Работа пуще неволи

ФСИН предложила использовать осужденных вместо трудовых мигрантов

Глава ФСИН Александр Калашников предложил активнее использовать заключенных вместо трудовых мигрантов, что позволит снять ряд проблем по нехватке рабочей силы в регионах. Он подчеркнул, что «это будет не ГУЛАГ», и для осужденных будут созданы достойные условия. По его оценкам, сегодня 188 тыс. осужденных имеют право на такой вид исполнения наказания, как принудительные работы. Инициативу поддержали уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова и глава СПЧ Валерий Фадеев. Юристы отмечают, что обычно на работы привлекаются лица, которые дают согласие, это учитывается при рассмотрении ходатайств об УДО. Представители бизнеса сомневаются, что у такой рабочей силы будет высокая мотивация к труду.

Представители бизнеса сомневаются, что у осуж­денных будет высокая мотивация к труду

Представители бизнеса сомневаются, что у осуж­денных будет высокая мотивация к труду

Фото: Станислав Денисенко, Коммерсантъ  /  купить фото

Представители бизнеса сомневаются, что у осуж­денных будет высокая мотивация к труду

Фото: Станислав Денисенко, Коммерсантъ  /  купить фото

Использовать осужденных в тех сферах, в которые обычно привлекаются трудовые мигранты, предложил директор Федеральной службы исполнения наказаний (ФСИН) Александр Калашников. «Недавно Владимир Владимирович (Путин.— “Ъ-Сибирь”) встречался с руководителями ближних азиатских регионов: Узбекистана, Таджикистана. Обсуждалось, как наладить поток мигрантов для наших объектов, где не хватает рабочей силы. Мы реально можем ее предоставить, и это будет не ГУЛАГ, это будут абсолютно новые достойные условия, потому что человек будет трудиться в рамках общежития или снимать квартиру либо работодатель ему предоставит условия для проживания с семьей, он будет получать зарплату»,— сказал он в четверг в Красноярске на заседании координационного совета уполномоченных по правам человека. По его данным, в исправительных учреждениях страны сейчас содержатся около 482 тыс. человек, из них 188 тыс. имеют право на исполнение наказания в виде принудительных работ.

Он отметил, что осужденные, попадающие на принудительные работы, — это не те, кого нельзя принимать на работу в крупные организации, такие как «Норникель», «Роснефть».

«У них другие права, обязанности, они могут полноценно трудиться и получать зарплату. Надеюсь, что за этим большое будущее. Мы будем это дело активно внедрять»,— пообещал господин Калашников журналистам. Глава ФСИН сообщил, что эта идея уже обсуждалась с некоторыми представителями бизнеса. «В Ненецком автономном округе будет строительство крупных объектов, в Красноярском крае — на Таймыре, в Магадане. Строительство БАМа — там сейчас требуются новые трудовые ресурсы, которые позволили бы расширить эту сеть железнодорожных магистралей; жилищное строительство — все возможно»,— сказал он.

По его словам, руководитель Магаданской области Сергей Носов рассказал, что вынужден организовывать чартеры для мигрантов, чтобы они несли вахту на золотых приисках. «Так я лучше спецконтингенту предоставлю рабочие места, построю общежитие, они потом останутся, будут там же работать. Мы, во-первых, решим трудовую проблему, а во-вторых, это будет та самая ресоциализация, о которой мы говорим»,— пересказал его слова господин Калашников. Он порекомендовал омбудсменам по правам человека поднять эту тему в регионах, поговорить с губернаторами и представителями крупного бизнеса. Присутствовавшая на заседании уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова инициативу ФСИН поддержала.

Глава Совета при президенте РФ по правам человека Валерий Фадеев отметил, что предложение ФСИН не должно восприниматься как «замена трудовых мигрантов на сидельцев» и как «попытка российских властей восстановить ГУЛАГ». «В России есть дефицит рабочей силы, мигрантов стало меньше из-за эпидемии, они уехали. Притом не во всех российских колониях есть возможность заработать, и надо эту возможность людям дать. Если ФСИН предложит разумную схему, не ущемляющую права осуж­денных, — почему нет? Но нужны детали»,— сказал он “Ъ-Сибирь”. Валерий Фадеев также не исключил, что «осужденных, пожелавших работать» будут привлекать к строительству крупных промышленных объектов по аналогии с привлечением к строительству химкомбинатов в советское время: «Там был особый режим, осужденные жили в общежитиях. То есть у нас в стране есть богатый опыт такого задействования заключенных. Теоретически, это можно делать и сейчас, но где они будут жить, как будут соблюдаться специальные условия их содержания, какая будет система охраны — все это нужно внимательно обсудить. Главное, чтобы права заключенных не были ущемлены». Пресс-секретарь президента РФ Дмитрий Песков заявил, что у Кремля пока нет мнения насчет предложения главы ФСИН. «Здесь никакой позиции я не могу озвучить. Это новая инициатива, наверное, она должна как-то обсуждаться, прорабатываться»,— сказал он журналистам.

Ранее “Ъ” сообщал, что вопрос о возможности привлечения осужденных к строительству инфраструктурных объектов БАМа и Транссиба, где ощущается нехватка рабочих рук, в апреле обсуждался на совещании у вице-премьера Марата Хуснуллина. Проработать его и обсудить создание соответствующей инфраструктуры было поручено Минтрансу, ФСИН и РЖД.

Законодательством РФ в ст. 103 УИК РФ предусмотрена возможность привлечения лиц, отбывающих наказание, к выполнению трудовой функции в исправительном учреждении и за его пределами, говорит парт­нер юридической фирмы «Рустам Курмаев и партнеры» Дмитрий Горбунов. «В основном на работы привлекаются лица, которые изъявляют соответствующую волю и согласие. Обычно это учитывается при рассмотрении ходатайств об условно-досрочном освобождении»,— отмечает юрист.

Предприятия, привлекающие осужденных, должны создать и обеспечить им все необходимые условия работы, а трудовая функция осужденных не должна противоречить целям наказания — их исправлению, говорит он.

Президент Национального объединения строителей Антон Глушков рассказал “Ъ-Сибирь”, что строительные компании готовы рассматривать возможность привлечения труда заключенных, учитывая дефицит рабочей силы на стройплощадках. «Нехватка рабочих рук на стройках, по разным оценкам, составляет минимум 3-4 млн человек. При этом требования по размещению иностранных работников, их вакцинации и т.д. сложны для массовой реализации, учитывая, что в строительном комплексе 95 тыс. юрлиц, из которых 90% — субъекты малого предпринимательства»,— говорит он. В то же время он отмечает, что в предложении ГУФСИН о возможности использования труда осужденных пока остается множество экономических неизвестных. «Все понимают, что использование такого труда превращает стройку в режимный объект. На строительную компанию или лицо, которое привлекает таких работников, дополнительно возлагаются затраты на выполнение требований по содержанию рабочей силы»,— говорит господин Глушков. Кроме того, у такой рабочей силы может быть низкая мотивация к труду, считает он, так как большая часть доходов осужденных идет государству в рамках судебных решений. При этом зарплата должна выплачиваться фиксировано, и она не может быть меньше установленной ФСИН в регионе»,— отмечает Антон Глушков.

Эксперт фонда «В защиту прав заключенных» (внесен Минюстом РФ в список иноагентов) Олег Дубровкин считает, что инициатива ФСИН может привести к нарушению прав осужденных: «Как правило, работы, на которые привлекают трудовых мигрантов, тяжелые физически. Но если работает, например, мигрант, то он получает нормальную зарплату по трудовому договору. Как правило, трудовые правоотношения в местах заключения не регулируются, фактически это может превратиться в рабский труд».

Оксана Павлова, Юлия Сасевич, Мария Старикова

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...