Коротко

Новости

Подробно

Фото: Invision/AP

«В теме свободы слова Фрэнк был чемпионом»

Каким предстает Фрэнк Заппа в посвященном ему документальном фильме и в воспоминаниях его сына

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

16 июля в Москве пройдет премьера документального фильма «Заппа» о музыканте, композиторе и продюсере Фрэнке Заппе, а уже в эту пятницу выйдет альбом Zappa'88 с записью его последнего концерта в США. Борис Барабанов поговорил с сыном главного героя и продюсером фильма Ахметом Заппой о популярности его отца, о его дружбе с русскими музыкантами и борьбе за свободу слова, которой в ленте уделено особое внимание.


— Саундтрек к фильму «Заппа» вышел в свет задолго до того, как сам фильм по-настоящему попал в прокат. Я помню, что не поверил своим глазам — 90 произведений или больше, и все в фильме?

— Представьте себе, так и есть. Может быть, не все они звучат целиком, но это действительно очень большой объем материала, и многое — «из подвала», из наших архивов. Наследие Фрэнка огромно. Я слушал этот саундтрек не один и не два раза от начала до конца. Он не надоедает.

— На днях выходит в свет альбом «Zappa’88» с записью последнего американского шоу вашего отца. Там немало кавер-версий. Известно его ироничное отношение к собственной и чужой музыке. Интересно, как он отбирал кавер-версии для своих шоу?

— Я никогда не говорил с ним об этом, могу только догадываться. Вот, например, песня The Allman Brothers Band «Whipping Post», которая вошла в альбом «Zappa’88». Отец ее по-настоящему любил, я это знаю точно. Когда он сыграл на этом концерте «Stairway To Heaven» Led Zeppelin, многие наверняка удивились. Уверен, многие думали, что он эту песню вообще не слышал. А я не был удивлен. Некоторые кавер-версии появлялись в программе просто потому, что люди в зале выкрикивали их названия. Некоторые игрались на репетициях. Просто в этом туре у него была такая группа, которая могла сыграть что угодно. Они просто ловили кайф.

— В фильме есть потрясающие кадры, где в аэропорту Праги вашего отца встречают 5 тыс. человек. Как вы думаете, так случилось, потому что он просто был первым артистом из-за железного занавеса, который туда приехал? Или у него в Чехословакии действительно была огромная фан-база?

— Я уверен, что у него была выдающаяся фан-база в этой части мира. Долгое время его музыка находилась там под запретом. Я слышал, что его имя даже возглавляло списки запрещенных музыкантов. Уж не знаю, на каком основании власти оказали ему такую честь. И в результате люди стали еще больше интересоваться его музыкой. А когда он стал «специальным посланником Чехословакии на Западе по делам торговли, культуры и туризма», это добавило ему очков в Восточной Европе.

— Среди друзей Фрэнка Заппы было несколько русских музыкантов. Кого из них вы помните?

— Стаса Намина. Мне кажется, он имел отношение к группе Gorky Park, да? Они были частыми гостями в нашем доме. Фрэнк болтал с ними о музыке и о политике. Это все мои тинейджерские воспоминания. Наша семья много записывалась с ними, и я запомнил их как настоящих рокеров, очень крутых. Мне нравились мелодии, нравился вокал. Я постоянно зависал в студии, когда они записывались. Может быть, вы удивитесь, но я до сих пор помню многие песни Gorky Park. Могу даже напеть, если хотите.

— Странно, что Фрэнк Заппа так сблизился с группой, которая играла в общем-то коммерческий хард-рок, как многие другие.

— У Фрэнка были очень широкие интересы в музыке. Если ему нравилась мелодия, голос или гитарное соло, ему было все равно, какой это стиль. Например, он очень любил песню Bee Gees «Red Chair, Fade Away». Его любимой песней The Beatles была «Norwegian Wood». Еще ему нравилась глэм-роковая группа Enuff Z’Nuff, сейчас ее уже все забыли. А он обожал их песню «Fly High Michelle». Помню, когда я узнал об этом, я очень удивился. И в то же время ему нравились рэперы N.W.A. Не знаю, насколько ему были близки их тексты, но он точно прислушивался к их продакшену. И в то же время ему нравились женский хор Болгарского радио и The Chieftains. В его музыкальном меню было много разных блюд.

— Я знаю, что одной из его последних записей были совместные импровизации с тувинскими певцами.

— Когда отец уже был очень болен, он устраивал особенные вечеринки, где вместе могли играть тувинцы, Джонни Уотсон (Гитара), барабанщик Терри Боззио, Алан Йоханнес и Наташа Шнайдер из группы Eleven… Мы называли это margerita fridays («маргаритовые пятницы»). Если Фрэнк чувствовал себя получше, он спускался к гостям, участвовал в джемах. Тувинское горловое пение поднимало отцу настроение. Его веселило, что музыка настолько прекрасна, голоса настолько необычные, а в текстах при этом говорится о чем-то типа «я зарезал и съел козла». Спасибо за этот вопрос. Много прекрасных воспоминаний… И смех моего отца остался на магнитной пленке.

— Мне кажется, самый важный сюжет в фильме «Заппа» — это история его борьбы за свободу слова, свободу творческого высказывания. Я смотрел и думал: на чьей стороне он был бы сегодня, в эпоху cancel culture, когда роль артиста могут вырезать из фильма просто потому, что кто-то что-то о нем сказал в интервью, а с музыкантом разрывают контракт просто потому, что его бывшая девушка что-то написала в Instagram.

— Я думаю, он был бы на стороне правды и свободы. Он не изменил бы себе. Мы бы не зашли так далеко ни в том, что вы называете cancel culture, ни в политической напряженности. Нам не хватает его точки зрения, его ясности мысли, его готовности защищать права художников. Мы сегодня можем с чем-то соглашаться или нет, но это не значит, что у нас есть право что-то стирать или стерилизовать. У нас нет права на цензуру. У людей есть мнение и их собственный способ самовыражаться. В теме свободы слова Фрэнк был чемпионом. Его до сих пор никто не превзошел в умении артикулировать базовые ценности свободного общества. Если бы он остался с нами, он был бы мостиком между людьми, которые не в состоянии понять друг друга.

Комментарии
Профиль пользователя