Коротко

Новости

Подробно

Фото: Артем Краснов / Коммерсантъ   |  купить фото

Металлурги поспорят с правительством

Согласится ли бизнес делиться сверхприбылью с государством

от

Металлурги поспорят с правительством за 100 млрд руб. Такую сумму от бизнеса потребовал накануне Андрей Белоусов. Первый вице-премьер заявил, что металлургический бизнес «нахлобучил» государство из-за роста цен. И теперь должен поделиться сверхприбылью. Владельцы крупнейших компаний отрасли возмутились и ответили, что и так платят много налогов, к тому же готовы дать скидки государственным заказчикам. Все это стороны могут обсудить уже 1 июня на совещании в Минпромторге. Сможет ли крупный бизнес отбиться от новых требований чиновников? Об этом — Сергей Гусев.


Российские чиновники давно обеспокоены ростом цен на металл, из-за этого, например, дорожает жилье, а еще растут сметы государственных строек. И хотя металлурги уже начали переходить на прямые контракты и давать скидки, первый вице-премьер Андрей Белоусов неожиданно решил поставить вопрос ребром: «Металлурги нахлобучили нас, государство, в части госкапвложений и гособоронзаказа примерно на 100 млрд руб. Эти деньги они должны нам вернуть. Некоторым из них я говорю: ребята, я сейчас даже не буду думать, налог такой, налог сякой, через НДПИ с вас снять, единственное, что я говорю: ценник — вот».

Такая риторика временно обрушила акции металлургических гигантов ММК, «Северстали» и НЛМК. Глава последней, Владимир Лисин, заговорил о «синдроме Госплана» и призвал «не чинить то, что работает».

Особенно бизнес поразили формулировки первого вице-премьера и время, которое он выбрал для такого выступления.

«Президент постоянно говорит, что улучшение инвестиционного климата — практически единственный ответ на санкционный режим. И вот перед тем, как собраться на ПМЭФ, где надо призвать к тому, чтобы инвестировать, такое выступление как ушат холодной воды, просто "подарок" к питерскому форуму»,— возмущается член правления РСПП Игорь Юргенс.

При этом доля ответственности за подорожавшие госпроекты лежит и на самих чиновниках, отмечает директор института стратегического анализа компании FBK Grant Thornton Игорь Николаев: «По форме создается впечатление, что это рассуждения "по понятиям". А вот по содержанию это значительно более интересно.

Получается, что у нас и в экономике задним числом можно поправить так, как хотелось бы государству, несмотря на то, что это — "косяк" государства, уж я тоже позволю себе тут эту лексику употребить.



Госзаказчики заключили эти контракты».

Еще один аргумент крупного бизнеса озвучили в РСПП: металлурги почти не просят льгот и субсидий, а инвестиции при этом наращивают. И бюджет наполняют исправно — за первое полугодие отрасль перечислила примерно 100 млрд руб. налогов, а к концу 2021 года может заплатить все 250 млрд руб.

У правительства, впрочем, свои доводы: антимонопольщики напомнили, что еще в апреле они возбудили против металлургов дела о ценовом сговоре на рынке горячекатаного проката. Компаниям грозят оборотные штрафы.

В Кремле, судя по всему, предоставили правительству и бизнесу разбираться самим. Отвечая на вопрос “Ъ FM”, пресс-секретарь президента Дмитрий Песков заявил, что, в сущности, каждый здесь занимается своим делом: «Это экономическая жизнь. Бизнес зарабатывает деньги, государство получает налоги. И когда возникает какая-то диспропорция, то государство, соответственно, эту диспропорцию выравнивает».

Крупный бизнес не в первый раз отбивается от устремлений Андрея Белоусова изъять у него сверхдоходы. Еще в 2018 году он предлагал забрать у металлургов и химиков куда больше — 1,5 трлн руб. Тогда обошлось — бизнес просто вложился в нужные государству проекты. На этот раз так не получится, уверен Игорь Николаев из FBK Grant Thornton:

«Риторика пожестче, сумма поменьше, экономическая ситуация похуже, то есть бизнесу не стоит рассчитывать, что на этот раз обойдется. Неважно, в какой форме, но придется заплатить.



У нас бизнес крупный, такой квазичастный. Он без государства никуда, что ему скажут, то и сделает».

Что значит 100 млрд руб. для металлургического сектора? Скажем, общая чистая прибыль НЛМК, ММК и Северстали за первый квартал, по данным самих компаний, 145 млрд руб.

На этом фоне удар кажется существенным, но не смертельным, отмечает аналитик группы компаний «Финам» Алексей Калачев: «В 2021 году, наверное, будет гораздо больше прибыли, поэтому это будет не так заметно. Но механизм изъятия не существует. Если это будет очередное повышение ставок по НДПИ, то все-таки, видимо, предполагается постепенное изъятие в течение нескольких лет. Это, в общем, достаточно мягко и не будет так уж сильно заметно, хотя это снизит рентабельность, которая у них, конечно, чрезвычайно высокая, тут спору нет».

Собеседники “Ъ FM” соглашаются, что, в целом, примерно так и строилось взаимодействие государства с крупным бизнесом. Удивляет их то, что эти правила игры проговариваются настолько открыто и резко.

При этом аналитики пока не смогли понять одного: а как именно изъятие 100 млрд руб. у металлургов должно снизить в России цены на сталь.

Комментарии
Профиль пользователя