«Центральная Азия может стать ахиллесовой пятой России»

Максим Юсин — о проблемах, предвестником которых стал киргизско-таджикский конфликт

Президент Киргизии Садыр Жапаров посетил с визитом Сочи, где провел переговоры со своим российским коллегой Владимиром Путиным. По мнению обозревателя “Ъ” Максима Юсина, недавний пограничный конфликт между Киргизией и Таджикистаном стал для России серьезным вызовом, а также напоминанием, насколько взрывоопасна сегодня ситуация в Центральной Азии, входящей в зону ее геополитической ответственности.

Фото: Геннадий Гуляев, Коммерсантъ

Фото: Геннадий Гуляев, Коммерсантъ

Визит в Россию президента Киргизии Садыра Жапарова, как и состоявшаяся незадолго до этого поездка главы Таджикистана Эмомали Рахмона, проходит на нехорошем фоне. Столкновения на границе двух стран, фактически небольшая война, стали тревожным сигналом не только для всего региона, но и для Москвы, которая несет за Центральную Азию геополитическую ответственность.

Нанесен удар и по имиджу ОДКБ — военного блока под эгидой России. Два из шести его членов вели друг с другом кровопролитные бои, в ходе которых с киргизской стороны погибли, по официальным данным, 36 человек, с таджикской — 19, сожжены десятки домов, погранзаставы, школы, более 70 тыс. мирных жителей бежали из своих сел.

В России Киргизию и Таджикистан часто воспринимают как близнецов-братьев. Обе республики имеют тесные связи с Москвой, в обеих размещены российские военные базы, из обеих к нам приезжают сотни тысяч трудовых мигрантов. Невозможно было себе представить, что эти два союзных государства будут столь ожесточенно выяснять отношения, решать проблему делимитации границы с помощью танков и артиллерии.

Эта печальная история напоминает, насколько нестабильным и взрывоопасным остается центральноазиатский регион, где живут 75 млн человек.

Причем живут зачастую очень бедно, представляя собой идеальную среду для распространения исламского радикализма. Оно уже происходит, а с учетом ситуации в соседнем Афганистане будет только усиливаться.

Для Москвы Центральная Азия — традиционная зона влияния. И если там будут происходить серьезные конфликты, столкновения, мятежи, этнические чистки, восстанавливать порядок все равно придется России, если понадобится, то и с помощью военной силы, что не раз случалось за последние десятилетия.

При этом воспламенить ту или иную страну региона при желании не так уж и сложно — слишком много там проблем, подводных камней и мин замедленного действия. И если предположить, что кто-то из геополитических оппонентов Москвы преследует цель создать для нее дополнительную головную боль, вовлечь в конфликты, в которых она увязнет, распыляя свои силы и перенапрягаясь, лучшего полигона, чем Центральная Азия, найти сложно.

Дестабилизация региона, кстати, создаст проблемы не только для Москвы, но и для Пекина — именно там проходят важные для него транспортные пути, да и значительную часть энергоносителей китайцы получают из Центральной Азии.

То есть противники России и Китая, а это зачастую одни и те же страны, получают возможность убить сразу двух зайцев, к тому же при минимальных вложениях.

Чтобы спровоцировать кризис в одной или нескольких центральноазиатских республиках, особых инвестиций не требуется.

Некоторые специалисты по региону, с которыми я недавно общался, предсказывают: серьезные кризисы в Центральной Азии, спровоцированные извне, лишь вопрос времени. Не исключено, что время это уже настало, иллюстрацией чего и была таджикско-киргизская пограничная война.

Так это или нет, присутствовал ли в этих событиях иностранный след, и если да, то чей именно, очень важно понять Москве. Чтобы знать, где и с кем бороться, свести к минимуму последствия подобных кризисов в будущем и не позволить Центральной Азии стать ахиллесовой пятой России.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...