Коротко

Новости

Подробно

18

Фото: из архива Артура Абрамива

Нежелательные «свидетели»

70 лет назад в СССР прошла самая массовая депортация верующих

от

В 1951 году в ходе операции «Север» из Молдавии, Украины, Белоруссии и Прибалтики были высланы за Урал почти 10 тыс. свидетелей Иеговы («Свидетели Иеговы» — запрещенная в РФ организация) и членов их семей. Их дома, скот и другое имущество были конфискованы. Лишь в 1965 году указом Президиума Верховного Совета СССР ограничения с высланных религиозных активистов были сняты. «Советская власть совершила две ошибки: благодаря депортации учение "Свидетелей Иеговы" распространилось в Сибири, а из-за запрета 1965 года вернуться в родные края "свидетели" разъехались по всему Советскому Союзу»,— говорит историк Константин Бережко. Эксперты насчитали около 170 тыс. последователей «свидетелей» в России, когда в апреле 2017 года Верховный суд РФ признал экстремистской деятельность «Управленческого центра Свидетелей Иеговы в России» и 395 организаций в регионах.


На территории России запрещена деятельность организации «Свидетели Иеговы», но не учение. Правительство РФ подчеркивало в ответах в Европейский суд по правам человека, что решение Верховного суда «не дает оценки вероучению свидетелей Иеговы, не содержит ограничения или запрета индивидуально исповедовать вышеуказанное учение».

Угроза госбезопасности


Гонения в СССР на свидетелей Иеговы — часть политических репрессий, отмечают эксперты Международного Мемориала (включен Минюстом в список иностранных агентов). Членов этой религиозной организации арестовывали, обвиняя в антисоветской деятельности, включали в списки нежелательных элементов, подлежащих высылке, и даже депортировали в рамках операции «Север». По словам Александра Гурьянова, руководителя Польской исследовательской программы Международного Мемориала, высылка свидетелей Иеговы была одной из десятков других подобных операций в СССР, причем не самой массовой: «Но она выделялась тем, что, во-первых, была проведена по конфессиональному признаку и одной из последних советских депортаций, а во-вторых, преследование верующих продолжалось и после смерти Иосифа Сталина».

Власть считала, что антигосударственная, хорошо законспирированная, с разветвленным подпольем, бункерами организация поддерживала связь с Западом посредством шифровок и тайных контактов. Собственно, так и было, но уйти в подполье «свидетелей» вынудили действия властей.

«Свидетели Иеговы» — международная религиозная организация, основанная в США в 1870-х годах. До 1931 года называлась «Исследователи Библии». Последователи движения считают, что «свидетельствуют» окружающим людям о боге Иегове (вариант транскрипции одного из имен Бога). Иеговисты отрицают большинство положений христианского вероучения, в том числе сотворение мира, бессмертие души и учение о Троице.

Последователи свидетелей Иеговы утверждают, что, исследуя Библию, они приходят к новым выводам и отказываются от старых (например, они отказались от почитания креста). Иеговисты не курят, не употребляют алкоголь и наркотики, выступают против разводов, не признают государственные институты и гражданские обязанности, отказываются от службы в армии, категорически против переливания крови.

Основная деятельность организации — проповедь своего учения и распространение соответствующей литературы. Для продвижения своих целей организация использует ряд юрлиц. Старейшее и наиболее известное из них — «Общество Сторожевой башни». Бюджет организации складывается из добровольных пожертвований и средств от продажи печатной продукции.

В 34 странах деятельность «Свидетелей Иеговы» запрещена или сильно ограничена (Сингапур, Китай, КНДР, Узбекистан, Туркмения, Грузия, Таджикистан, Саудовская Аравия, Египет и другие).

Общее количество активных членов движения сейчас оценивается в 8,34 млн человек.

Впервые учение «Свидетелей Иеговы» проникло еще в царскую Россию в самом конце ХIХ века в виде литературы на немецком языке. После революции 1917 года новая власть показала, что не приемлет веру, а в 1919 году даже провозгласила цель — содействовать «отмиранию религиозных предрассудков». Несмотря на это, в 20-х годах в Советской России стали появляться брошюры и журналы «Свидетелей Иеговы» на русском языке — их пересылали по почте в основном из Латвии, по радио на средних волнах можно было услышать трансляции лекций на русском языке, передававшиеся из Эстонии, а руководство организации пыталось, хотя и безуспешно, договориться с властями и узаконить свою деятельность. Верующие в письмах своим братьям отмечали, что литературу у них конфискуют, но жестких репрессий нет. Впрочем, и количество членов организации в те годы было невелико.

Все изменилось, когда в 1939 году Германия напала на Польшу, а затем СССР ввел туда же свои войска. Советский Союз присоединил к себе Западную Украину, Западную Белоруссию, Эстонию, Латвию, Литву и Молдавию. На этих территориях жили тысячи свидетелей Иеговы, и их привычный образ жизни — проповедование, религиозные собрания, получение и распространение литературы, ежемесячная подготовка и отправка на Запад отчетов о миссионерской деятельности — оказался вне закона. Члены организации отказывались служить в армии и брать оружие, отдавать салют и присягать флагу.

«Свидетели» ушли в подполье. Были налажены каналы связи с членами организации в западных странах, преимущественно в Польше. Из-за границы доставлялись фотокопии брошюр и журналов, а в обратную сторону отправлялись зашифрованные отчеты о деятельности организации. Были изготовлены типографские шрифты и печатные станки. Строились землянки-бункеры, куда проводилось электричество и помещалось оборудование. Объемы типографских работ впечатляли. У «Свидетелей Иеговы» в УССР были стеклографы, которые позволяли за ночь напечатать около 100 экземпляров главного журнала организации «Сторожевая башня», говорится в научной статье религиоведа Владимира Рогатина и журналиста Вячеслава Мальцева. А военный историк, экс-сотрудник СБУ Дмитрий Веденеев в своих трудах отмечает, что в 1947–1953 годах нелегальные типографии «Свидетелей Иеговы» в УССР отпечатали 133 тыс. экземпляров литературы.

Конгресс иеговистов в Берлинском дворце спорта, 1954 год

Фото: Heinrich Sanden Jr. / AP

После Второй мировой войны советская власть с удвоенной силой обратила внимание на «церковников и сектантов». КГБ СССР в аналитических материалах подчеркивал, что советские свидетели Иеговы активно взаимодействовали с главным центром организации в Бруклине, указывает господин Веденеев. По данным КГБ, во Всемирном иеговистском центре в Бруклине (Нью-Йорк, США) был создан «русско-украинский отдел», который отвечал за жестко централизованную и конспиративную работу на территории СССР, а руководило деятельностью советских верующих Восточно-европейское бюро «Свидетелей Иеговы» в польской Лодзи, а затем — в германском Висбадене.

Чекисты отмечали угрозу государству: свидетели Иеговы не воевали за родину (за что их в годы войны могли расстрелять), не голосовали на выборах, не получали легализующие документы, игнорировали официальные государственные праздники, не отдавали детей в школы и не вступали в колхозы.

В отчетах МГБ (Министерство госбезопасности) УССР подчеркивалось, что свидетели Иеговы прямо декларировали необходимость свержения существующей власти, говорили о построении теократического государства, а также вели антисоветскую агитацию.

Агенты МГБ внедрились в организацию «Свидетелей Иеговы» в УССР, а когда было собрано достаточно данных, начались аресты. В 1947 году в 13 областях республики были арестованы 313 человек. Обнаружены три подпольных типографии, две фотолаборатории, четыре склада литературы, мастерская по отливке наборного шрифта. Трое человек были приговорены к расстрелу, более 200 отправлены в тюрьмы и лагеря ГУЛАГа. В 1950 году был арестован еще 221 член организации. А в Молдавии 4,8 тыс. свидетелей Иеговы попали в 1949 году под так называемую операцию «Юг» — массовую депортацию, в ходе которой 9 тыс. «неблагонадежных элементов» были высланы в Казахстан.

«Выселение произвести навечно»


Идею депортации активно продвигал глава МГБ Виктор Абакумов. 30 мая 1950 года в официальной записке Иосифу Сталину он представил план массовой депортации свидетелей Иеговы в Сибирь, которая впоследствии и получила кодовое название «Операция "Север"». Подробная аргументация этой меры была изложена в докладной записке на имя Сталина от 19 февраля 1951 года. Тогда Абакумов написал, что за 1947–1950 годы «арестовано 1048 главарей и активистов секты, изъято 5 подпольных типографий и свыше 35 тыс. листовок, брошюр, журналов и др. иеговистской литературы», но, признал он, масштабные аресты не помогли задушить подполье. Чтобы «пресечь дальнейшие антисоветские действия иеговистского подполья», предлагалось выселение. Тут же приводились списки: с Украины — 6140 человек (2020 семей), из Молдавии — 1675 человек (670 семей), из Белоруссии — 394 человека (153 семьи), из Эстонии — 250 человек (130 семей), из Литвы — 76 человек (48 семей), из Латвии — 52 человека (27 семей). Всего 8576 человек (3048 семей).

Из этого документа видно, что депортация уже была согласована и одобрена секретарями ЦК КП(б) республик, в том числе руководителем Компартии Молдавии Леонидом Брежневым. Вместе с запиской Абакумов представил Сталину проект постановления Совета министров по проведению операции. Через две недели, 3 марта 1951 года, Сталин подписал постановление №667-339сс о депортации «нелегальной секты иеговистов»: «Выселение произвести навечно в Иркутскую и Томскую области».

Депортации — самый массовый вид советских политических репрессий, отмечают в Международном Мемориале. Они преследовали следующие цели: устранение из региона потенциально нелояльных власти групп населения, устрашение оставшихся жителей, а также обеспечение удаленных районов СССР бесплатной рабочей силой. В Мемориале (организация включена в РФ в список НКО, выполняющих функции иностранного агента.— “Ъ”) насчитывают 43 крупных депортационных кампаний, в ходе которых были переселены, по разным оценкам, от 5,8 млн до 6,7 млн человек.

Присоединенные к СССР в 1939–1941 годах территории — Западная Украина, Западная Белоруссия, Молдавия, Прибалтика — были сразу же подвергнуты зачистке: выселялись «антисоветские элементы» — националисты, члены контрреволюционных партий, поляки, немцы, кулаки, бандиты, проститутки и другие группы. В частности, из Западной Украины в феврале 1940 года были высланы свыше 89 тыс. «осадников» (жителей польского происхождения). В апреле-мае того же года депортации подверглись еще 102 тыс. «лиц украинского и белорусского происхождения», проживавших в приграничных районах. Затем были выселены около 6 тыс. семей зажиточных украинских крестьян. А летом 1941 года уже со всех присоединенных территорий высылались семьи репрессированных, военнопленных, бывшие офицеры, полицейские, жандармы, сотрудники тюрем, помещики и фабриканты. Точных цифр по этой депортации нет, но, вероятно, было перемещено порядка 300 тыс. человек. Всего с присоединенных территорий с 1940 по 1952 год, по подсчетам экспертов Международного Мемориала, было выслано как минимум 626 тыс. человек — и это не считая свидетелей Иеговы.

По плану операция «Север» должна была начаться в ночь на 1 апреля. «Информация об этом просочилась. У одних "свидетелей" родственники работали в сельсоветах, составлявших списки для операции, другим соседи передавали — не ночуйте сегодня дома. Но люди отказывались убегать — "куда наши, туда и мы",— рассказал “Ъ” руководитель проекта по исследованию истории "Свидетелей Иеговы" в странах бывшего СССР, автор трех книг по этой теме Константин Бережко, изучавший документы в архивах КГБ и записывавший воспоминания людей, прошедших через депортацию.— Некоторые так говорили: а мы никуда раньше не ездили, и эта поездка на Север была как путешествие, дети от окон вагонов не отходили». На местах же путешественников ждали каторжные работы на лесоповале, голод, болезни и необходимость строить свою жизнь заново.

В УССР операция имела ряд отличий от других республик: она была сдвинута на неделю и прошла в ночь на 8 апреля, а вместе с верующими высылались кулаки. Однако, в отличие, например, от Молдавии, где забирали целыми семьями, если в семье был хоть один «свидетель», на Западной Украине выселяли родителей, но оставляли их детей-пионеров и других родственников, которые не являлись свидетелями Иеговы.

«Также не подлежали выселению те, кто отличился на фронте или имел медаль ветерана труда. В Украине несколько сотен человек из-за этого не были выселены. Еще одной особенностью украинского выселения было то, что здесь лицам, подлежащим высылке, предлагалось письменно отречься от веры и взамен остаться с семьей на родине. Нам известно лишь пять таких отказников, остальные уехали,— отмечает историк.— Еще смотрели на состояние здоровья и могли оставить тяжелобольных. Впрочем, известно, что был взят ребенок с менингитом, который умер в поезде, а также две беременных женщины, которые родили четырех детей во время переезда — у одной оказалась тройня». Он добавляет, что сведения о числе прибывших на место высылки обнаружить пока не удалось. Однако при этом целый регион — Закарпатье — выпал из внимания. «В документах по Закарпатью говорилось, что там не хватало войск для проведения операции. Планировали перебросить, но, видимо, не удалось»,— говорит господин Бережко.

Как бы то ни было, в итоге общее число свидетелей Иеговы, депортированных в рамках операции «Север», превысило первоначально намеченное (напомним, планировалось выслать 8576 человек). «Наша группа исследователей изучила документы и получила новую цифру — 9793 человека. Единственное белое пятно — Белоруссия, оттуда очень трудно достать архивные документы», — говорит господин Бережко.

Нет данных и об объеме конфискованного имущества у свидетелей Иеговы.

Сталин разрешил каждой семье переселенцев взять по 1,5 тонны личных вещей, посуды, инструментов и еды. Как обычно, в реальности с этим возникали проблемы.

У опергрупп были грузовики — по одному на две-четыре выселяемых семьи, однако порой в кузове помещалась едва ли половина приготовленных вещей. Остальное, согласно постановлению, отходило властям: «Конфискованное имущество выселяемых обратить на покрытие недоимок по государственным обязательствам; оставшуюся после погашения недоимок часть имущества (жилье и хозяйственные постройки, сельскохозяйственный и другой инвентарь, а также скот) передать колхозам бесплатно с зачислением в неделимый фонд. Продовольствие, зерно и технические культуры передать государству».

«Мы еще не нашли в архивах сведения о том, сколько имущества было изъято и на какую сумму. Но известно: были опросники, которые семьи заполняли перед выселением, писали, что у них забирают»,— говорит господин Бережко. Он отмечает, что после реабилитации в 90-е годы свидетели Иеговы также не получали компенсацию от властей. В документах, подтверждающих факт реабилитации, указывалось, что информация об изъятии и конфискации имущества в архивных справках отсутствует. Исследователь добавляет, что ему известен лишь один случай, когда была выплачена компенсация.

В 1994 году комиссия Залещицкой районной рады народных депутатов Тернопольской области Украины по восстановлению прав реабилитированных рассмотрела заявку жительницы города Новоукраинки Ольги Божик, которую в 21 год выслали вместе с родителями, сестрами и братом, и постановила выплатить ей «14 минимальных зарплат». «В документе сказано, что депортация была 8 апреля 1951 года, но причины высылки не указаны. Однако мне точно известно, что семья — свидетели Иеговы»,— говорит господин Бережко. Также, по его данным, есть попытки, пока неудачные, через суд вернуть изъятые дома, в которых давно живут другие люди.

«Наличие судимости было признаком особой духовности»


Спустя четыре года после проведения операции «Север» ее идеолог и куратор, глава министерства Виктор Абакумов был обвинен в измене и расстрелян. А позже выяснилось, что депортация не помогла достичь цели, которую поставило перед собой МГБ,— ликвидировать подполье «Свидетелей Иеговы». Через год после высылки оперативники МГБ насчитали в УССР 5 тыс. свидетелей Иеговы — оставшиеся члены организации, в том числе в Закарпатье, не отказались от своей деятельности. А высланные семьи начали обживать суровые территории Сибири, продолжили проповедовать, вырыли подземные укрытия, изготовили типографский шрифт, возобновили выпуск печатных материалов и наладили каналы связи с Западом.

Нехарактерное для репрессированных настроение отмечали конвоиры в эшелонах, увозящих верующих на Север: они две-три недели терпели скотские условия столыпинских вагонов без туалетов и нар, на остановках дружно пели песни и не пытались убегать.

В Иркутской и Томской областях переселенцев ожидали со страхом — местным жителям сказали, что к ним везут опасных бандитов и даже людоедов. Однако новоприбывшие изменили мнение сибиряков, и они стали прислушиваться к проповедям. «Я читал массу отчетов уполномоченного по делам религий в Сибири. Там одно и то же: "свидетели" живут замкнуто, продолжают веровать, что бы с ними ни происходило, отказываются от мероприятий партии, не принимают участия в праздниках, на местах работают хорошо, трудолюбивы»,— рассказывает господин Бережко. Сами переселенцы вспоминали, что условия жизни и работы были очень тяжелыми, но депортация стала для них возможностью расширить аудиторию для проповеди своей веры: ранее в Сибири не было этого учения.

В 1953 году на спецпоселении находились 10 387 свидетелей Иеговы, сообщал в справке начальник отдела «П» (отдел спецпоселений) МВД СССР Виктор Алидин. А в 1965 году указом Президиума Верховного Совета СССР были сняты ограничения с высланных религиозных активистов. Но власти запретили им возвращаться на родину. «Советская власть совершила две ошибки: благодаря депортации учение "Свидетелей Иеговы" распространилось в Сибири, а из-за запрета 1965 года "свидетели" разъехались по всему Советскому Союзу»,— говорит господин Бережко. Он объясняет, что если у других конфессий есть миссионеры-проповедники, то у «свидетелей» есть требование ко всем своим членам: каждый обязан проповедовать: ходить по соседям, говорить с коллегами по работе, а затем письменно отчитываться о проделанной работе. Таким образом, каждый член организации является миссионером.

Послабления верующим не было: уже в 1966 году вышел указ «Об административной ответственности за нарушение законодательства о религиозных культах». За религиозные собрания и воспитание детей в вере назначались штрафы. Свидетели Иеговы продолжали проповедовать из подполья.

«Практически все молодые люди прошли через тюрьму из-за отказа от службы в армии: три года за отказ. А повторный отказ уже шел как рецидив, за это давали еще пять-шесть лет тюрьмы.



Можно было после освобождения сменить место жительства, и военком не сразу присылал вторую повестку,— говорит господин Бережко.— Мальчикам исполнялось 18 лет, и матери рыдали — знали, что сядет. Поэтому наличие судимости у свидетелей Иеговы было признаком особой духовности. Если мужчину не судили, значит, тут дело нечисто — дал взятку или еще как-то увильнул».

Общегородское собрание церкви Свидетелей Иеговы в зале ДК ГАЗ

Фото: Роман Яровицын, Коммерсантъ

В 1988 году все ограничения на деятельность «Свидетелей Иеговы» были сняты. К тому времени большинство взрослых членов организации прошли через аресты и репрессии, получили опыт подпольной работы. И они долго еще не могли поверить, что преследования в прошлом. Религиовед Артур Артемьев, работавший в Казахстане, рассказывает, как пытался наладить связь с религиозным подпольем, чтобы договориться о легализации деятельности, и как руководители общин прятались от него. В 1991 году «Свидетели Иеговы» получили государственную регистрацию в РСФСР, а в 1996-м указом президента России Бориса Ельцина все «свидетели», депортированные в Сибирь, были признаны жертвами политических репрессий и реабилитированы.

Обвинение в экстремизме


К 2017 году, когда организация оказалась снова вне закона, в России насчитывалось порядка 170 тыс. последователей учения «Свидетелей Иеговы». Постепенная криминализация деятельности «свидетелей» началась с признания экстремистскими их печатных изданий. Само понятие «федеральный список экстремистских материалов» появилось в 2002 году в принятом антиэкстремистском законе. Список был создан лишь в 2007 году, а первые журналы и брошюры «Свидетелей Иеговы» туда попали в 2009 году, когда Горно-Алтайский городской суд удовлетворил представление прокуратуры. Следом материалы организации отправили в черный список Минюста в Ростове-на-Дону, Кемерово и Краснодаре.

Центр «Свидетелей Иеговы» на Коломяжском проспекте в Санкт-Петербурге был построен в 1999 году по проекту финского архитектора Хелениоса Осмо Илмари

Фото: Александр Коряков, Коммерсантъ

«Но люди-то продолжали читать эти книги, издавать, тогда уже суды стали признавать экстремистскими региональные организации "свидетелей". Где-то решение было оспорено, где-то суды отказали, но процесс пошел»,— вспоминает правозащитник, директор Института прав человека Валентин Гефтер.

В 2009–2010 годах в стране началась кампания против «Свидетелей Иеговы» — у членов организации проходили обыски, изымалась литература. А в 2014–2016 годах в судебном порядке были признаны экстремистскими и ликвидированы несколько региональных общин, а их имущество — земельные участки, дома — конфисковано. 20 апреля 2017 года Верховный суд РФ признал экстремистской деятельность «Управленческого центра Свидетелей Иеговы в России» и 395 организаций в регионах, а 17 августа того же года Минюст окончательно включил их в перечень экстремистских организаций.

«В связи с многочисленными обращениями» Минюст был вынужден объяснить причину запрета, указав, что «с 8 по 27 февраля 2017 года была проведена внеплановая документарная проверка соответствия деятельности религиозной организации "Управленческий центр Свидетелей Иеговы в России" заявленным в ее уставе целям и задачам и законодательству РФ. По результатам проверки установлено, что деятельность названной организации осуществляется с нарушениями уставных целей и задач, а также действующего законодательства РФ, в том числе Федерального закона №114-ФЗ "О противодействии экстремистской деятельности"». Нарушениями было признано использование региональными организациями запрещенной литературы — 95 экстремистских брошюр. Как отметили в Минюсте, головная организация не запретила использование этих брошюр даже после получения предостережения от Генпрокуратуры.

«Получилось, что региональные организации были запрещены из-за этих брошюр, которые подбрасывались, а Управленческий центр запретили, так как он был ответственным за действия региональных организаций»,— объяснил “Ъ” представитель Европейской ассоциации «Свидетелей Иеговы» Ярослав Сивульский.



«Это победа российского правосудия и здравого смысла,— прокомментировал в 2017 году “Ъ” решение суда зампред экспертного совета по государственной религиоведческой экспертизе при Минюсте РФ Роман Силантьев.— Секта была злокачественной опухолью в российском обществе, и ее справедливо ликвидировали. Другим агрессивным сектам стоит сильно насторожиться».

Участники пикета у здания Верховного суда, где проходило заседание по иску Министерства юстиции о ликвидации всех организаций и молитвенных помещений «Свидетелей Иеговы» в России, 2017 год

Фото: Дмитрий Коротаев, Коммерсантъ

Со стороны российского общества были претензии к «свидетелям». Уполномоченный по правам человека в России Татьяна Москалькова сообщала, что к ней обращались граждане, считавшие нарушением своих прав навязчивую миссионерскую деятельность свидетелей Иеговы, которые приходили к ним домой, останавливали на улице, настойчиво предлагали книги и зазывали вступить в организацию. «Граждане сообщали, что миссионеры записывали данные о месте их проживания, и они расценивали такие действия как вторжение в их личную жизнь и иногда как угрозу безопасности»,— заявляла госпожа Москалькова. Также в России предпринимались попытки вернуть через суд имущество, которое родственники истцов — новообращенные адепты «Свидетелей Иеговы» — добровольно жертвовали организации.

С 2017 года правоохранительные органы начали искать сообщества верующих и преследовать их за продолжение деятельности экстремистской организации.

По подсчетам самих «свидетелей», к настоящему моменту обвинение предъявлено 462 верующим, 54 человека находятся в СИЗО, еще 32 — под домашним арестом.

По данным Правозащитного центра «Мемориал» (внесен Минюстом в список иноагентов), большинство — 394 человека — обвиняется по ст. 282.2 УК РФ (организация деятельности экстремистской организации), которая предусматривает лишение свободы. Также в числе обвинений — вовлечение несовершеннолетнего в преступную группу (ч 4 ст. 150 УК РФ) и финансирование экстремистской деятельности (ч. 1 ст. 282.3 УК РФ). «Только за 2020 год добавилось 110 новых обвиняемых, это в два раза меньше, чем годом ранее»,— сообщил Александр Верховский, глава информационно-аналитического центра «Сова» (внесен Минюстом в список иноагентов), исследующего проявления национализма, ксенофобии и экстремизма, член Совета по правам человека при президенте РФ.

В докладе «Совы» говорится, что к февралю 2021 года были приговорены к разным видам наказания, от штрафов до тюремного заключения, 59 свидетелей Иеговы в возрасте от 23 до 74 лет. «Причем в таких делах правонарушение носит формальный характер: молился или нет, читал брошюры или нет, главное, чтобы было доказано участие человека в деятельности организации. И наличия запрещенной брошюры достаточно для этого. А была ли деятельность опасной — не важно, это уже установлено в момент запрещения брошюры. Так устроено законодательство. И это неправильно»,— говорит господин Верховский. Максимальные сроки — шесть-девять лет, которые назначают верующим, можно сравнить со сроками, назначаемыми за антисоветскую деятельность в СССР, отмечает Валерий Борщев, сопредседатель Московской Хельсинкской группы: «По статье 70 УК РСФСР (антисоветская деятельность) максимальный срок был семь лет».

Сотрудники правоохранительных органов проводят обыск квартиры в Москве, где действовал центр «Свидетелей Иеговы», 2020 год

Фото: РИА Новости

Иск в ЕСПЧ


После 2017 года часть свидетелей Иеговы покинула Россию. «Сейчас в стране более 100 тыс. свидетелей Иеговы, это потенциально фигуранты новых уголовных дел»,— говорит господин Верховский и добавляет, что властям стоит что-нибудь предпринять. Например, пересмотреть решение о запрете организации. Поводом, рассчитывают верующие, станет решения Европейского суда по правам человека (ЕСПЧ). Сейчас в ЕСПЧ находится жалоба от «свидетелей», которые требуют выплатить им €79,1 млн (6 млрд руб.).

«Общая оценка конфискованного у российских свидетелей Иеговы имущества отражена в иске в ЕСПЧ — €79,1 млн. Это только стоимость имущества»,— говорит господин Сивульский.

Ранее представители России заявляли, что сумма компенсации взята с потолка и в иске нет оценки изъятого, но господин Сивульский пояснил, что изначально в Страсбург отправились две жалобы, одна из которых — от региональных организаций, где и содержалась оценка имущества, но в итоге ЕСПЧ объединил их. «По нашему иску уже состоялись все переговоры, стороны предоставили комментарии. Ожидалось, что решение ЕСПЧ будет в конце прошлого года, но, видимо, карантин повлиял на планы. Так что мы ждем его в ближайшие месяцы»,— говорит господин Сивульский.

Президент России Владимир Путин высказывал свое мнение о запрете «Свидетелей Иеговы» на встрече с членами СПЧ в 2018 году. «Конечно, это чушь полная, надо внимательно с этим разобраться»,— сказал господин Путин в ответ на слова члена СПЧ Екатерины Шульман о том, что в перечне организаций, в отношении которых имеются сведения о причастности к экстремизму и терроризму, подавляющее большинство относится к «Свидетелям Иеговы». В конце 2020 года пресс-секретарь президента Дмитрий Песков уточнил, что с вопросом разобрались, но «изменений в законодательстве не последовало».

Анастасия Курилова


Комментарии
Профиль пользователя