Коротко

Новости

Подробно

Непопулярно объясняю

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 10
ФОТО: ПЕТР ХОЛОБАЕВ
Четыре года Владимир Путин выстраивал вертикаль власти. И это в целом нравилось гражданам. Губернаторов как-то там поприжали, олигархов как-то там попригнули, депутатов как-то там построили. Ведь это "их" строят, а "их" и нужно строить. Так продолжалось до тех пор, пока президент строил вертикаль где-то там, "у себя". Но в последнее время как-то так сложилось, что вертикаль достала и до простых граждан. Не то чтобы злонамеренно, а просто в силу стечения разных обстоятельств. И тут граждане, которые совершенно справедливо властью себя не считают и нанизываться ни на какую вертикаль не хотят, занервничали не хуже олигархов. Льготы отменяют, бесплатную приватизацию жилья тоже, банки того и гляди опять рухнут, а в армию будут призывать всех поголовно, хоть и на один год вместо двух. Так отражается происходящее в народном сознании. Еще готовясь к своему первому сроку, Владимир Путин в книге "От первого лица" говорил: "Власть должна решиться на непопулярные меры". Тогда не решилась. А 15 марта 2004 года, на следующий день после избрания на второй срок, президент скорректировал формулировку: "Мы часто повторяем фразу о необходимости так называемых непопулярных решений... Мы должны принимать не непопулярные, а нужные решения". Но грань, как показывает практика, оказывается слишком зыбкой: "нужное" слишком легко превращается в "непопулярное".
Деньги вместо льгот
      В начале июня фракция "Единая Россия" с оговорками одобрила идею обмена системы льгот на денежные выплаты. Можно сказать, что это первое по-настоящему непопулярное, с точки зрения населения, предложение власти: большинство льготополучателей считают, что они проиграют от такой замены. А коммунисты уже пообещали собрать подписи за протестный референдум (впрочем, с референдумом у них ничего не получится — см. стр. 26).

В советские времена ситуация со снабжением граждан вообще и льготников в частности была очень простой. Все предприятия принадлежали государству, поставляя товары с услугами гражданам и друг другу в приказном порядке. Если у кого-то было право на бесплатный проезд или лекарства, и речи не шло о том, что правительство должно из бюджета компенсировать железной дороге или аптеке убыток. Собственно, даже на платные товары и услуги цены были символические, не имевшие ничего общего с западными аналогами. Уж не будем говорить о том, что и бюджет был чисто символическим, не имеющим ничего общего с реальной экономической жизнью. В вопросах производства, распределения и потребления все решали директивы партийных органов, Госплан и Госснаб. А уж как там это отражалось в денежных документах, было делом десятым — как-то отражалось.
       При этом в советские времена льготников было очень много — далеко не только инвалиды или ветераны. Многие пользовались денежными льготами в виде различных доплат и надбавок. Но гораздо больше ценились льготы неденежные — доступ к распределителям разного уровня (эти льготы иначе назывались привилегиями). Коммунистическая партия и советское государство такие предпочтения народа знали и предоставляли неденежные льготы весьма широко, желая сохранить популярность. Тем более что повседневная жизнь самих деятелей партии и государства проходила именно в мире неденежных льгот. Никаких политических конфликтов на этой почве не возникало. Было бы смешно, если бы директор предприятия, предоставлявшего спецуслуги, высказал недовольство по поводу низкой прибыльности: мол, обеспечиваю режим верными слугами и политической базой, а денег мне режим не платит. Этот директор знал, что не деньги в жизни главное.
       
       В итоге режим рухнул как раз в связи с невозможностью дальнейшего предоставления неденежных льгот: в распределителях уже не хватало импортных товаров, а в обычных магазинах не было вообще ничего (в последние годы советской власти льготником стал едва ли не каждый, потому что купить хоть что-нибудь можно было только по талонам и пропускам в магазины, и рядовые граждане наконец почувствовали себя привилегированными ответработниками). В России были проведены рыночные реформы, многие предприятия перестали быть государственными, товары стали продаваться за реальные деньги (в том смысле, что рубли можно обменять на свободно конвертируемую валюту) и за реальные цены (в том смысле, что они равны западным аналогам, а в большинстве случаев даже их превосходят). Бюджет тоже стал вполне реальным: там действительно предусмотрены доходы, которые правительство получает с граждан, и расходы на этих же граждан.
       Тут же возникла проблема. Неденежные льготы кто-то должен оплачивать. Если льготами гражданин пользуется при приобретении товаров или услуг в частном предприятии, их должен оплатить тот, кто предоставляет льготы,— государство. Делу не помогает даже то, что большинство льгот в России предоставляют предприятия, оставшиеся в государственной собственности, вроде РАО "Российские железные дороги". Им тоже нужны деньги — хотя бы для инвестиций.
       Между тем вполне официально признается, что денег в бюджете для оплаты услуг нет. "Чем сейчас человек защищен? Записью в законе, что есть эта льгота. Но под нее финансирования нет",— заявил на прошлой неделе министр здравоохранения и социального развития Михаил Зурабов. По его словам, в прошлом году на финансирование всех льгот во всех бюджетах России — федеральном и региональных — было потрачено 64,7 млрд руб., из которых 36,4 млрд пошли на компенсацию убытков ЖКХ и только 24 млрд — на компенсацию убытков всех остальных поставщиков льготных товаров и услуг. "Расчеты, которые мы провели, показывают, что в среднем на одного ветерана в месяц тратилось 50 руб., а на одного инвалида — 112 руб.",— указал Зурабов. Разумеется, предприятия, которые обслуживали льготников, как-то справлялись со сложившейся финансовой ситуацией (по-видимому, отыгрываясь на других клиентах). Но проблема становилась политической, точнее, политэкономической. Руководители этих предприятий всегда могли сказать вышестоящим товарищам о том, что, мол, обеспечиваю режим избирателями и политической базой, а мне за это денег не платят. И уже нельзя сослаться на то, что деньги в жизни не главное. Вышестоящие товарищи могли только ответить, что неизвестно еще, сколько нужно платить денег: может, не все инвалиды, ветераны и другие получатели льгот этими льготами действительно пользуются. Тем не менее отрицать не могли, что денег в любом случае платят недостаточно. Директора предприятий демонстрировали, что готовы работать и бесплатно, но только в обмен на право требовать от руководства России каких-либо уступок нематериального свойства. Если угодно, политических льгот.
       
       И вот было решено провести реформу, которая стала первой реформой второго срока Владимира Путина. Чтобы ликвидировать повод для политэкономических споров, неденежные льготы просто превращаются в денежные. Для этого правительство даже готово пойти на грандиозное расширение бюджетных социальных расходов. На прошлой неделе, обсудив с членами думской фракции "Единая Россия" в "нулевом" чтении соответствующий законопроект, замминистра финансов Татьяна Голикова заявила, что правительство решило в 2005 году выделить на реформу, то есть на выплаты компенсаций льготникам, 171,8 млрд руб. "Это сумасшедшие деньги. Вспомните, когда правительство решало увеличить расходы на 171,8 млрд руб. на социальное обеспечение населения? Я думаю, вы не припомните такого года, когда принималось подобное решение". И разъяснила, что это стало возможно благодаря благоприятной финансовой и экономической ситуации в стране, а также высоким ценам на нефть.
       А Михаил Зурабов объяснил, как, собственно, будет поставлено дело. Если, скажем, инвалиду второй группы полагается в виде компенсации 1 тыс. руб. в месяц, то в первый год ему централизованно приобретается билет на пригородный железнодорожный транспорт и из этой тысячи вычитается 40 руб. Также ему дается право на бесплатное получение медикаментов, и тогда из указанной суммы вычитается еще 350 руб. Все это называется "минимальным соцпакетом" в 390 руб. Таким образом, гражданин будет получать в этот первый, переходный год дополнительно по 610 руб. в месяц (то, что осталось от 1 тыс. руб. за вычетом стоимости соцпакета). Если на следующий год он не захочет воспользоваться соцпакетом, он будет получать 1 тыс. руб.
       Реформу следует признать радикальной. Ценой 171,8 млрд руб. правительство лишает поставщиков медикаментов и услуг пригородного железнодорожного транспорта возможности говорить, что они обеспечивают социальную политику в России. Наоборот, правительство получает возможность указывать, что оно само содержит своих особенно ущемленных граждан и в связи с этим никому ничего не должно.
       Конечно, кто-то может сказать, что в других странах никого не волнует, в какой форме предоставляются льготы — в натуральной или денежной. Что госсектор для того и содержится на деньги налогоплательщиков, чтобы помогать наиболее бедным из них. И если вместе с правительством этот госсектор не справляется с социальными функциями, то его (госсектор) следует продать с торгов. Например, в Великобритании еще в 1844 году будущий премьер Уильям Гладстон добился принятия закона "О дешевых поездах", дающего право государству принудительно выкупать в свою собственность все построенные в дальнейшем британские железные дороги, только для того, чтобы обеспечивать нуждающихся льготными билетами третьего класса. В 1948 году национализация состоялась, но дешевые билеты на поезда госкомпании British Railway ни сама компания, ни бюджет не потянули, поэтому в 1996 году железные дороги приватизировали.
       Однако на Западе такие вопросы, как форма льгот (а также приватизация и национализация), никого не волнуют потому, что являются только экономическими. А в России, повторим, речь идет о политэкономии.
СЕРГЕЙ МИНАЕВ

       
Льготно-денежный обменный курс
       Не дожидаясь окончательного решения властей, многие льготники уже рассчитывают свои убытки. В письме, полученном редакцией, свои расчеты приводит инвалид II группы. Редакция как может его успокаивает.
       
       Подсчитаем, что есть и что будет. Возьмем льготы и субсидии, приходившиеся в июне 2004 года на проживающего в Москве пенсионера и инвалида II группы.
       1. Льготы и субсидии на оплату услуг ЖКХ — 539,84 руб.
       2. Так называемые "московские" доплаты от собеса — 969,43 руб.
       3. Компенсация (50%) абонентской платы за телефон — 70 руб.
       4. Получаемый сейчас бесплатно комплект лекарств — после отмены льгот (в ценах городских аптек) будет стоить 1117,63 руб.
       5. Бесплатный проезд в городском транспорте — после отмены льгот будет стоить 700 руб. за месяц (проездной билет на все виды транспорта).
       6. Бесплатный проезд в пригородных электричках — будет обходиться в 140 руб. в месяц.
       Итого: льгот и субсидий на 3536 руб. в месяц.
       Вывод: в случае отмены всех этих льгот и замены их для моей категории доплатой в размере 1 тыс. руб. мое суммарное материальное обеспечение уменьшается на 71,7% (если останутся льготы по ЖКХ, то на 66,6%).
       Примечание: я перечислил льготы, которыми пользуюсь фактически. Льготы, которыми я еще не пользовался: 50% скидки раз в год на проезд железнодорожным транспортом; бесплатное зубопротезирование; бесплатное один раз в год санаторно-курортное лечение.
Александр Деньщиков

       
       От редакции. Уважаемый Александр! Согласно внесенному в Думу законопроекту, для Вашей категории (инвалиды II степени ограничения к трудовой деятельности) выплатой в 1 тыс. руб. планируется заменить семь видов льгот: это проезд городским, пригородным и междугородным транспортом, лекарственное обеспечение, абонплата за телефон, санаторно-курортное лечение, зубопротезирование. Льготы и субсидии по жилищно-коммунальным услугам, так же как и так названные Вами "московские" доплаты от собеса, сохраняются. Поэтому названный Вами общий размер теряемых льгот (3536 руб.) следует уменьшить на 1509 руб., получив в итоге 2027 руб.
       Кроме того, если верить обещаниям правительства, платить полную стоимость всех сейчас бесплатных услуг Вам не придется. Льготникам будет предложен так называемый соцпакет, который можно будет приобрести за счет выдаваемой льготнику компенсации. Пока планируется, что в пакете будет проездной на электричку стоимостью 40 руб. и некое подобие медицинской страховки на получение лекарств (их перечень, так же как и стоимость такой "страховки", пока не определен — предварительно называлась сумма 350 руб.). По замыслу Белого дома, купив такой соцпакет, скажем, за 390 руб., услуг льготник сможет получить на большую сумму. Если предположить, что за эти 390 руб. Вы действительно получите проездной на электричку и нынешний бесплатный пакет лекарств, то сумма теряемых льгот уменьшится уже до 1160 руб. Что близко к обещанной компенсации инвалидам — в среднем 1 тыс. руб.
       Разумеется, обещания чиновников и депутатов выполняются далеко не всегда — достаточно вспомнить историю с тарифами на "автогражданку", которые в итоге получились куда большими, чем обещали власти.



Улица вместо квартиры
В знаменитом пакете из 27 законопроектов по обеспечению граждан доступным жильем, принятом Думой в первом чтении 10 июня, есть новые нормы, которые вовсе не обрадуют часть россиян.
"Слышала, бесплатную приватизацию отменяют, а уже приватизированные квартиры будут обратно отбирать?" — так в головах даже не самых простых граждан трансформируется информация о новых положениях Жилищного кодекса. На самом деле, конечно, отбирать не будут. Да и бесплатную приватизацию отменят не сейчас, а через два года, после вступления законов в силу. Но граждане все равно пугаются. И очень скоро можно ожидать огромных очередей на бесплатную приватизацию. А стояние в очередях не способствует любви к власти.
       Еще менее способствуют этому поправки в Налоговый кодекс, которые объединяют нынешний земельный налог и налог на имущество физических и юридических лиц в "местный налог на недвижимость". Ставку налога местные власти смогут варьировать от нынешних 0,1% стоимости имущества до 1%. Причем если нынешний налог берется с балансовой стоимости имущества по оценке БТИ, то новый налог будет взиматься с рыночной стоимости (точнее, с 80% этой стоимости, то есть если вашу квартиру оценили в $100 тыс., то в год с вас могут содрать до $800). К тому же в проекте весьма туманно описан порядок определения рыночной стоимости, позволяющий чиновникам по своему усмотрению ее варьировать.
       Не приватизировать квартиру с целью уберечься от налога — не выход. Неприватизированные, но не относящиеся к социальному жилью для малоимущих квартиры будут находиться в так называемом коммерческом найме. Сколько это будет стоить, пока неизвестно, но маловероятно, что меньше налога.
       О приватизации и налогах могут не беспокоиться малоимущие граждане (порядок признания таковыми определят местные власти с учетом дохода на члена семьи и стоимости имущества в собственности семьи) или признанные нуждающимися в жилье (обитателям домов, не соответствующих установленным для жилых помещений требованиям, или жителям коммуналки при наличии в семье опасного хронического больного). Им будет положено не менее 15 кв. м на человека социального жилья. Малоимущие будут платить только за коммунальные услуги, нуждающиеся будут платить еще "доступную", но опять же пока неизвестно какую плату за пользование жильем.
       Некоторые граждане, вероятно, будут шокированы, узнав, что новые законопроекты отменяют льготные очереди на получение бесплатного жилья. Вне обычной очереди квартиру смогут получить только пострадавшие от стихийных бедствий и чрезвычайных ситуаций или оказавшиеся в аварийном жилье. Правда, Жилищный кодекс оставляет возможность восстановления льготных очередей другими федеральными законами. Между тем сейчас в очереди за жильем стоят 4,4 млн семей, из которых 2 млн — реально малоимущих. А в Москве, например, в обычной очереди до сих пор люди ждут квартиру по 20 лет.




ФОТО: ДМИТРИЙ ДУХАНИН
ФОТО: ДМИТРИЙ ДУХАНИН
ФОТО: ДМИТРИЙ ДУХАНИН
ФОТО: ДМИТРИЙ ДУХАНИН
ФОТО: ДМИТРИЙ ДУХАНИН
ФОТО: ДМИТРИЙ ДУХАНИН
ФОТО: ДМИТРИЙ ДУХАНИН
Еще одна непопулярная мера — выселение нарушителей. Это и уже практикующееся выселение через суд за неуплату в течение полугода граждан-несобственников (им предоставляется другое жилье по нормам общежития — 6 метров на человека). Это и выселение через суд без предоставления другого жилья за плохое обращение с квартирой, ее разрушение, использование в непредусмотренных целях или за отравление жизни соседям. Правда, возможно, что таких асоциальных граждан власть за почтенных избирателей не считает — их почтенные соседи как раз будут счастливы появлению нового положения.
       А вот самих почтенных (в смысле достаточно обеспеченных и социально адаптированных) должна напугать возможность выселения по суду без предоставления другого жилья за незарегистрированную перепланировку. Квартира собственника в этом случае будет продана с торгов, а ему возвратят деньги за вычетом судебных расходов. Зато этот пункт наверняка обрадует сотрудников ЖЭКов и БТИ, поскольку даст им прекрасную возможность поправить свое материальное положение.
       Наконец, еще одно положение нового Жилищного кодекса наверняка взволнует самых разных граждан — это смерть прописки в качестве права на жилплощадь. К сожалению, невозможно подсчитать, скольких оно обрадует, а скольких огорчит. Например, жену, которая не может выгнать из квартиры прописанного там бывшего мужа,— обрадует. А самого экс-мужа, наверное, сильно огорчит. Или другой пример: допустим, в одной квартире проживают бабушка с внуком, но квартира приватизирована только на внука (как нередко делалось). В день вступления в силу нового ЖК бабушка утратит все права на жилье. Захочет внук — оставит бабушку, не захочет — выгонит, причем на совершенно законных основаниях. Как после этого бабушке любить власть?
       С другой стороны, снимаются "прописочные" проблемы при покупке жилья — известно же, сколько добросовестных покупателей мучается, пытаясь выписать из квартиры недобросовестных продавцов. Становится проще и с "детской" проблемой: после вступления пакета в силу согласие органов опеки на продажу квартиры, в которой прописан ребенок, будет требоваться только в том случае, если его родители лишены родительских прав или ограничены в них. Впрочем, и это может возмутить граждан, сильно озабоченных правами ребенка.
       
       Все остальное в пакете, с точки зрения любого гражданина вне зависимости от его социального уровня, выглядит очень неплохо. Например, стимуляция банков на ипотечное кредитование: чтобы давали не 70% стоимости приобретаемого жилья, а 90%. И чтобы процент был не 10-15, а 5-10. Правда, у тех, кто не расплатится по кредиту, банк сможет отобрать квартиру. Предусмотрен и ряд экономических мер, стимулирующих застройщиков строить быстрее и дешевле.
       Снижаются риски для граждан, которые покупают квартиру на стадии строительства. Застройщиков обязали раскрывать всю информацию, которая касается их самих и их проектов. На долевых участников теперь распространяются специальные положения закона "О защите прав потребителей" (за срыв сроков сдачи застройщик будет платить покупателю неустойку, а в случае непредоставления квартиры обязан вернуть все деньги и доходы от их использования). Недобросовестным застройщикам, которые на самом деле хотели не строить, а лишь вложить деньги в недвижимость, теперь также сложнее будет "кидать" граждан-соинвесторов через затягивание строительства. Если застройщик не сдает дом в нормативные сроки, земельный налог на его участок повышается в четыре раза.
       Дополнительный стимул к покупке и продаже квартир дает новый механизм предоставления налогового вычета по подоходному налогу независимо от сроков нахождения жилья в собственности (сейчас, если имущество находилось в собственности налогоплательщика менее пяти лет, вычет не может превышать 1 млн руб., от пяти лет — предоставляется на всю вырученную от продажи сумму).
       Преодолевается и еще одно препятствие на пути спроса — процедура оформления ипотечного кредита сопровождается высокими издержками: только за обязательное нотариальное удостоверение договора ипотеки сейчас приходится платить 1,5% от суммы договора. Требование обязательного нотариального удостоверения договоров ипотеки отменяется. Правда, вместо него появляется требование обязательной госрегистрации договоров, так что есть опасность, что гражданам все-таки придется доплачивать за более быстрое прохождение бумажек (какой же чиновник упустит возможность подзаработать?).
       В общем, по большому счету пакет многообещающий. Разве не здорово будет, если к 2010 году 30% россиян смогут купить квартиру на стандартных коммерческих условиях, а объем ипотечного кредитования увеличится с нынешних 10,5 млрд руб. до 350 млрд и жилье будет стоить по 8-10 тыс. руб. за квадратный метр? Здорово. Проблема только в том, что многие хорошие законы в России не работают. И если путинский жилищный план постигнет участь горбачевского, то многие граждане, в целом приветствующие нововведения, могут сильно разочароваться в политике партии и правительства.
ИРИНА ГРАНИК

       
Как стимулируют застройщиков
       Новые законы обязывают местные власти в срок от одного до пяти лет привести в порядок все градостроительные планы и навести порядок в землепользовании. Это должно удешевить и упростить процедуру учета недвижимости и регистрации объектов. Кроме того, местные власти не смогут присваивать себе доходы от подведения коммунальной инфраструктуры к новым участкам застройки (проблема освоения новых участков сейчас очень актуальна). Инвесторы-застройщики получат право компенсировать свои расходы при подведении инфраструктуры к первому дому при строительстве следующих домов. Амортизационные отчисления будут оставаться инвестору.
       Кроме того, специальным законом снижены риски инвесторов от произвольного и частого повышения тарифов властями. Наконец, инвесторы, занимающиеся подведением инфраструктуры к участкам застройки, будут заключать с местными властями договоры, близкие к концессионным, порядок оформления которых описан в отдельном законе. Это прекратит нынешнюю практику договоров аренды, когда инвестор, избавляя муниципалитеты от головной боли по улучшению коммунальной инфраструктуры, вынужден платить властям еще и арендную плату за пользование имуществом. Местные власти в качестве компенсации получат в свое распоряжение весь земельный налог, половина которого сейчас идет в субъект федерации. Это, кстати, тоже должно удешевить жилье. Ведь сейчас муниципалитеты, чтобы компенсировать свои потери, организуют бартер: за предоставление земельного участка под застройку берут с застройщика квартирами. В итоге убытки застройщик перекладывает на покупателей.
       
Как стимулируют банки
       Одним из главных инструментов грядущей реформы станет ипотека. Для развития ипотечного кредитования государство принимает следующие меры. Чтобы снизить первоначальный взнос и увеличить объем кредита, создается система страхования кредитных рисков. Это снизит и процентные ставки по кредитам — с нынешних 10-15% годовых до 5-10%. При этом банки через суд смогут забирать квартиры у лиц, не расплатившихся по ипотечным кредитам. Будет создана система обеспечения граждан кредитными историями. Способствовать снижению процентных ставок по ипотечным кредитам должно и снижение рисков для инвесторов в ипотечные ценные бумаги. Для этого предлагается не включать активы, являющиеся обеспечением по ипотечным облигациям, в общую конкурсную массу при банкротстве банка--эмитента этих облигаций.
       
Комментарии
Профиль пользователя