Коротко

Новости

Подробно

Фото: Игорь Евдокимов / Коммерсантъ   |  купить фото

Средство защиты

Массовая вакцинация остается единственной возможностью снизить заболеваемость COVID-19

"Здравоохранение". Приложение от , стр. 1

Медики отмечают изменения в «ковидном пейзаже». Больше стало пациентов с незначительным процентом поражения легких (КТ-1, КТ-2), доля выявляемых пневмоний снизилась с 85% до 60%, сократилось количество госпитализаций. Однако, как отмечалось на заседании комиссии Мосгордумы в конце марта, говорить о скором снятии в Москве ограничительных мер преждевременно. Тем более что в других странах обстановка ухудшается.


Структура обращений


«Обследовав с апреля 2020 года на двух больничных компьютерных томографах почти 100 тыс. человек для оценки поражения легких, мы видим, что по сравнению с пиком первой волны COVID-19 картина стала другой,— рассказывает Михаил Черкашин, заместитель главного врача по медицинской части Медицинского института им. Березина Сергея (МИБС).— Структура обращений изменилась в сторону большей "легкости": доля выявляемых пневмоний снизилась с 85% до 60%, заметно больше стало пациентов с незначительным процентом поражения легких (КТ-1, КТ-2), сократилось количество госпитализаций».



То есть, несмотря на то что в МИБС по-прежнему выполняют 400–500 исследований в сутки, так как врачи поликлиник отправляют на КТ грудной клетки всех пациентов с подозрением на COVID-19, заболевание стало протекать легче, чем прошлой весной.

«Мы сейчас находимся в состоянии относительного покоя. Заболевание держится на постоянных цифрах, и ожидается продолжение их снижения»,— говорит Николай Малышев, доктор медицинских наук, профессор, врач-инфекционист.

Однако часты случаи, когда титры антител класса G (или, другими словами, содержание иммуноглобулинов G) не определяются. В АО «Генериум» разработали и производят систему оценки клеточного иммунитета на платформе ELISPOT, которая работает именно в этих случаях. Главный принцип теста таков: если Т-клетка крови встречалась ранее с вирусом SARS-CoV-2, то она окрашивается и выглядит как пятно или точка. Чем таких пятен меньше, тем слабее Т-клеточный иммунитет, и наоборот.

«С помощью этого анализа можно понять, выработался ли после вакцинации или перенесенного заболевания Т-клеточный иммунитет, позволяющий обеспечить защиту от повторного заражения»,— объясняет Жанна Дорош, директор медицинской службы АО «Медицина» (клиника академика Ройтберга), кандидат медицинских наук, доцент.

«Можно выделить три основных показания к проведению количественного теста на IgG антитела к спайковому (S) белку SARS-CoV-2. Этот тест необходим для уточнения инфекции COVID-19 и ее осложнений в дополнение к ПЦР-тестам, информативен для оценки наличия и уровня специфических антител к SARS-CoV-2 после перенесенного заболевания и для контроля изменений уровня IgG-антител после вакцинации, что очень важно для оценки эпидемиологической обстановки»,— говорит Андрей Поздняков, врач-инфекционист, главный врач клинико-диагностической лаборатории ООО «Инвитро-Сибирь».

В ожидании новой волны


И тех, кто привился, и тех, кто переболел, интересует, как защититься от вируса, ведь сообщения о повторных случаях заболевания приходят все чаще. Причем наибольшему риску подвергаются пожилые.

«Естественная инфекция защищает от повторных заражений,— пишут авторы исследования в журнале Lancet.— Но защищены оказываются только 80% переболевших, а среди пожилых людей — 47%». Эти данные подтверждают важность вакцинации, в том числе среди переболевших COVID-19.

Еще в мае 2020 года ВОЗ взяла под контроль процесс создания вакцин в мире. Тогда под наблюдением находилось 159 вакцин-кандидатов, сегодня число разработок достигло 173.

Анализируя типологические особенности создаваемых вакцин и степень эффективности и безопасности уже зарегистрированных, академик РАН, первый заместитель председателя комитета Госдумы по образованию и науке Геннадий Онищенко подчеркивает, что только благодаря массовой вакцинации можно остановить ожидаемый в связи с ухудшением обстановки в других странах рост заболеваемости.

Однако темпы прививочной кампании пока оставляют желать лучшего. Причин несколько: промышленность не в полной мере обеспечивает потребности в вакцинах, не отлажена логистика поставок в регионы, четвертая часть россиян считает, что вакцинация не нужна и даже вредна.

Интересные разработки


Между тем отечественную вакцину (как это было 60 лет назад с вакциной от полиомиелита, спасшей мир) наконец оценили на Западе. Одна из французских газет написала: «Россия со "Спутником" возвращается в высшую фармацевтическую лигу и бросает прямой вызов "Большой фарме" (Big Pharma — группа ведущих мировых производителей фармпродукции, в основном инновационных лекарств. Ее годовой суммарный доход составляет $30–50 млрд.— “Ъ”). И это неудивительно: в странах, где проходит массовая вакцинация «Спутником», не зарегистрировано ни одного тяжелого случая побочных эффектов, а показатели наличия антител стабильно высокие.

В России зарегистрировано несколько отечественных вакцин, однако специалисты подчеркивают, что выбор подходящей определенному человеку должен делать только врач.

Среди интересных разработок — российско-китайский проект компаний «Петровакс» и CanSino Biologics Inc. по производству вакцины «Конвидеция» для профилактики COVID-19, которую после ее регистрации «Петровакс» планирует производить на своем предприятии в Московской области и экспортировать.

Дочерняя компания Института стволовых клеток человека «Бетувакс» разработала рекомбинантную вакцину нового поколения на основе сферических частиц из природного материала, которые имитируют вирусные частицы, содержащие поверхностный антиген (белок) коронавируса. Она не встраивается в клетки организма, не несет в себе генетического материала и способна подстраиваться под новые штаммы коронавируса.

В числе зарубежных вакцин помимо лидеров — Moderna, Pfizer и BioNTech — Геннадий Онищенко называет и компанию Johnson & Johnson. Согласно результатам клинических исследований, ее вакцина защищает от тяжелых форм заболевания людей разного возраста и эффективна в борьбе со многими штаммами вируса COVID-19, включая южноафриканский.

Правда, новые штаммы, по словам специалистов, хотя и легче распространяются, не вызывают тяжелой формы заболевания, что не может не радовать. При этом британская мутация отличается тем, что активнее заражает детей и подростков, чем предыдущие варианты вируса.

Невозможно не упомянуть самую обсуждаемую из иностранных вакцин — компании AstraZeneca. Недавно Агентство по регулированию лекарственных средств и товаров медицинского назначения Великобритании и Европейское агентство по лекарственным средствам еще раз подтвердили, что преимущества применения вакцины, разработанной компанией совместно с Оксфордским университетом, существенно превышают риски. Ряд европейских стран уже заявил о том, что готов возобновить вакцинацию этим препаратом.

Эффективным терапевтическим и профилактическим средством для блокирования вируса в очаге инфекции станет совместная разработка компании Boehringer Ingelheim, клиники Кельнского университета, Марбургского университета и Немецкого центра исследований инфекций — первое вируснейтрализующее антитело BI 767551 для ингаляционного применения.

Другие проекты компании включают исследование и разработку антител к SARS-CoV-2, которые можно комбинировать с BI 76551, малых молекул для подавления репликации вируса, а также терапевтических средств для предотвращения образования тромбов — в свете проблем с британской вакциной это становится особенно важным.

Неучтенные пациенты


Людей, перенесших COVID-19 в легкой форме, а значит, не встававших на учет, по мнению Геннадия Онищенко, у нас не меньше 40%. Значит, лечились они самостоятельно. По подсчетам агентства IQVIA, в 2020 году россияне потратили на покупку самых популярных лекарств 101,3 млрд руб.— на 65% больше, чем в 2019-м. Большую часть из топ-20 составили восемь противовирусных препаратов и иммуномодуляторы, один гепатопротектор, витамин D и два антикоагулянта. И только малая доля лекарственных средств была приобретена по рекомендации врачей.

Кампании по профилактике и лечению COVID-19, а также вакцинации ведутся, хотя достичь желаемого результата удается далеко не всегда. Компания «Акрихин» в партнерстве с Национальным научным обществом инфекционистов и другими институтами здравоохранения разработала и инициировала серию бесплатных научно-образовательных онлайн-лекций с участием ведущих медицинских экспертов. Philips и Boehringer Ingelheim вместе со специалистами НИИ пульмонологии ФМБА России и Первого МГМУ им. И. М. Сеченова запустили образовательный проект о ХОБЛ и COVID-19.

Реабилитация нужна не всем


Геннадий Пономаренко, доктор медицинских наук, профессор, генеральный директор ФГБУ «Федеральный научный центр реабилитации инвалидов им. Г. А. Альбрехта» Минтруда РФ, заведующий клинической кафедрой курортологии и физиотерапии (с курсом медицинской реабилитации) Военно-медицинской академии им. С. М. Кирова Министерства обороны РФ, считает: реабилитация не нужна примерно 50–60% пациентов, у которых болезнь протекала в легкой форме, но совершенно необходима тем, кто перенес заболевание в средней, среднетяжелой или тяжелой форме.

Существует комплекс мероприятий, включающий методы физической реабилитации, восстановления нормальной вентиляции легких, методы их дренажной гимнастики, восстановления когнитивных процессов за счет воздействия на центральную нервную систему, стимуляции иммунитета. По словам эксперта, возможно и комплексное воздействие оксигенотерапии в сочетании с термотерапией, вибротерапией и хромотерапией с помощью альфа-капсул, которыми оснащены и санатории, и даже спа-кабинеты.

Программы лабораторной диагностики и реабилитации для пациентов, перенесших COVID-19, начинают внедряться повсеместно: от медицинских центров крупных холдингов, таких как «СМ-Клиника», до областных и районных больниц.

«Пациентам с бронхолегочной патологией мы назначаем лазеротерапию по специально разработанным схемам. Она позволяет добиться дренажного эффекта, улучшить микроциркуляцию, убрать остаточные микроочаги воспаления и улучшить состояние иммунитета»,— рассказывает Евгения Давыдова, заведующая отделением реабилитации Челябинской областной клинической больницы. Тем, кто долгое время находился на искусственной вентиляции легких, назначают процедуру с применением импульсного электростатического поля.

Если в период амбулаторного лечения на КТ обнаруживаются воспалительные очаги или плевральные сращения, назначается рассасывающая терапия.

В арсенале врачей — дарсонвализация, озонотерапия, гипербарическая оксигенация и многое другое. В государственных учреждениях в большинстве случаев реабилитационные процедуры бесплатны для имеющих полис ОМС.

Стационар на дому


Отечественное здравоохранение помимо расширения возможностей реабилитации остро нуждается в развитии амбулаторной помощи. Как было отмечено на заседании «Уроки пандемии COVID-19. Возможности повышения эффективности и устойчивости системы здравоохранения», состоявшемся в Центре стратегических инициатив, пандемия обострила ряд проблем в системе здравоохранения, но одновременно и ускорила ее трансформацию. В частности, когда возможности здравоохранения ограничены (свернута программа диспансеризации, временно остановлено оказание плановой медицинской помощи), эффективным инструментом, по мнению Екатерины Курбангалеевой, заместителя председателя Комиссии Общественной палаты РФ по социальной политике, может стать так называемый стационар на дому.

Что же касается стационарного лечения как такового, то здесь за год с лишним накоплен серьезный опыт.

Предсказать не всегда возможно


И все-таки часть пациентов спасти не удается. Причиной этого чаще всего является стопроцентное поражение легких и развивающиеся на этом фоне дыхательная недостаточность и гнойно-септические осложнения, а также тромбозы, последствиями которых являются инфаркт, инсульт, тромбоэмболия легочной артерии, острая ишемия верхних и нижних конечностей, нередко заканчивающиеся ампутацией, рассказывает Алексей Федоров, кардиохирург, кандидат медицинских наук, обозреватель журнала «Здоровье». Своевременно начатое лечение во многих случаях помогает остановить цитокиновый шторм и профилактировать тромбозы, однако у ряда больных оно оказывается неэффективным. Вероятность летального исхода увеличивается, если больной попадает в стационар на поздних сроках заболевания. «Далеко не всегда это является следствием беспечности пациента или несвоевременно оказанной медицинской помощи,— объясняет Алексей Федоров.— Коварство COVID-19 состоит в том, что заболевание способно быстро прогрессировать, и предсказать, у кого произойдет молниеносная прогрессия, не всегда возможно. В мире продолжается поиск наиболее эффективных методов ранней диагностики, способных спрогнозировать вероятность тяжелого течения новой коронавирусной инфекции».

Но наилучший вариант — это не заболеть вовсе. Минимизировать риск можно только путем массовой вакцинации.

Алена Жукова


Комментарии
Профиль пользователя