЭС, о дополнительной эмиссии акций Красноярской ГЭС и о споре по поводу достройки Богучанской ГЭС), но и тем, что не так давно выступил с новой инициативой. Фактически он предложил свой план энергореформы: по его мнению, нужно не делить РАО ЕЭС на ОГК и ТГК, а выделить из энергохолдинга только Федеральную сетевую компанию (чтобы обеспечить доступ к сетям для независимых от РАО энергокомпаний) и Системного оператора (чтобы он тоже не оглядывался на РАО, проводя диспетчеризацию поставок электричества, произведенного независимыми поставщиками). Напомним, господин Дерипаска и раньше, как мог, оттягивал проведение реформы, которая лишит его компанию возможности получать энергию по льготным тарифам. Заметим, что ход электрореформы полностью контролируется правительством, которое в том числе по своему усмотрению определяет дату окончательного перехода к свободному рынку электричества. Этим правом Михаил Фрадков и воспользовался.

Первоначальный же вариант реформы, предложенный Анатолием Чубайсом, предполагал, что конкуренция на рынке электроэнергии заработает в полную силу уже с 2005 года. В ходе принятия пакета законов по энергореформе эти сроки сдвинули ближе к 2008 году. Теперь ввод свободного рынка вновь отодвигается. И совсем не на полгода, как объявил господин Фрадков, а как минимум на год, потому что с момента принятия решения о приватизации ОГК до момента организации первого аукциона по продаже первой такой компании пройдет еще как минимум полгода. Не надо также забывать, что вместе с вопросом об ОГК отложен и вопрос о присоединении к свободным торгам сибирского региона. Это означает, что у господина Дерипаски есть еще целый год на то, чтобы не волноваться по поводу тарифов, а заодно просчитать, какая конфигурация ОГК ему наиболее выгодна.

Цель изменить утвержденную в прошлом году правительством Михаила Касьянова конфигурацию шести тепловых ОГК (недавно родилась идея объединить четыре гидро-ОГК в одну компанию) может преследовать и другой влиятельный акционер РАО ЕЭС — газовый гигант "Газпром". Он не только может быть заинтересован в том, чтобы по-своему перетасовать ОГК, отделив газовую генерацию от угольной, но и иметь другие далеко идущие планы. Государство не скрывает, что намерено увеличить свою долю в капитале "Газпрома" до контрольного пакета. А "Газпром" (тесная связь Алексея Миллера с Кремлем также не является тайной) заявляет о планах распространить свою монополию на другие отрасли, в том числе создать нефтяное и нефтехимическое подразделения, а также освоить производство сжиженного газа.

Тот факт, что президент Путин наложил вето на реформу "Газпрома", говорит о том, что представители силовиков в его окружении делают ставку на "Газпром" как на мощный инструмент влияния на многие отрасли. Есть мнение, что к следующим выборам президента силовики попытаются сосредоточить в руках государства как можно больше рычагов влияния на бизнес, так что они тоже не заинтересованы в разделении РАО ЕЭС. Либо заинтересованы в таком разделении, чтобы компании, подобные "Газпрому", смогли приобрести генерирующие активы по минимальной цене. А в этом случае аукционы просто противопоказаны.

Несгибаемые

После кризиса 1998 года правительство стало осторожнее в прогнозах и, готовя очередной проект бюджета, всегда просчитывает пессимистический и оптимистический сценарии его реализации. В отношении энергореформы с непредсказуемым будущим это, очевидно, тоже полезно. Итак, реформу можно заморозить. И если процесс стагнации реформы затянется надолго (пессимистический сценарий), падающие акции РАО ЕЭС можно будет скупать по дешевке. С другой стороны, ни о каких инвестициях в этом случае мечтать не приходится. Хорошо бы, чтобы не сбежал единственный иностранный инвестор — итальянская компания ENEL, которую господину Чубайсу удалось убедить взять в управление Северо-Западную ТЭЦ. Последствия прогнозируемой нехватки инвестиций, собственно, и породили саму реформу — эксперты по-прежнему предсказывают дефицит генерирующих мощностей уже в 2008 году. То есть вместо усиления своего влияния к моменту выбора своего преемника президент Путин может получить обратный эффект — энергокризис и отключения электричества. Но уже не из-за неоплаты энергии, как раньше, а из-за ее физической нехватки. Выходов здесь только два: либо резко повышать тарифы, чтобы собрать деньги в бюджете на строительство новых станций (что не отменяет отключений, так как средний цикл строительства одной электростанции составляет не менее шести лет), либо все-таки срочно либерализовать рынок электроэнергии, но уже с гораздо большими затратами, чем сейчас. В этом случае в каком-то виде необходимо применять механизм гарантирования инвестиций, то есть собирать с других участников энергорынка дополнительные деньги и платить их тому инвестору, который отважится прийти в Россию строить новые электростанции, чтобы окупить его затраты. При таком раскладе опять же неизбежен рост тарифов и для промышленности, и для населения, что также невыгодно правительству, которое может поплатиться отставкой за свою недальновидность.

Есть, правда, и оптимистический сценарий. Его главным идеологом является Анатолий Чубайс. Много раз в те моменты, когда электрореформа, казалось, висела на волоске, ему удавалось переломить ситуацию, достигнуть компромисса с противниками реформы. Так было во время обсуждения пакета законов по реформе электроэнергетики в Думе осенью 2002 года, такой же период, похоже, наступает и сейчас. К тому же Анатолий Чубайс, как и Алексей Миллер, тоже пользуется доверием Кремля, о чем он не преминул напомнить оппонентам сразу после памятного заседания совета директоров РАО ЕЭС 25 июня на телефонной конференции с акционерами компании. "Концепция реформирования энергетики была утверждена прежним составом правительства и прежним составом парламента, но законы, создавшие нормативную базу реформирования, принимались и подписывались тем же самым президентом",— напомнил господин Чубайс о своих лоббистских возможностях. "Если правительство говорит, что ему нужно шесть месяцев для принятия решения по ОГК, мы будем максимально способствовать принятию этого решения. Сегодня мы как никогда убеждены в том, что реформа электроэнергетики необходима. Эта убежденность дает нам основания для спокойного и аргументированного разговора с правительством",— надеется Анатолий Чубайс.

АЛЕНА КОРНЫШЕВА

Тэги:

Обсудить: (0)

"Энергия". Приложение от 08.07.2004, стр. 17
Комментировать

Наглядно

валютный прогноз

обсуждение