Коротко

Новости

Подробно

Фото: Юрий Мартьянов / Коммерсантъ

Солнечная бессистемность

Екатеринбургский «Приказ короля» на «Золотой маске»

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

На сцене Музыкального театра имени Станиславского и Немировича-Данченко состоялся гастрольный показ «Приказа короля» — спектакля екатеринбургского театра «Урал Опера Балет», победителя прошлогодней «Золотой маски» в двух номинациях, только сейчас доехавшего до Москвы. Татьяна Кузнецова убедилась, что лучше один раз увидеть, чем сто раз услышать.


В данном случае не услышать, а прочитать. О «Приказе короля» — двухактном сюжетном балете, поставленном в 2018 году «по заветам Петипа» к 200-летию со дня его рождения,— писали много и повсюду. Выходила сенсация: балет, поставленный с нуля (композитор Анатолий Королев, либреттист Богдан Королек, хореограф Вячеслав Самодуров), на основе научных изысканий воспроизводил сюжетные ходы, постановочные принципы и хореографические приемы великого француза, обогащая их историческим анализом и облегчая легкой современной иронией.

Из-за пандемии, чуть было не сорвавшей прошлый сезон «Маски» вовсе, перспективный спектакль-номинант в 2020 году не довезли до Москвы. Масштабную постановку судьи посмотрели в Екатеринбурге и вынесли вердикт: «лучшая работа балетмейстера» (Вячеслав Самодуров) и «лучшая работа художника в музыкальном театре» (Алексей Кондратьев). В том, что «Приказ короля» не получил главный приз как «лучший спектакль», не было ничего подозрительного, ведь победившая в конкурсе «Артефакт-сюита» Большого театра — один из лучших спектаклей Уильяма Форсайта.

Московской публике посмотреть «Приказ короля» целиком и живьем удалось благодаря спецпроекту «Из 2020 в 2021»: во время нынешнего конкурса «Золотая маска» представила балеты, не доехавшие до Москвы в прошлом году. И тут во всей полноте обнаружилась мудрость жюри: «Приказ короля» на спектакль действительно не тянет, равно как и на историческое исследование. Больше всего он похож на чрезмерно затянутый и недодуманный капустник «для своих», юмор которого доступен лишь немногим посвященным.

О хореографии Вячеслава Самодурова, плодовитого балетмейстера и постоянного номинанта «Золотой маски», обозреватель “Ъ” писала не раз (в том числе 14 декабря 2020 года по поводу одноактной сюиты из балета «Приказ короля»). И поскольку хореавтора трудно упрекнуть в эволюции стиля, непродуктивно повторять одни и те же упреки в выворачивании наизнанку классического экзерсиса самым неудобным (для артистов и зрителей) образом. Впрочем, именно этот авторский метод и привлекает поклонников Вячеслава Самодурова, считающих его лучшим российским автором, подлинным новатором и «неонеоклассиком».

В «Приказе короля» хореографии особенно много. Тут и танцы придворных при дворе «короля-солнца»; и большая сюита, названная сценаристом «Путешествие»,— на пять пар, танцующих в разных сочетаниях; и непременный в старых балетах «Сон» с многолюдным женским кордебалетом и центральным па-де-де главных героев; и следующая картина, именуемая попросту «Танцевальный антракт», в которой танцуют уже не по заветам Петипа, а как бы «современно» — с тем легким эстрадным налетом, который выглядел так обаятельно во французской комедии «Ресторан господина Септима» с Луи де Фюнесом, и припевом «пети-пети-па», сопровождающим подтанцовки прелестных подопечных ресторатора. Финал, конечно, тоже танцевальный: тут господствует как бы историческая мужская аллеманда с Королем во главе кордебалета. Надо отдать должное хореографу: если сравнивать эти танцы с двухактной сюжетной «Ундиной», поставленной им в Большом театре, то в «Приказе короля» они в самом деле гораздо разнообразнее.

Но осмысленности спектаклю это не добавляет: в качестве режиссера Вячеслав Самодуров беспомощен как младенец — в отличие от Петипа, умевшего самый бредовый сюжет разъяснить с обстоятельной реалистичностью с помощью пантомимы и мизансцен. Как раз эти «заветы Петипа» режиссер-постановщик усвоил на слабенькую троечку, а шутливый либреттист, написавший демонстративно лапидарный сценарий, ему не помог. В результате сюжетные островки затоплены половодьем танцев, и даже опытные балетоманы теряются в догадках: что за бедолага в серебристой пачке вышла из кулис на подламывающихся ногах и рухнула под ноги танцующим придворным? Зачем она нужна представительной даме — Черной королеве, среди предков которой явно числится фея Карабос? Та ли девушка резвится в красных плавках среди таких же подружек во время «Путешествия» и почему героиня из «Сна» так недоверчиво и неприязненно относится к персонажу со старинным именем Жером де Блуа-Шампань, одетому в прозаичные треники и пустившемуся на ее поиски?

Можно, конечно, возразить, что все эти «кто, куда, зачем, как и почему» современному зрителю неважны, но два акта маловразумительных танцев — избегающих к тому же таких излюбленных публикой трюков, как 32 фуэте, и тем более больших «советских» мужских прыжков — испытание не из легких даже для подготовленного зрителя.

Выручает второй лауреат «Маски»: художник Алексей Кондратьев напридумывал немало трюков для глаз (от огромного аэростата и вращающихся над сценой пропеллеров до золотых одежд «короля-солнца» и его придворных, отблескивающих в тусклом зеркале задника), так что есть на что отвлечься. Пожалуй, эффекты сценографии — единственное, что напоминает о феериях театра Петипа. Хотя, конечно, фонтаны, бьющие ароматической водой, воздушные полеты, землетрясения, пожары и прочие сценические катаклизмы той эпохи нам и не снились. Так ведь и империя нынче уже не та.

Комментарии
Профиль пользователя