Коротко

Новости

Подробно

12

Фото: @ProBoyNick

Чисто грязное дело

Борт «Газели» как повод для искусства

Журнал "Коммерсантъ Автопилот" от , стр. 92

Встретить по весне на грязной машине выведенную пальцем надпись вроде «Мыть не буду – она наказана» или «Грязь лечебная. Недорого» не редкость. А с некоторых пор в Москве можно увидеть грузовики не с бальными шуточками, а настоящими художественным полотнами. «Большая грязная волна». «Детство». «Космонавты». Борт «Газели», грязь, 2021 год. Удивительно, ведь это вроде бы лежит на поверхности. Но только художник Никита Голубев, который для своих работ использует псевдоним ProBoyNick, сумел не просто увидеть в грязных грузовиках возможность рисовать картины, но и начал воплощать свои идеи в жизнь. Опытом и впечатлениями он поделился с «Автопилотом».


Мне казалось, это довольно очевидно – рисовать по застывшей грязи. В детстве же все это делали. А оказалось, что никто этим не занимается – так, чтобы регулярно и постоянно. Уже когда я начал рисовать на машинах, решил погуглить и нашел только американца Скотта Уэйда, но он рисует на пыльных автомобильных стеклах, а это совсем другое.

Мне всегда нравилась культура граффити, но рисовать именно баллонами с краской я не хотел. Писать тэги или свое имя на стенах или поездах – это все-таки вандализм, агрессивное заявление о себе. У меня скорее антивандализм. Да, я тоже создаю некие послания, которые заполняют собой город. Но это своего рода истории, похожие на твиты. Грязные автомобили стали для меня чем-то вроде большого скетч-бука, в котором я делаю наброски.

Года четыре назад после возвращения из Индии, где не особо чисто, но очень все ярко и красиво, я увидел в пробке в очередной раз все эти грязные грузовики. И, наверное, на контрасте я посмотрел на эту грязь как-то по-другому. Может быть, мне захотелось ее в некотором роде стереть. Думаю, это зрело во мне уже давно, просто в какой-то момент эта идея выплеснулась наружу.

Нюанс рисования по грязи в том, что ничего невозможно исправить. И для меня в этом есть большой смысл. С одной стороны, без ошибок не получается, и нужно научиться принимать рисунок таким, каков он вышел. А с другой – тщательнее думать над движениями. Потому что главный инструмент рисования – это мои пальцы, чаще всего – в перчатках. Иногда я использую кисти, но редко. Не так давно стал брать с собой табуретку, потому что не всегда могу дотянуться так высоко, как мне надо.

Зимой не всегда можно рисовать. Если холоднее минус десяти, очень быстро замерзают пальцы, даже в сноубордических перчатках. Если ноль, все течет и грязь мокрая, тоже не порисуешь. С апреля по октябрь я в лучшем случае делаю две-три работы, потому что, как помоют дороги, грязи уже особенно нет.

Мои любимые машины для рисования – «Газели» и газелеобразные «Форды», «Пежо» и так далее. Главное, чтобы кузов был белый, без каких-то наклеек и ровно покрыт грязью. Легковые автомобили в этом смысле я не очень люблю.

У меня раньше было представление о водителях грузовиков как о каких-то таких агрессивных и грубых персонажах, к которым лучше не подходить близко. А они нормальные люди. И что меня действительно удивило – они радуются моим работам и не смывают их.

У магазина «Лейпциг» часто стоит машина с огромным белым кузовом, который как-то так «запачкивается» по-особенному: высоко, ровно, с красивым градиентом. Когда я начал рисовать на нем, водитель оказался в машине. Он вышел и сказал, вежливо так и спокойно: «Не надо рисовать. Иди своей дорогой». Но когда я увидел этот автомобиль снова, все же не смог сдержаться. В самый разгар рисования вышел уже не водитель, а владелец грузовика и сказал, что он очень рад моим рисункам, а водитель просто что-то попутал и был неправ.

Мне удивительно до сих пор, что я так стал восхищаться грязью. Но это правда: мне нравится ее текстура и фактура, при ближайшем рассмотрении она как грунт на холсте.

Такой грязи, как у нас, вообще нигде нет. По крайней меря, я подобного больше нигде не видел. Это абсолютно российская история. В других странах мне приходится делать ее самому. Я нахимичил состав искусственной грязи, которую, с одной стороны, можно нанести, и она на машине задержится, а с другой – ее можно все-таки перчаткой снимать, но при этом она не является абразивом и не портит структуру лакокрасочного покрытия.

Когда я рисовал свою первую работу на грузовике, было определенное возбуждение от того, что я делал что-то новое. Конечно, у меня не было никаких мыслей о захвате города. Но после того, как я сделал три или четыре работы где-то за пару дней, мне позвонил мой товарищ и сказал: «Ты, вообще, видел, что в сети происходит?» Люди снимали грузовики с моими рисунками и выкладывали видео и фотографии в интернет, а по моему нику находили мой аккаунт в «Инстаграме». Телеканал Russia Today сделал вирусный ролик с моими работами, который набрал какие-то сумасшедшие 60 миллионов просмотров.

Я не ожидал такого ажиотажа. Но, по сути, именно благодаря грязи я поездил по миру – Китай, Корея, Великобритания, Германия. Эти поездки были связаны либо с выставками, либо с коммерческими заказами. Один из самых интересных проектов – съемки корейского фильма «DustMan», в основе сюжета которого – идея моего рисования на грязных автомобилях. Авторы картины, мне кажется, именно что правильно поняли саму идею: подобные картины – очень хрупкие, со временем они разрушаются и исчезают.

Если я где-то отдыхаю, то обычно беру напрокат мопед и еду рисовать. Я знаю, что у меня есть время, и я хочу побыть один, покататься и порисовать. Для меня дорога – это своего рода медитация. Пока я еду, у меня есть возможность очистить мозг, сосредоточиться на движении.

Я люблю пробовать новые материалы в работе. Недавно сделал первую работу по ржавчине. Это намного более трудоемко, чем рисование по грязи. Но я хочу продолжать и уже набрал материал, на котором это можно сделать. Сейчас работаю над эскизами.

Мне нравятся предметы на грани разложения: когда что-то созданное человеком соединяется с природой. Я поэтому очень люблю Индию, она буквально создана из этого – какие-то машины, забытые в кювете, поросшие лианами и покрытые пылью. Это у меня вызывает особый эстетический восторг.

Я самоучка и, когда учился рисовать, все время пробовал что-то новое. После нескольких работ акварелью хотелось сделать, например, карандашную графику или арт в формате цифровой живописи. Поначалу я думал, что это проблема – то, что я не могу сфокусироваться. Но потом осознал, что музыканты, которые мне нравятся, Red Hot Chili Peppers, например, делают абсолютно разную музыку. Да, есть популярные группы, которые играют в одном стиле, но у тех, кто уже перешел на особый статус «небожителей», творчество невероятно разноплановое. И я понял, что нужно стараться делать то, что отзывается в тебе самом. И мне, наверное, именно рисование на грязных грузовиках помогло принять эту мою особенность.

Записала Анна Килимник


Комментарии
Профиль пользователя