Коротко

Новости

Подробно

Фото: Иван Водопьянов / Коммерсантъ   |  купить фото

Чекистов сдал мусорный контейнер

Кирилл Черкалин дошел до приговора

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 4

На заседании суда обвиняемый в мошенничестве и получении взяток экс-начальник «банковского» отдела ФСБ Кирилл Черкалин признал вину и попросил вынести ему «справедливый приговор». При этом выяснилось, что причиной всех проблем подсудимого стал мусор, неосторожно выброшенный его бывшим начальником и предполагаемым подельником Дмитрием Фроловым. Положив в пакет с бытовыми отходами документы, подтверждающие преступную деятельность группы, опытнейший оперативник Фролов не учел, что в оперативную разработку попал не только он сам, но и стоящий во дворе его дома мусорный контейнер.


Заседание Московского гарнизонного военного суда стало предпоследним в процессе над бывшим начальником 2-го отдела управления «К» службы экономической безопасности ФСБ РФ Кириллом Черкалиным. По замыслу председательствующего судьи Вадима Корчагина, на этом заседании должен был выступить с последним словом сам подсудимый, однако бывшему чекисту, который давно признал вину, раскаялся и оказал действенную помощь следствию, добавить к этому было уже нечего. Кирилл Черкалин просто подтвердил свое раскаяние и попросил суд вынести ему «справедливый приговор», не забывая при этом «о всех предусмотренных законом смягчающих обстоятельствах».

После столь короткого заключительного слова судье Корчагину оставалось только объявить двухдневный перерыв, необходимый ему для обдумывания приговора.

Напомним, неделей раньше представитель Генпрокуратуры Милана Дигаева сообщила суду, что обвиняемый Черкалин в полном объеме выполнил условия досудебного соглашения, заключенного с ее ведомством, и попросила приговорить его в особом порядке к 11 годам колонии. Господин Черкалин, как следует из материалов суда, вместе со своим приятелем полковником ФСБ Михаилом Горбатовым помогал руководству КБ «Транспортный», уличенному ЦБ в проведении «рискованной финансовой политики», удержаться на плаву и отсрочить отзыв лицензии у банка. Услуги «общего покровительства» двух чекистов обходились банкирам в $50 тыс. ежемесячно. Эти деньги офицеры делили между собой, получив в общей сложности $850 тыс., что было признано судом особо крупной взяткой (ч. 6 ст. 290 УК РФ).

Особо крупное мошенничество (ч. 4 ст. 159 УК РФ) господин Черкалин, по его словам, совершил вместе со своим непосредственным начальником Дмитрием Фроловым, в то время занимавшим должность заместителя руководителя управления «К». В этом деле подсудимый, по его словам, участвовал совершенно бескорыстно, рассчитывая только на «ожидаемую помощь в продвижении по службе» от полковника Фролова. Как следует из обвинительного заключения, Дмитрий Фролов, завершающий сейчас ознакомление с материалами своего уголовного дела, курировал тогда оперативную разработку высокопоставленного чиновника мэрии Москвы, вымогавшего взятку у бизнесмена Сергея Гляделкина, компании которого занимались строительством в столице. Господа Фролов и Черкалин, как было установлено в суде, запугали тогда потерпевшего Гляделкина и его партнера Игоря Ткача возбуждением против них уголовного дела по встречному заявлению предполагаемого взяточника и вынудили их откупаться от якобы начатого уголовного преследования. Коммерсантам пришлось передать двум аффилированным с чекистами банкирам свои доли в ООО «Юрпромконсалтинг», которое построило и владело тогда несколькими многоэтажными домами в столичном районе Левобережный. Господа Фролов и Черкалин выступили гарантами возврата долей после урегулирования ситуации с уголовным делом, однако имущество потерпевших так и осталось у банкиров, успевших скрыться от следствия в Великобритании.

Прямой ущерб от совершенного мошенничества был оценен каждым из потерпевших в 318 млн руб., однако, как заявил “Ъ” потерпевший Гляделкин, Генпрокуратура, по его мнению, отнеслась к мошеннику Черкалину слишком строго.

«Подсудимый открыто пошел навстречу правосудию, и правосудие так же ясно должно дать понять, что идет навстречу ему»,— заявил господин Гляделкин. Поясняя свою мысль, бизнесмен рассказал, что на самом деле ему пришлось передать аффилированным с чекистами коммерческим структурам не одну, а шесть своих компаний, владевших на тот момент 12 строящимися и уже построенными объектами в Москве. Все эти эпизоды, по его словам, были выделены в отдельные уголовные дела, которые сейчас расследуются, а общая сумма финансовых претензий потерпевших к экс-чекистам и банкирам составляет «под миллиард долларов». В масштабной схеме по хищению его имущества, как полагает Сергей Гляделкин, участвовали несколько десятков бывших и действующих сотрудников ФСБ, а также близких к ним коммерсантов. Их признательные показания, по мнению потерпевшего, могли бы обеспечить успех ведущемуся сейчас расследованию, однако, если первый из признавшихся получит 11 лет колонии, его предполагаемые подельники вряд ли согласятся сотрудничать со следствием.

Как полагает господин Гляделкин, организатором мошенничества был полковник Фролов. Потерпевший рассказал, что Дмитрий Фролов с января 2011 года, когда было совершено хищение долей «Юрпромконсалтинга», вплоть до весны 2019 года убеждал его, что похищенное имущество скоро вернется. Поэтому бизнесмены и не обращались с заявлениями в правоохранительные органы. Их последняя встреча состоялась 21 апреля 2019 года, за три дня до задержания уже уволенного к этому времени из ФСБ полковника Фролова. Отставной чекист рассказал бизнесмену, что его подельники-банкиры уже собрали в Лондоне необходимую сумму, но не смогли отправить ее в Россию из-за внезапно свалившихся проблем: у одного из них заболела мать, а второму якобы потребовалось срочно посетить монастырь.

«При этом он одной рукой, что называется, гладил меня по голове, а в другой держал нож, чтобы ударить меня в спину»,— заявил господин Гляделкин.



Знакомясь с материалами уголовного дела, потерпевший выяснил, что все эти восемь лет отставной полковник ФСБ Фролов с помощью своих действующих коллег собирал на него компромат, с помощью которого планировал добиться возбуждения уголовного дела против бизнесмена. Материалы своих оперативных разработок отставной полковник хранил в своей квартире на Бутырской улице, а когда почувствовал, что им заинтересовались коллеги из УСБ ФСБ, сложил бумаги в мусорный пакет и выбросил его в стоящий во дворе дома мусорный контейнер. Опытнейший оперативник почему-то не сообразил, что под скрытый контроль были взяты не только его перемещения и телефонные переговоры, но даже и бытовые отходы.

Сергей Машкин


Комментарии
Профиль пользователя