Коротко

Новости

Подробно

Фото: Евгений Павленко / Коммерсантъ

В личном контакте

Деловой туризм

"Экономический форум". Приложение от , стр. 78

Падение отрасли делового туризма России из-за «ковидных» ограничений в 2020 году обнажило ряд фундаментальных проблем. Одной из главных является отсутствие профильного законодательства для отрасли. При этом мультипликативный эффект индустрии позволяет каждый рубль, инвестированный в отрасль, обращать в 5–7 рублей дохода в сопряженные сегменты целого ряда других отраслей экономики.


Опираясь на данные Всемирной туристской организации UNWTO, вице-президент российско-нидерландского фонда «Содружество», эксперт в MICE-индустрии Рина Вейнис говорит, что предварительные оценки спада уровня международных туристических потоков в прошлом году показывают от 1 до 3%, по сравнению с ожидаемым спрогнозированным в январе 2020 года ростом от 3 до 4%. Эти данные при переводе их в финансовую плоскость дают потерю в $30–50 млрд международной туристической отрасли, отмечает госпожа Вейнис. По оценке экспертов, доля делового туризма в мире составляет 20% от общего числа туристического потока, в России — 40% по оценке Ростуризма и 70% по мнению экспертов.

Согласно статистике Росавиации от февраля 2021 года, пассажиропоток всех российских аэропортов в 2020 году снизился на 46%, при этом международные перевозки сократились на 76,2%, а внутренние — на 23,1%. По данным генерального директора агентства делового туризма «Аэроклуб» Юлии Липатовой, за 2020 год объемы авиабилетов за рубеж, приобретенных деловыми путешественниками, сократились на 84%, а по России — на 60%. При этом длительность командировок выросла с шести до девяти дней, таким образом, спад спроса у деловых путешественников на отели в России составил 50%. Падение числа бронирований в обеих столицах оказалось сильнее среднероссийского: в отелях Москвы в 2020 году оно достигло 64%, а в петербургских гостиницах — 60%.

«MICE-индустрия, связанная непосредственно с коммуникациями людей, столкнувшись с пандемией коронавируса, оказалась одной из наиболее уязвимых, так как на проведение выставок, конгрессов и деловых поездок влияют одновременно сразу все ограничения, связанные с закрытием границ, перевозками, запретом на проведение массовых мероприятий,— поясняет первый заместитель генерального директора АО «Экспоцентр» Сергей Селиванов.— Согласно исследованию Выставочного научно-исследовательского центра R&C, доля отмененных и перенесенных на 2021 год мероприятий составила около 37% по итогам года. Несмотря на сложности, 47% мероприятий состоялось в сроки, однако с меньшим количеством участников от обычного уровня. В основном они пришлись на третий и четвертый кварталы 2020 года». Конгрессно-выставочные мероприятия генерируют около 3,2 трлн рублей, или 3% ВВП России, по данным исследования Российского союза выставок и ярмарок (РСВЯ) и международного аудитора выставок компании ООО «РуссКомАй-Ти Системс».

Рожденные летать не летать не могут


Есть сферы, где удаленный формат работы невозможен, поэтому сокращение деловых поездок в разных отраслях не было однородным, обращают внимание эксперты. Продолжали отправлять своих сотрудников в деловые поездки лишь те компании, которые не могли остановить рабочий процесс, например, добывающая и обрабатывающая промышленность. По наблюдению руководителя онлайн-сервиса по организации командировок «Авиасейлс для бизнеса» Ивана Бойцова, пандемия не повлияла на частоту командировок в строительном и инженерном секторах, реже стали летать люди, занятые в фармацевтике, оптовой торговле и сырьевой отрасли. Самое большое падение объема деловых поездок произошло у IT- и финтех-компаний, а также в сферах образования и услуг, где число командировок сократилось на 85–90%.

«Один из индикатором, за которым мы следим,— перемещения иностранных работников. Так, в последнее время увеличилось количество граждан Турции, прилетающих в Россию по рабочим визам. Кроме того, на ситуацию в деловом туризме влияет сезонность. Например, весной девелоперы размораживают свои проекты — строительные работы идут активнее. Мы ожидаем рост командировок у бизнесов, связанных с этим сектором»,— рисует общую картину эксперт.

Большая часть поездок так или иначе связана с производственной сферой, со строительством, продовольственным ритейлом и пищевой промышленностью, отмечает руководитель сервиса для организации командировок One TwoTrip for Business Никита Булгаков. По его словам, независимо от сферы деятельности ездили и продолжают ездить в бизнес-поездки представители малого бизнеса: например, ритейлеры инвестируют в открытие новых торговых точек, и любое такое событие сопровождается не только выделением на него бюджета, но и отправлением сотрудников на место.

Неоднозначный онлайн


Впрочем, специфика отрасли позволяет некоторым рынкам практически избегать «издержек» пандемии. «Мы работаем в достаточно узком сегменте производства лифтов и эскалаторов, поэтому хорошо понимаем и знаем игроков рынка, и нам не всегда нужны деловые мероприятия, чтобы установить контакт, представить новые технологии или заключить сделку»,— говорит генеральный директор компании «KONE Россия» Кеннет Линдгрен. А в FinHelp столкнулись с тем, что в онлайн-формате сложнее проводить установочные встречи, на которых происходят продажи проектов. Такие встречи с большей конверсией идут обычно при личном присутствии. «С другой стороны, с клиентами в целом стало работать проще. Если раньше собственники бизнесов довольно тяжело шли на онлайн-контакт, предпочитая для любых вопросов личные встречи, то после массовой удаленки работа через Zoom стала вполне приемлемой, и это очень упростило и ускорило процесс работы с клиентами, в том числе открыло гораздо более широкие возможности для работы с региональными бизнесами»,— рассказывает генеральный директор FinHelp Павел Вешаев.

Управляющий директор консультационной группы «ТИМ» Виктор Миронов считает, что деловые поездки для многих были важным элементом переключения с рабочей рутины и своеобразным отдыхом. «Живое общение во многом заряжает энергией, в отличие от электронного, главным минусом которого многие признают эмоциональное истощение. Свое место может занять формат бизнес-миссий, который раньше зачастую был прикрытием обычного туризма за корпоративный счет. Именно такой формат, совмещающий физическое перемещение, живое общение, деловые цели и отдых за счет смены формы деятельности, может помочь вытянуть отрасль из стагнации»,— полагает он.

Сегмент вне закона


Однако основная сложность регулирования отрасли делового туризма заключается в том, что она не выделена в отдельную сферу, и в России нет специализированного отдельного органа, который бы отвечал за нее. За все виды туризма отвечает Ростуризм, который сегодня подчиняется напрямую премьер-министру Денису Чернышенко, возглавляющему туристический блок в кабинете министров. Вся индустрия бизнес-туризма регулируется локальными нормативно-правовыми актами субъектов и Роспотребнадзором (с рекомендациями ВОЗ) на федеральном уровне.

«В соответствии с российским законодательством, командировки относятся к обычному туризму,— сетует Юлия Липатова.— Таким образом, деловой туризм регулируется 132-ФЗ "Об основах туристской деятельности", принятым еще в 1990-е годы, и в принципе не идет в ногу со временем, в частности, не учитывает специфики организации деловых поездок. Для того чтобы дать возможность рынку делового туризма выжить в такие непростые времена и быть услышанными государством, организованы локальные ассоциации. Например, САД (Союз агентств делового туризма) объединил ведущих игроков рынка, которые направляют свои усилия на отстройку делового туризма от туроператорской деятельности и разработку регламентов, которые позволят рынку эффективно работать и развиваться».

По ее словам, к агентствам делового туризма применяются такие же стандарты, как к крупному чартерному оператору, который занимается «пакетным» туризмом, хотя они находятся с ними в совершенно разных условиях. «В 2019 году размер российского рынка организации деловых поездок оценивался в 650 млрд рублей, а ведущие игроки этого рынка существуют уже более 25 лет, являясь крупными работодателями и налогоплательщиками, внося существенный вклад в развитие делового климата и российской экономики. Но для государства — на уровне законодательства — они просто не существуют как отдельная категория. В том числе, из-за несовершенной системы ОКВЭД многие компании не смогли получить поддержку государства, так как они работают не по туристическому ОКВЭД 79, а по ОКВЭД 5223, отвечающему за продажу авиационных билетов»,— комментирует госпожа Липатова.

Генеральный директор агентства делового туризма Continent Express Станислав Костяшкин говорит, что отсутствие идентификации отрасли на законодательном уровне создает ряд сложностей и регуляторных формальностей, которые не относятся к деловому туризму, например, страхование туристов, обязательство находиться в Реестре туроператоров и другие. По его мнению, это логично в секторе частных путешествий, но неуместно в сегменте делового туризма.

Правовой базис


По данным Всемирной туристской организации UNWTO, России принадлежит менее 1% мирового рынка делового туризма. В 2018 году Россия занимала 42-е место в рейтинге Всемирной ассоциации организаторов конгрессов. «Именно такие низкие показатели подтолкнули правительство к утверждению стратегии развития туризма, в том числе делового,— говорит заведующий бюро адвокатов «Де-юре» Никита Филиппов.— Это одно из приоритетных направлений развития туристической отрасли России, о чем прямо сказано в распоряжении правительства РФ от 05.05.2018 № 872-р "Об утверждении Концепции федеральной целевой программы «Развитие внутреннего и въездного туризма в Российской Федерации (2019 — 2025 годы)»" и распоряжении правительства РФ от 20.09.2019 № 2129-р "Об утверждении Стратегии развития туризма в Российской Федерации на период до 2035 года". В нем также сказано, что к деловому туризму относятся конференции, форумы, конгрессы, ротируемые мероприятия зарубежных ассоциаций, деловые поездки, выставки, встречи разного уровня».

Помимо этого, юрист обращает внимание на то, что закрытие границ показало, что в России абсолютно не развит внутренний туризм и кроме Краснодарского края и Крыма люди никуда не ездят. Все это повлекло необходимость пересмотра полномочий Ростуризма, и 5 июня 2020 года президент России подписал указ № 372 "О совершенствовании государственного управления в сфере туризма и туристской деятельности"».

22 марта 2021 года приказом Росстандарта № 381 при участии Торгово-промышленной палаты России образован технический комитет по стандартизации «Туризм и сопутствующие услуги», который занимается формированием программы разработки национальных стандартов в этой сфере. «Границы с некоторыми странами до сих пор закрыты, и в соответствии с распоряжением правительства России (от 16.03.2020 № 635-р "О временном ограничении въезда в Российскую Федерацию иностранных граждан и лиц без гражданства и временном приостановлении оформления и выдачи виз и приглашений") на территорию России могут въехать лишь определенные категории иностранных специалистов. Палата инициировала внесение изменений в распоряжение для возможности участия иностранных компаний в выставках на территории России»,— говорит господин Селиванов.

Прямая связь


По оценке международных экспертов, мультипликативный эффект индустрии может достигать соотношения 1:7. «Это значит, что каждый рубль, вложенный в эту отрасль, приносит 5–7 рублей дохода в сопряженные с ней сегменты других отраслей экономики: туризм, транспорт, гостеприимство, общественное питание, культура, торговля и другие сферы»,— поясняет господин Селиванов. Госпожа Липатова замечает, что инвестиции в российский деловой туризм в 2020 году были близки к нулю. При этом на зарубежных рынках поддерживающие инвестиции, которые позволили агентствам делового туризма выйти из кризиса, имели место.

Показатель активности бизнес-тревела — один из ярчайших маркеров национальной экономики. «Низкая активность деловых путешественников — крайне безрадостный признак как для бизнеса, так и для экономики страны в целом. Именно поэтому есть четкое понимание: страны и компании, которые первыми возобновят командировки — первыми восстановятся после пандемии. Как только в России стал восстанавливаться бизнес-тревел (в июне 2020 года), сразу замедлилось падение ВВП. Пример других стран: бизнес-тревел в США в прошлом году составил –73% от уровня 2019 года, в Австралии –90%, в Китае же всего лишь –28%. Тревел "драйвит" экономику, одновременно являясь и ее следствием, и показателем. Если бизнесмены перестанут путешествовать, мировой ВВП сократится на 13,7%. Это составляет около $11 трлн, что почти равно всей экономике Китая»,— заключает господин Костяшкин.

Анастасия Цыбина


Комментарии

обсуждение

Наглядно
Профиль пользователя