Коротко

Новости

Подробно

Фото: Александр Миридонов / Коммерсантъ   |  купить фото

Цены в базарный день

Инфляция имеет все шансы удержаться выше цели ЦБ до осени

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 2

Хотя по итогам апреля потребительская инфляция в измерении «за год» впервые с июня 2020 года снизилась, Банк России не ждет теперь быстрого снижения темпов прироста цен, хотя и повышение их маловероятно. Несколько повышенная инфляция, и это становится все более очевидным,— побочный эффект постпандемийного восстановления, который в экономике РФ частично будет производиться самостоятельно, а частично импортироваться. При этом издержки в борьбе с этим явлением, видимо, будут беспокоить всех больше, чем сама инфляция на уровне выше 5% годовых до конца 2021 года.


Обзор инфляции по данным апреля 2021 года (.pdf) дополнительно подтвердил опасения Банка России: всплеск цен с конца 2020 года — не результат действия случайного набора факторов, повышенная инфляция не будет снижаться так же быстро, как и пришла, это событие как минимум на ближайшие месяцы. Последнее повышение ключевой ставки на 0,5 п. п. в этом свете выглядит все более объяснимым решением: по расчетам ЦБ, происходящее определяется среднесрочными факторами, причем не только в России.

«В апреле проинфляционное влияние немонетарных факторов, действовавших на рынке ряда товаров, несколько ослабло»,— констатирует обзор, который формально мог бы объявить инфляцию начавшей снижение — но этого не делает, хотя технически для этого есть основания.



Так, ЦБ отмечает, что помимо снижения в апреле по сравнению с мартовским индекса потребцен Росстата (формальная потребительская инфляция) цены в измерении «за последние 12 месяцев» (инфляция за год) по итогам апреля 2021 года впервые с июня 2020 года перестали ускоряться. Несложно прогнозировать тот же эффект по маю: происходящее — чисто счетные эффекты: год назад, в апреле-мае 2020 года, ценовая динамика ослабла из-за тогда еще шокировавших всех локдаунов. Банк России также мог бы сослаться на то, что «в апреле по сравнению с предыдущим месяцем годовая инфляция замедлилась в большинстве регионов» — эффект наблюдался в 69 регионах РФ, на долю регионов, где инфляция в апреле ускорялась, приходится лишь порядка 10% общего индекса.

Однако при детальном рассмотрении апрельских цен становится понятным, что инфляционное давление имеет монетарную природу (и в меньшей степени обеспечивается случайными движениями).

ЦБ в отдельном обзоре демонстрирует устойчивое повышение трендовой инфляции выше уровня 4%. «Оценка трендовой инфляции продолжила увеличиваться и составила в апреле 2021 года 4,54% после 4,43% в марте. Оценка, рассчитанная на более коротком трехлетнем временном интервале, также повысилась — до 4,87% с 4,75%»,— констатируют в Банке России. Базовая инфляция в расчетах ЦБ, несмотря на стабилизацию, остается высокой.

Кроме этого, ЦБ явно беспокоит то, что инфляция апреля не является в полном смысле «продовольственной» — высоки прирост цен на непродовольственные товары и неустойчивость динамики цен на услуги (что понятно, учитывая высокий вес в услугах всего, что связано с путешествиями и командировками). По существу, речь по-прежнему идет о превышении готовности экономики тратить, превосходящей и возможности поставщиков (они ниже условной «нормы»), и их оценку платежеспособности покупателей (покупатели считаются более платежеспособными, чем ранее), и их ожидания (нужно поднимать цены, компенсировать потери прошлых месяцев). По последнему поводу Банк России также присоединяется к тезису о косвенном импорте инфляции из мировой экономики, где спрос также выше предложения: «Динамика спроса позволяет переносить в цены затраты, возросшие в том числе под влиянием ускоренного повышения мировых цен на металлы, уголь, нефть и продукты ее переработки, строительные материалы»,— говорится в обзоре. Иными словами, инфляция выше 5% годовых (сейчас ЦБ предполагает, что она уйдет к «цели» в 4% в середине 2022 года) — здоровое, по мнению регулятора, явление (его могут беспокоить лишь эксцессы), а «борьба с ростом цен» сейчас может иметь больше негативных последствий, тогда как ответ методами денежно-кредитной политики будет более адекватен.

Отметим, что, по мнению большинства аналитиков, прогноз ЦБ (инфляция за 2021 год — 4,7–5,2%) реалистичен, а оснований для быстрой дезинфляции в течение 2021 года просто нет.

Так, к этому выводу приходят аналитики Райффайзенбанка: спровоцировать дезинфляцию может или существенное укрепление рубля, или ухудшение потребительского спроса — но последний, по оценкам банка, может даже еще улучшиться. Выход на «нормальный» уровень прироста цен в банке ожидают в июле-августе, реализацию же прогноза Минэкономики по инфляции в конце 2021 года (4,3%) там допускают «лишь с существенным затуханием стимулирующей бюджетной политики и/или сокращением потребительского спроса — хотя, ни то, ни другое, как мы понимаем, власти не предполагают». Отметим также масштаб и природу обсуждаемой проблемы: «высокая» инфляция 2021 года по всем параметрам близка к показателям первого полугодия 2019 года (когда она мало кого беспокоила всерьез), но сопровождается много больше тревожными, чем ранее, ожиданиями.

Дмитрий Бутрин


Комментарии
Профиль пользователя