Коротко

Новости

Подробно

Фото: Getty Images

Бином Ньютона

Умерла Алис Спрингс

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

В Монте-Карло на 97-м году жизни умерла фотографиня Алис Спрингс, она же Джун Ньютон, вдова Хельмута Ньютона, а еще до того — Джун Браун и известная австралийская актриса Джун Брунелл. Чтобы не путаться, все ее звали просто Джун.


24-летняя красавица Джун Браун подобрала юного 26-летнего Хельмута в Австралии после лагеря перемещенных лиц. Затем провела его сквозь Париж, Нью-Йорк, Лондон, Лос-Анджелес и далее везде, похоронила в 2004-м — и сделала все, чтобы его запомнили. В его родном Берлине, в назидание тем, кто выгнал ее мужа из собственного дома и страны, она открыла фотографический музей Helmut Newton Foundation. Из знаменитой тройки Пенн—Аведон—Ньютон только одному повезло быть рядом с Джун.

Джун все отдала Хельмуту. Жизнь, тело, душу, карьеру актрисы. Она бросила свою страну и уехала с ним в Париж, добывать для него славу. До того момента, когда он стал дорогим и великим, они, бывало, ели досыта раз в неделю. У них не было детей и долго не было дома, а Ньютон, как истинный художник, мужчина, эгоист, деятельно восхищался прекрасными женщинами, которых он снимал и фотографировал.

В течение 57 лет она была ему женой, помощницей, нянькой, биографом и архивариусом. Они невероятно любили друг друга. В Москве, куда они приезжали дважды, я видел, что они старались не расставаться ни на минуту. Хельмут звездил, веселился и сыпал парадоксами, хвастался камерой, «ролексом», черной майкой Chateau Marmont, чтобы на него лишний раз посмотрели. Джун сама глядела по сторонам во все глаза и пыталась вникнуть в то, что тут у нас происходит.

Джун Ньютон и Хельмут Ньютон в 2000 году

Джун Ньютон и Хельмут Ньютон в 2000 году

Фото: Jockel Finck, AP

У нас тут происходил голод, и она изо всех сил и возможностей хотела нас хотя бы накормить. Австралийка, Джун не очень понимала, как это может быть в целой стране. Немец, еврей, гражданин мира, трогательный циник Хельмут, прошедший лагеря, безработицу и годы бегства от нацистов, лучше схватывал ситуацию и посмеивался над ее сострадательностью: «Ты у нас прямо babouschka!»

Джун была уже не молода, хоть и не бабушка, но, благодаря счастливому порнографическому видению ее мужа, я знал, какой невероятной налитой красавицей она была.

Хельмут любовался ею и как фотограф, и как мужчина, и сексуальность его фотографий, которую он потом так легко и так умело имитировал, была тогда явной и искренней. Он снимал ее, восхищаясь повадкой, царственным обращением с сигарой, идеальной грудью, и рассказал в своих воспоминаниях об их романе в обычной очень откровенной манере. Она ответила потом фотокнигой «Mrs Newton», но я уверен, что она сначала прочитала и одобрила все, что муж осмелился про нее написать, и без ее визы ничего не вышло бы в печать. Куда важнее похвальбы о его романах и победах те строчки, в которых он говорит о Джун в реанимации: «Я не думал о ней — нет, конечно же, я думал о ней и сходил с ума от напряжения, но я так же беспокоился за себя. Я думал: "О господи, что я буду делать без нее, если что-нибудь случится?"»

На знаменитом снимке Ньютона — том, где он стоит перед обнаженной красавицей, профессионально глядя на нее сверху вниз в шахту «Ролейфлекса», Джун сидит рядом, с некоторой тоской глядя на крутые бедра модели. Я думаю, что жить рядом с Хельмутом было совсем не скучно и совсем не легко. Чем ярче тот обретал славу, тем больше в тени была Джун. Так продолжалось до ее 48 лет. В 1971-м Хельмуту надо было ехать снимать рекламу сигарет Gitanes. Но накануне гений свалился с гриппом и, как и всякий мужчина, представлял в этом состоянии жалкое зрелище. Верная Джун, устав выжимать лимоны, вызвалась его заменить. Ньютон показал ей, как пользоваться экспонометром и выставлять диафрагму. Съемка вышла отличная, чек за работу прислали мужу.

С тех пор он отправлял ее всюду, где не мог или не хотел снимать сам. Она поработала для Depeche Mode, Elle, Marie-Claire, Vogue, Interview и Mode Internationale, сделала отличную рекламную кампанию для Jean Louis David. У нее появилось имя. И поскольку «Ньютон» в фотографии было занято, она взяла себе псевдоним Алис Спрингс, воспользовавшись названием города в глубине Австралии, хотя сама была уроженкой Мельбурна.

Псевдоним был прозрачным, все знали ее как Mrs Newton, но постепенно в ней стали уважать совершенно отдельного от мужа мастера.

Она стала прекрасной, признанной портретисткой, потому что уважала людей и старалась их понять, не играя в них, как в куклы, на манер Хельмута. Джун снимала тех же персонажей мира политики, денег, моды, что и он. Часто, как я понимаю, ее съемка прилагалась в нагрузку, но теперь, благодаря ей, у нас остались удивительные образы хрестоматийных великих, с тех пор заретушированных до блеска. Лагерфельд и Сен-Лоран, Мэпплторп и Брассай, Кидман и Хьюстон и, конечно, сам Ньютон, которого она ловко ловила в самые удивительные моменты семейной жизни.

В 2004 году Хельмут разбился в дурацкой аварии у отеля Chateau Marmont и Джун осталась одна. Теперь у нее была своя жизнь и свои выставки, на которых она все чаще была просто Алис Спрингс. Она умерла в квартире, которую они с мужем в 1981 году купили в Монако. Согласно их завещанию, вся их фотоколлекция и архивы отправятся в Берлин. Быть может, музей теперь станет Helmut and June Newton Foundation, это было бы только справедливо.

Алексей Тарханов


Комментарии
Профиль пользователя