Россия и США нацелились на сближение

Как саммит в Женеве отразится на отношениях Москвы и Вашингтона

В ядерной войне не может быть победителей. Президент России Владимир Путин и его американский коллега Джо Байден все-таки выпустили совместное заявление, хотя к прессе вышли по отдельности. Документ, посвященный стратегической стабильности, появился поздно вечером 16 июня на сайте Кремля после саммита в Женеве. Это была первая встреча Путина и Байдена в качестве глав государств. Что на ней обсуждалось? И изменятся ли теперь отношения между двумя странами?

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ  /  купить фото

Фото: Дмитрий Азаров, Коммерсантъ  /  купить фото

Американский лидер во время брифинга заявил, что общий тон встречи был позитивным. Однако в первую очередь президент США сообщил журналистам, что поставил перед Путиным множество неудобных вопросов.

Джо Байден, президент США

«Мы не просто нападаем на Россию, а когда она нарушает права человека. Мы такие. Как я могу быть президентом США и молчать, если чьи-то права не соблюдают? Поэтому мы будем обозначать опасения по поводу таких дел, как ситуация с оппозиционером Алексеем Навальным. Я также поставил вопрос о ложно осужденных американцах — Поле Уилане и Треворе Риде. Я сказал Путину, что нам нужны базовые правила игры. Мы говорили о стратегической стабильности: дипломаты и военные эксперты соберутся вместе, чтобы разработать механизм, который будет контролировать новые, опасные, сложные виды вооружений, которые сейчас появляются».

Владимир Путин же сосредоточился на договоренностях, которые удалось достичь. Это, например, возвращение дипломатов к работе в зарубежных миссиях. Или потенциальный обмен заключенными, которым в ближайшее время займутся МИД и Госдепартамент. Путин назвал Байдена очень конструктивным и взвешенным. По словам президента, они говорили на одном языке. Журналисты спрашивали Путина о том, не помешало ли переговорам недавнее интервью Байдена, в котором тот назвал российского президента убийцей. Российский лидер ответил, что после этого инцидента Байден позвонил ему и объяснился. Объяснения Путина устроили.

К тому же, инициатива провести саммит принадлежала Вашингтону. И было видно, что американская сторона готова разбирать накопившиеся завалы в двусторонних отношениях.

Владимр Путин, президент России

«Считаю, что не было никакой враждебности. Наоборот, наша встреча происходила в принципиальном ключе. По многим позициям оценки расходятся, но, на мой взгляд, все-таки с обеих сторон было продемонстрировано желание понять друг друга и искать пути к сближению позиций. Разговор был весьма конструктивным. Что касается кибербезопасности, мы договорились о том, что начнем на этот счет консультации. На мой взгляд, это чрезвычайно важно. Договорились также о том, что МИД России и Госдеп США начнут консультации по всему комплексу взаимодействия на дипломатическом треке, там есть, о чем говорить. Как мне показалось, обе стороны, в том числе американская, настроена на то, чтобы искать решение».

Переговоры Путина и Байдена проходили на старинной вилле Ла-Гранж на берегу Женевского озера. Территорию вокруг здания оцепили. Подъезжающих президентов встречал лично глава Швейцарии Ги Пармелен. Ожидалось, что переговоры займут около пяти часов, однако Путин и Байден завершили саммит уже через три с половиной часа. Сначала была встреча в узком составе, только с руководителями внешнеполитических ведомств. Затем к переговорам подключились все члены делегации: Путина, например, сопровождали глава Генштаба Валерий Герасимов и замглавы администрации президента Дмитрий Козак, который отвечает за Украину. Впрочем, эта тема не была основной на переговорах, заявил Путин.

Старший научный сотрудник Института мировой экономики и международных отношений РАН Сергей Кислицын смотрит на итоги саммита, скорее, позитивно: «Успех — это возвращение послов в Москву и Вашингтон, а также решение сторон продолжить разговор по стратстабильности. На самом деле это, наверное, единственная весомая составляющая двусторонних отношений, в которой заинтересованы обе державы.

Переговоры по кибербезопасности — новая сфера с невыработанными правилами поведения. Однако и этих договоренностей пока достаточно.

Всегда есть второй трек, который продолжит работу, а вернее, возможно ее активизирует. То есть в данном случае у нас, по крайней мере, есть какое-то согласие. Что касается результатов, то они будут вполне себе осязаемые. Большего бы, честно говоря, я не ждал, потому что сотрудничество по каким-то более конкретным вопросам менее вероятно. Например, в торговле мы составляем всего примерно 1% в американском внешнеторговом обороте. По вопросам климата стороны проводят свою политику внутри своих стран. По космосу тоже объем сотрудничества, наверное, уже становится не такой, так как нет поводов для какой-то весомой совместной кооперации».

Замглавы МИД РФ Сергей Рябков в интервью “Ъ” сообщил, что важный итог саммита — это оформленное документально намерение начать сфокусированный и энергичный диалог по стратегической стабильности. А «конкретику того, как, в каком формате и по каким темам он пойдет, надеемся достаточно быстро сформулировать вместе с американскими коллегами», заявил дипломат.

Впрочем, главный редактор Carnegie.ru. Александр Баунов сомневается, что договоренности Байдена и Путина могут привести к реальным изменениям: «Пока группа не начала работать, можно считать, что это декларация о намерениях ее создать. Мы помним, что саммит Путина и Трампа кончился на декларации о намерении создать три, а то и четыре рабочие группы, в том числе по кибербезопасности, но ни одна из них так и не появилась. Все они были заблокированы внутри американской профессиональной бюрократии. У Байдена нет такой обструкции со стороны собственного государства. Здесь гораздо больше шансов, что группа возникнет, и они не поссорятся — это важно. Мы видели, что может быть по-другому. Встреча с Трампом кончилась вроде бы позитивно, но это был крах. Итоги тех переговоров не принял политический класс США. Или мы видели, как проходила первая встреча Блинкена с китайским коллегой — это было публичное взаимное отчитывание и перепалка. В данном случае ничего подобного нет, во всяком случае, не в глаза. Отсутствие негативного результата в той ситуации, в которой мы находимся — уже позитивно».

Заявления Байдена в Вашингтоне также восприняли неоднозначно. Пресса растиражировала его слова о том, что Россия и США остаются «двумя великими силами», указывая, что прежде он обещал быть жестче к Москве, чем предыдущая администрация.

Корреспондент АВС Элизабет Ньюман, впрочем, считает, что Байден свое обещание сдержал: «Это шаг к тому, чтобы сделать нашу страну более безопасной. Да, Путин известен тем, что говорит одно, а потом делает другое, поэтому я, как и Байден, не испытываю оптимизма по поводу того, что Россия изменит свое поведение.

Но смысл саммита был не в этом. Он был сигналом, что Америка, которая отстаивает демократию и права человека, вернулась. Цель была достигнута.

И мы вступили в новую эру ответов на киберугрозы. 10 лет мы реагировали максимум экономическими или дипломатическими санкциями, теперь мы четко донесли: если будут затронуты конкретные объекты инфраструктуры, мы придем за вами. Теперь Путин будет думать дважды, прежде чем позволить киберпреступникам атаковать. Задачей Байдена было очертить границы, поместить туда Путина и сказать ему: “Если ты будешь пресекать эти границы, мы — весь мир и наши союзники — будем сопротивляться, мы больше не станем терпеть издевательскую тактику”».

Сам же Байден заявил, что у него нет уверенности в том, что российские власти изменят свое поведение после переговоров. Встреча, по его словам, была нужна, чтобы «донести до Путина то, что он хотел донести и избежать ложных трактовок». Критики президента в ответ на это заявили, что смысла встречаться с российским президентом в таком случае не было.

Бывший директор американской разведки Ричард Гренэлл в эфире Fox News заявил, что разговаривать с Москвой нужно на языке санкций: «Я думаю, ехать на переговоры с русскими нужно с одной простой мыслью: я восемь лет проработал в ООН с Сергеем Лавровым, они не откликаются на аргументы, например о морали, вы не можете сказать: “Международное сообщество хочет от вас это”. Им плевать. Но им не плевать на деньги, торговлю, нефть. Поэтому разговаривать с ними нужно на их языке, уметь вести переговоры с позиции силы, уметь надавить. У нас много инструментов. А после таких переговоров уже на следующий день русские продолжат делать то, что делают всегда: врать и проводить кибератаки».

После саммита президенты обменялись подарками. Джо Байден преподнес Владимиру Путину хрустальную статуэтку американского бизона и очки-авиаторы бренда Randolph — он сам носит такие и прилетел в них в Женеву.

Путин, в свою очередь, подарил Байдену письменный набор «Москва», расписанный под хохлому, сообщил пресс-секретарь Дмитрий Песков. Также господин Песков отметил, что, несмотря на позитивный тон встречи, США пока не могут быть исключены из списка недружественных стран. Для этого, по его словам, нет поводов.

Иван Якунин

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...