Коротко

Новости

Подробно

2

Фото: Юрий Стрелец / Коммерсантъ   |  купить фото

Естественный недобор

Почему медицинские вузы не решают проблему кадрового дефицита

"Здравоохранение". Приложение от , стр. 12

Несмотря на присутствие в регионе сильного медицинского университета и нескольких медколледжей, на протяжении нескольких лет в Краснодарском крае наблюдается острый дефицит медицинских работников. В 2020 году в крае не хватало 6,4 тыс. врачей, фельдшеров и медсестер. По оценке рекрутеров, в 2021 году ситуация с нехваткой медработников в крае стала еще более острой. В учреждениях образования считают, что кадровый голод связан не с недостаточным количеством выпускников-медиков, а с ростом численности населения вследствие активной миграции. Главврачи государственных и частных клиник говорят, что для решения проблемы кадрового обеспечения здравоохранения необходим комплекс мер, в том числе увеличение числа бюджетных мест для студентов.


По данным краевого минздрава, в конце 2020 года на Кубани не хватало 6 тыс. 437 медицинских работников: врачей — 1 тыс. 58 человек; среднего медперсонала — 1 тыс. 329 человек; младшего медперсонала — 4 тыс. 50 человек. Ранее министр здравоохранения края Евгений Филиппов сообщал, что самыми дефицитными специалистами являются анестезиологи-реаниматологи, врачи скорой помощи, неонатологи, хирурги, неврологи и врачи общей практики.

Как рассказала “Ъ-Кубань” руководитель пресс-службы HeadHunter Юг Алена Манохина, по итогам мая 2021 года медицинские специальности вошли в десятку самых востребованных работодателями Кубани профессий — число таких вакансий на hh.ru в регионе составило 6% от общего количества предложений на портале.

«За последний месяц частные клиники и государственные медицинские учреждения разместили около трех тысяч вакансий, большинство из которых опубликовано в Краснодаре, Сочи и Новороссийске. На работу приглашают лечащих врачей, младший и средний медперсонал, врачей-экспертов, фармацевтов, провизоров, специалистов по клиническим исследованиям, медицинских представителей, лаборантов, административный персонал. Если говорить о динамике, то по сравнению с маем 2020 года число таких вакансий выросло на 69%, а в сравнении с апрелем 2021 отмечена отрицательная динамика в 3%»,— говорит представитель HeadHunter.

Представители сферы медицинских образовательных услуг считают, что дефицит связан не с количеством мест в медицинских вузах и колледжах, а с увеличением населения региона в связи с миграцией

Число соискательских резюме на Кубани в сфере медицины и фармацевтики за последний месяц составило 2,5% от общего количества на портале. По словам Алены Манохиной, активно ищут работу медицинские сестры, врачи-стоматологи, психологи, терапевты, акушеры-гинекологи, педиатры, провизоры, медицинские представители, санитарки, врачи лабораторной диагностики, массажисты, косметологи и т. д. По сравнению с маем 2020 года количество таких резюме выросло на треть (33%).

Уровень конкуренции среди специалистов данной области в регионе — 1,5 кандидата на вакансию. «В сравнении с предыдущим месяцем конкуренция осталась на прежнем уровне, а в отношении 2020 года отмечено снижение показателей — в мае прошлого года за одну вакансию конкурировали до двух кандидатов. Это говорит о том, что ситуация с дефицитом медицинских специалистов стала еще более острой»,— заключает госпожа Манохина.

В 2019 году глава Минздрава Вероника Скворцова заявляла, что проблема с кадрами возникает из-за недостаточного числа бюджетных мест в медицинских вузах — его необходимо увеличить на 30% минимум. Однако главы региональных больниц, как государственных, так и коммерческих, а также представители сферы медицинских образовательных услуг называют и другие причины.

Отраслевой эпикриз


К проблеме кадрового обеспечения, по мнению главврачей кубанских клиник, в первую очередь приводит низкая заработная плата.

Главный врач Краснодарской больницы скорой медицинской помощи Николай Босак говорит, что проблема дефицита медицинских работников существует давно: «Могу назвать остродефицитные специальности — фельдшер скорой помощи, терапевт и реаниматолог». Нехватку фельдшеров, по его словам, можно объяснить сложностью и напряженностью работы, рисками, из-за которых люди с неохотой идут в эту службу. «У реаниматологов быстрый синдром выгорания, так как их работа — это всегда грань между жизнью и смертью. Определяющим фактором является и заработная плата. Эти специальности, на мой взгляд, все еще остаются недооцененными в денежном эквиваленте»,— говорит господин Босак.

Он считает, что решить проблему нехватки кадров невозможно мгновенно и только лишь увеличив число выпускников профильных учебных заведений, нужен комплексный подход. «Огромное количество выпускников медвузов и колледжей уходят в частные структуры. В городах побережья — Сочи, Геленджике, Туапсе — огромное количество мед­работников уходит работать в санаторно-курортную сферу».

««Огромное количество выпускников медвузов и колледжей уходят в частные структуры. В городах побережья — Сочи, Геленджике, Туапсе — огромное количество мед­работников уходит работать в санаторно-курортную сферу.»

С тем, что дефицит кадров ощущается, а хороших кадров — тем более, согласен главный врач клиники высоких медицинских технологий WMT Денис Бережной. «В нашей клинике работают врачи, преимущественно лидеры мнений: кандидаты и доктора наук, врачи первой и высшей квалификационных категорий, с большим стажем. В случае открытия вакансии мы достаточно долго ищем нужного специалиста»,— говорит господин Бережной.

Главный врач клиники современной хирургии «Здрава» Евгения Колупаева также отмечает, что сегодня в бюджетных медицинских учреждениях остро стоит вопрос кадров. «В больницах и поликлиниках не хватает квалифицированных специалистов. Оптимизация здравоохранения и системы образования в течение последних лет не отвечает современным требованиям и реалиям, в которых мы живем. Как показывает практика, все нововведения сводятся к сокращению штатов, а это практикующие врачи. При этом значительно увеличивается количество форм отчетности, которые необходимо отслеживать, контролировать. Заполнение множества бумажных шаблонов отнимает большое количество времени. Низкая заработная плата врачей и медицинских сестер приводит к нежеланию работать по специальности. Устаревшее образование, получение практических навыков на фантомах-симуляторах на всем протяжении учебного процесса наводят страх на молодого специалиста перед реальным пациентом»,— считает госпожа Колупаева.

Восемь человек на место


Представители сферы медицинских образовательных услуг считают, что дефицит связан не с количеством мест в медицинских вузах и колледжах, а с увеличением населения региона в связи с миграцией.

Проректор по учебной и воспитательной работе, заведующий кафедрой хирургической стоматологии и челюстно-лицевой хирургии ФГБОУ ВО «Кубанский государственный медицинский университет» Минздрава России Татьяна Гайворонская рассказала “Ъ-Кубань”, что интерес к медицинским специальностям всегда был и есть максимально высокий. Востребованы все специальности — это лечебное дело, педиатрия, стоматология, медико-профилактическое дело и фармация.

Говорить сейчас о конкурсе преждевременно, так как приемная кампания 2021–2022 стартует 19 июня 2021 года. «Но по опыту прошлых лет могу сказать, что вуз востребован, конкурс достаточно высокий не только на бюджетные места, но и на договорную форму обучения. Конкурс определяется специальностью, количеством бюджетных мест, уровнем подготовки абитуриентов и их количеством (представляемый на конкурс суммарный балл ЕГЭ)»,— говорит Татьяна Гайворонская. Отвечая на вопрос, почему при высоком конкурсе в медицинский университет все еще остается дефицит медицинских кадров, Татьяна Гайворонская говорит, что нехватка медицинских кадров прежде всего обусловлена увеличением численности проживающих на территории Краснодарского края вследствие миграции и недостаточным количеством лечебных и профилактических учреждений на всех жителей края.

В мае частные клиники и государственные медицинские учреждения разместили около 3 тыс. вакансий

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

Новороссийский медицинский колледж ежегодно выпускает около полусотни медсестер, около 70% выпускников остаются работать в Краснодарском крае, рассказывает Эльвира Нижегородцева, заместитель директора по воспитательной работе ГБПОУ «Новороссийский медицинский колледж» минздрава Краснодарского края. Остальные уезжают в другие регионы, уходят в декрет или продолжают обучение в вузах. По ее словам, медицинская сестра и фельдшер — самые востребованные специальности. Конкурс на «Сестринское дело» в последние годы составляет порядка восьми человек на место.

На спрос медицинских профессий в этом году отреагировал Транспортный колледж ГМУ им. адмирала Ф.Ф. Ушакова, открыв непрофильную коммерческую специальность «Сестринское дело» на базе 9 классов.

Добавить мест


Представители отрасли здравоохранения, опрошенные “Ъ-Кубань”, видят разные пути решения проблемы дефицита кадров.

Проректор КубГМУ Татьяна Гайворонская считает, что необходимо увеличить количество бюджетных мест в медвузах и открывать новые, современные лечебные учреждения в городах и районах края. Кроме того, медицинское образование необходимо максимально приблизить к практическому здравоохранению и готовить будущих практикоориентированных специалистов. «Потребность здравоохранения на сегодняшний день — максимальное приближение к населению, качество и доступность. То есть каждый житель населенного пункта должен иметь качественную доступную медицинскую помощь»,— рассуждает Татьяна Гайворонская.

Управляющая клиникой «Здрава» Мария Мостовая говорит, что у кадровой проблемы, как и у большинства управленческих задач в современных реалиях, есть два решения: «Первый путь — это непрерывное обучение персонала: младшего, среднего, врачей. Зачастую не огрубевшие в реалиях бюджетного здравоохранения молодые медсестры куда более открыты к пониманию сервиса и быстро осваивают стандарты работы в частной клинике. Подающий надежды ординатор через пару лет может стать лидером в своей отрасли благодаря рвению и открытости к современным методикам и инновациям. Второй путь — это создание комфортных условий труда для лидеров, так как на медицинском рынке труда выбираем мы и выбирают нас».

«Сегодня абитуриенты слабо подготовлены к обучению в вузе. Федеральные образовательные стандарты сейчас изменены не в лучшую сторону: дисциплины, которые раньше изучались на более старших курсах, смещены на младшие курсы, когда еще нет необходимой базы.»

Денис Бережной говорит, чтобы решить проблему, необходимо повысить доступность послевузовского образования, восстановить институт интернатуры, как это было в советское время, увеличить места в ординатуру и бюджетные места. «Про пересмотр федеральных образовательных стандартов говорится очень много, все чаще специалисты обсуждают вопрос отмены ЕГЭ и возвращения к выпускным экзаменам в школе и вступительным в вуз. Причем ранее по таким специальностям, как “учитель”, “врач”, перед вступительными экзаменами было собеседование на профпригодность. Такие социально значимые профессии не всем подходят, и уже на этапе поступления часть студентов отсеивалась именно по причине несоответствия психотипа выбранной профессии. Интересен опыт волонтерского движения, особенно в период пандемии. Молодые люди пробуют себя в профессии медика, понимают, подходит им это или нет, и уже более взвешенно могут принять решение о поступлении в медицинский вуз».

Параллельно, по его словам, необходимо повышать квалификацию современных выпускников медицинских вузов и колледжей. «Сегодня абитуриенты слабо подготовлены к обучению в вузе. Федеральные образовательные стандарты сейчас изменены не в лучшую сторону: дисциплины, которые раньше изучались на более старших курсах, смещены на младшие курсы, когда еще нет необходимой базы. Кроме того, жизненные ситуации подталкивают студентов параллельно работать, что снижает их успеваемость в учебе. Ухудшилась и практическая подготовка: пациенты стали требовательны, не каждый готов доверить свое здоровье молодому доктору. А как же им тогда учиться? Хотя и не все студенты мотивированы получать эти практические навыки. После окончания обучения приходит понимание, что профессия медика требует от тебя гигантской самоотдачи, порой интересы пациента приходится ставить выше своих личных. Не все готовы к этому. Кроме того, остро стоит проблема доступности последипломного образования: ликвидирован институт интернатуры, места в ординатуру ограничены (бюджетные места тем более), срок обучения в ординатуре — от двух лет»,— говорит господин Бережной.

Евгения Колупаева говорит, что сегодня актуальна проблема низкого уровня постдипломного образования. «Отсутствие базы для практического обучения, общения, понимания и изучения всей структуры лечебного процесса молодым специалистом. На собеседование приходят медицинские сестры, которые закончили медицинский колледж, но не видели пациента с его проблемами, жалобами, болезнями, чувствами. Врач после института боится своего пациента. Его научили работать на фантоме, но не научили любить своего пациента. Еще вчера медицинское образование должно было измениться и усовершенствоваться. Клиники, больницы, поликлиники должны иметь возможность пригласить к себе на работу квалифицированного сотрудника. Специалист получает гарантированное рабочее место, а работодатель — специалиста без собеседования. Такие программы в вузах и колледжах уже существуют. Это должно работать на практике. Врач и медсестра должны иметь не только профессиональные знания, но и любовь к людям, высокий интеллект, сочувствие, интерес и желание, стремление получать знания и совершенствовать свои навыки»,— заключает госпожа Колупаева.

Наталья Решетняк


Комментарии

обсуждение

Наглядно
Профиль пользователя