«Сибантрацит» разделили поровну

Как развивалась война за империю миллиардера Дмитрия Босова

Битва за наследство миллиардера Дмитрия Босова, кажется, завершена. Его вдова не смогла получить контроль над бизнесом. Предприниматель, который год назад был найден мертвым в своем особняке в Подмосковье, владел компанией «Сибантрацит». Его супруга Катерина пыталась получить долю в 77% его активов, но суд решил иначе и разделил акции поровну между всеми его наследниками. Оспаривание ни к чему не привело. Как развивалась война за империю Босова? Расскажет Иван Якунин.

Фото: Влад Некрасов, Коммерсантъ  /  купить фото

Фото: Влад Некрасов, Коммерсантъ  /  купить фото

Главный актив покойного Дмитрия Босова — компания «Сибантрацит». Она занимает первое место в мире по добыче и экспорту антрацита сверхвысокого качества. Это уголь, который, как утверждает компания, не имеет аналогов в мире — он самый экологичный и находится только в Сибири, где и сосредоточены основные активы группы. Такую редкую и ценную породу компания добывает по 20 млн тонн в год и имеет выручку больше 125 млрд руб. — вот за этот актив и боролись наследники Босова. Председатель совета директоров Института конъюнктуры рынка угля Александр Ковальчук может их понять: «Продукт, который является на рынке приоритетным, — горловский антрацит. Он низкозольный, калорийный, из него делают очень качественные электроды. У них там есть все: и запасы, и инфраструктура, так что грех отдавать».

Фото: Пресс-служба УК "Сибантрацит"

Фото: Пресс-служба УК "Сибантрацит"

Катерина Босов считалась приоритетной наследницей бизнес-империи мужа. Она еще до его смерти была коммерческим директором «Сибантрацита» и хорошо разбиралась в операционной деятельности компании, а после смерти и вовсе возглавила совет директоров. Возможно, поэтому она в единоличном порядке после его смерти оформила на себя половину его доли. Но другие наследники с таким решением не согласились. Всего у Босова восемь родственников, которые хотели получить контроль над активом: его родители, четыре сына от прошлых браков, супруга и несовершеннолетняя дочь. Суд принял самое простое решение: долю Босова поделить поровну: всем полагается чуть больше 10% компании.

И пусть Катерина знала «Сибантрацит» лучше остальных, на большую долю она рассчитывать не могла, полагает руководитель правового направления UFG Wealth Management Наталия Бутрина: «Правовых оснований было не так много, потому что, как мы знаем, брачного договора между ними не было. Соответственно, причин, чтобы договориться четко о том, сколько от этого бизнеса приходится Дмитрию, сколько — Екатерине, которая ссылалась на то, что они продали ее Bentley, и эти деньги ушли на дополнительную эмиссию, нет. И суд не принял это во внимание. Учитывая, что он не оставил завещания, где бы определил, что Екатерина чем-то управляет или ей приходится какой-то конкретный пакет в бизнесе, произошел просто жесткий дележ бизнеса».

Вдова Босова с таким решением суда не согласилась и долго его оспаривала. Но, как пишет Forbes, Первый кассационный суд Саратова отклонил жалобу ее представителя, и один из сыновей Босова Кирилл написал «Справедливость восторжествовала!». Известно, что оставшиеся наследники договорились о продаже компании — источники “Ъ” оценили сделку в миллиард долларов — а вдова бизнесмена как раз выступала против такого развития событий.

Но, кажется, повлиять на это уже не получится, продолжает Наталия Бутрина: «Она пыталась как-то консолидировать бизнес и в целом защитить актив, потому что, если бы наследники действовали каким-то единым фронтом, вполне возможно, они бы могли быть успешнее, что в управлении активом, что в его защите от третьих лиц. Но ее доля, действительно, равна всем остальным наследникам. Поскольку эта кассация, тут вариантов уже не много. Ее проблему могла решить как раз история про то, что в бизнесе были и операционные проблемы, потому что, действительно, не очень понятно, кто им управляет, контроля больше нет. Возможности на корпоративные решения влиять нет. Доля, которой владеет каждый из наследников, если они не могут договориться между собой, не позволяет им в принципе влиять на процессы».

Как активы Дмитрия Босова меняли владельцев

Смотреть

Сейчас Катерина Босова уже не занимает официальных должностей в «Сибантраците». Решение кассационного суда она пока не комментировала. Руководство компании, впрочем, в конце прошлого года рассказало “Ъ”, что сейчас ведет геологоразведку трех соседних участков. И если окажется, что запасы «Сибантрацита» в разы выше, борьба за актив может начаться с новой силой.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...