Коротко

Новости

Подробно

Чемодан, вокзал, Ирак

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 14

ФОТО: AP
Американские военные (справа) не могут понять иракцев (в центре) без гражданских переводчиков (слева)
       Пара сотен россиян, остающихся в Ираке, ничто в сравнении с 70 тысячами работающих там американских гражданских специалистов. Их число растет с каждым днем: от желающих нет отбоя.

Вербовка
       Джин Чени, житель городка Маунт-Энтерпрайз, ни минуты не сомневался, обнаружив в местной газете объявление, в котором компания KBR объявляла о наборе специалистов для работы в Ираке. 39-летний электрик потерял работу в октябре 2003 года. Он регулярно ходил на собеседования, но безуспешно. У Джина жена и трое детей. "Работа в KBR была моим последним шансом",— говорит он.
       Больше всего Джина, приехавшего на собрание тех, кто написал в компанию о желании работать, удивило, что представитель KBR почти уговаривал собравшихся не ехать в Ирак. После возвращения в Маунт-Энтерпрайз Джин Чени несколько дней повторял услышанное на собрании: "Это не Диснейленд, это даже не Балканы. Это зона военных действий. Готовьтесь жить в грязи и пыли, где нет канализации, а глаза постоянно болят от песка. Готовьтесь жить в десятиместных палатках на обычных нарах. Из удобств — непосредственный контакт с громадными пауками и полчищами мышей".
       Джин Чени размышлял больше недели. Его коллеге по работе в KBR Аллену Петти из городка Марбл-Фолз хватило одного вечера. "Мы просто сидели и молились,— цитирует одна из американских газет его жену Сильвию Петти.— У нас двое детей, никакой страховки, зарплата мужа — $30 тыс. Мы просто не сможем выжить здесь. Никакой новой одежды, никаких походов в кино. Никакой надежды взять кредит". После нескольких часов обсуждения Аллен и Сильвия решили, что 31-летний водитель грузовика должен отправиться в Ирак.
       
ФОТО: AP
 Чаще всех среди гражданских специалистов, работающих в Ираке, страдают служащие компании KBR, занимающиеся доставкой грузов для американской армии. Конвои грузовиков KBR почти ежедневно становятся мишенями для атак боевиков
       
Работа
       Для большинства завербованных дорога в Ирак начинается с многодневных тренировочных курсов еще в США. Инструкторы мало говорят об Ираке, иракцах или арабских обычаях. Почти все время посвящено тренировкам на выживание. Водителей, поваров, грузчиков и переводчиков учат быстро надевать противогаз и проверять, правильно ли противогаз надел коллега. Им рассказывают о том, как лучше всего падать, когда начинается стрельба, и что делать, если по их лагерю начинают бить из минометов. После окончания курсов контрактники садятся в самолет. Следующая остановка — Ирак.
       Почти все контрактники говорят, что легче всего привыкнуть к постоянной опасности быть убитым. В какой-то момент ее просто перестают замечать. Майк Страуд, водитель из вашингтонского городка Беллингхем, два раза попадал под обстрел во время поездок по Ираку. Однако самым сложным испытанием была погода: "Я семь месяцев прожил в палатках. Сначала жара, которую просто невозможно терпеть. Потом начались песчаные бури, и в довершение ко всему дожди. Мне часто приходили сравнения с фильмами ужасов — теми, где группа людей отправляется в поход и попадает в настоящий ад".
       Сотрудники KBR в Ираке работают почти непрерывно. "Вы работаете, едите, спите. Вы работаете по 16 часов в день. Мы не делаем шестичасовых смен просто потому, что иначе у вас появится свободное время нас ненавидеть",— говорят сотрудники KBR.
       В Ираке единственное внешнее отличие контрактника от военнослужащего заключается в том, что у военных на униформе указано имя, а у контрактников — слова "контрактник, США" или "гражданский сотрудник министерства обороны". "В остальном мы такие же солдаты, только плохо обученные,— говорит Майкл Доусон, работающий на одну из строительных фирм.— Именно поэтому мы чаще других становимся жертвами нападений. И точного числа жертв среди нас, наверное, никто никогда и не узнает".
       Гражданские специалисты, работающие в Ираке по контрактам с KBR и другими американскими фирмами (см. справку), не скрывают, что деньги — единственная причина, по которой они отправились за тысячи километров от своего дома. Нигде в США они не получили бы столько, сколько получают в Ираке. Средняя зарплата — $100 тыс. в год, из которых $80 тыс. не облагаются налогом. Каждые четыре месяца отпуск — десять суток. Во время отпуска им полагается еще $860 — на транспортные расходы. Люди могут либо использовать их, отправившись домой, либо остаться в Ираке, а деньги прибавить к зарплате. Страхование жизни ($25 тыс.) бесплатно.
       
ФОТО: AP
    Главу временной гражданской администрации Ирака Пола Бремера (в центре), как ни странно, охраняют гражданские — сотрудники компании Blackwater Security Consulting
       
Карьера
       Шейн Ратлифф из Южной Каролины, бывший помощник шерифа, отправился в Ирак работать водителем грузовика. Думал, что опыт работы в офисе шерифа подготовил его ко многому. И оказался неправ. Он вернулся домой в феврале этого года. Сейчас не может без лекарств. Врачи определили, что Шейн страдает крайней формой посттравматического синдрома. Он видел, как грузовик, за которым он ехал, подорвался на мине. Водитель превратился, как он говорит, в "фарш для гамбургера". Еще один водитель на его глазах с молотком в руках безуспешно пытался отбиться от группы вооруженных ножами иракцев. "Никакие деньги не стоят того, что там происходит",— цитирует его слова одна из местных газет.
       Впрочем, Шейну здорово повезло: возвращаются далеко не все. Как и многие жены контрактников, Сэнди Дитеридж из городка Льяно, штат Техас, с самого начала поддерживала своего мужа, решившего отправиться в Ирак. В конце концов, Джоди, ее муж, был полицейским многие годы и привык к опасности. "Я не очень волновалась,— говорит Сэнди.— Я просто была уверена в том, что с ним ничего не может случиться". 21 января в грузовик, которым управлял Джоди, врезался автомобиль, за рулем которого сидел боевик-самоубийца. Джоди погиб. Сэнди осталась с 18-летним сыном и 12-летней дочерью. Семья получила в общей сложности $100 тыс., но, как говорит Сэнди, "даже смотреть на эти деньги страшно. Я бы с удовольствием отдала все это, лишь бы мой муж был жив".
       Родственники контрактников, погибших в Ираке, редко винят в их смерти иракцев. По их мнению, основная вина лежит на властях США. Отец Николаса Берга — водителя, захваченного в плен боевиками и обезглавленного после скандала с пытками в тюрьме Абу-Грейб,— в смерти своего сына винит только Пентагон. "Моего сына предлагали обменять на нескольких заключенных тюрьмы, но Рамсфельд не пошел на это",— возмущается он. Он намерен подать в суд на Пентагон, обвинив его руководство в убийстве сына.
       
ФОТО: AP
      Выбирая между работой в Ираке и семьей, водитель KBR Стейси Кларк отдал предпочтение семье. И стал исключением
     
Служебные перспективы
       Большинство фирм, заключивших договоры с министерством обороны США или временной гражданской администрацией, по соображениям безопасности не разглашают данные о том, сколько их сотрудников находится в Ираке. По оценкам, там сейчас не меньше 70 тыс. американских контрактников (в том числе около 24 тыс. работников KBR).
       И будет еще больше. "Еще 20 лет назад мы шли на войну и не думали ни о каких контрактах с гражданскими фирмами. Сейчас такое попросту невозможно",— признает генерал Даррил Скотт, глава Агентства по управлению оборонными контрактами. Это правда, ведь речь идет об управлении оккупированной страной. "Армейские подразделения не умеют и не желают заниматься тем, чему они не обучены,— говорит американский аналитик Питер Хэмилл.— Они не обучены полицейским функциям, они не обучены строить дороги и восстанавливать нефтяные скважины, они не обучены контролировать работу иракских гражданских учреждений. Тем не менее они обязаны этим заниматься. Единственная возможность — это перепоручать свои обязанности специалистам, то есть гражданским компаниям".
       После нескольких громких убийств контрактников в Ираке всем казалось, что поток добровольцев, желающих отправиться туда на работу, резко снизится. Однако произошло обратное. Число заявлений о приеме на работу увеличивается с каждым днем. "Возможно, людьми руководит простая логика,— говорит рекрутер одной из компаний, работающих в Ираке по контракту с министерством обороны.— Чем труднее и опаснее условия, тем выше и оплата. Очень многие в Америке сейчас готовы рисковать жизнью за хорошие деньги".
       Когда по американским телеканалам сообщили о жестоком убийстве Николаса Берга, начинала свою работу очередная "ярмарка вакансий", одна из десятков, которые ежемесячно устраивает компания KBR. Люди, собравшиеся в зале, уже знали о трагедии. Тем не менее, когда представитель компании закончил вступительную речь, ему на стол легло более полусотни заявлений о приеме на работу. "Возможно, кто-то хочет дополнительно обсудить все с членами семьи?" — спросил он. Но времени на размышление никто брать не стал. Контракты были подписаны немедленно.
ВЯЧЕСЛАВ БЕЛАШ

       
Кто работает в Ираке
       По контрактам, заключенным с министерством обороны США, в Ираке работают несколько десятков корпораций. Крупнейший подрядчик Пентагона — корпорация KBR, которая занимается строительством военных объектов, транспортным обеспечением, доставкой горючего. Кроме того, KBR обеспечивает американский контингент продуктами и горячей пищей и занимается борьбой с пожарами и восстановлением нефтедобывающих станций. Компании General Dynamics Corp. поручено заниматься ремонтом боевой техники. Восстановлением инфраструктуры и гражданских объектов занимаются строительные компании Bechtel Inc., Fluor Corp., Parsons Corp. и Perini Corp.
       Компании Blackwater Security Consulting и Erinys, в которых работают исключительно ветераны американских спецподразделений, обеспечивают безопасность. В частности, именно им поручена охрана сотрудников временной гражданской администрации. SRA International Inc. обеспечила министерство обороны учеными, которые помогали военным в поисках ОМП на территории Ирака, CACI International Inc. направила в вооруженные силы специалистов по проведению допросов, а Titan Corp. — переводчиков.
       Именно две последние компании оказались замешанными в скандале с пытками в иракских тюрьмах. Для CACI скандал особенно неприятен. Услуги по проведению допросов — не основной бизнес фирмы. Корпорация еще не так давно называлась одной из самых перспективных в области высоких технологий. Она давно работает по контрактам Пентагона, обслуживая его компьютерные сети. Впрочем, мало кто удивился, когда именно ей Пентагон отдал контракт на проведение допросов. Компания создана ветеранами американских спецслужб, и в ее штате, как говорят, состоит немало бывших сотрудников ЦРУ.
       Другой скандал связан с KBR. Многомиллиардные контракты были заключены с ней, дочерней фирмой корпорации Halliburton, вне конкурса. Появились слухи, что контракты компания получила не просто так, а благодаря помощи вице-президента Дика Чейни, еще недавно возглавлявшего корпорацию. Затем пошли сообщения, что KBR представляет Пентагону завышенные счета за оказываемые услуги. KBR была вынуждена "добровольно" отозвать для проверки счета на сумму в $141 млн. А Пентагон заморозил на время проверки выплаты по другим счетам на общую сумму $195,8 млн и пообещал передать ряд контрактов другим фирмам.
       
Под колпаком всех разведок
       Едва ли не самая экзотичная фирма, работающая в Ираке,— Diligence Iraq LLC (ООО "Иракское усердие"). Она оказывает услуги не коалиционным силам или местным иракским властям, а частным компаниям, желающим работать в Ираке.
       Обеспечением информационной и коммерческой безопасности компаний, работающих в Ираке (таков бизнес "Иракского усердия"), занимаются люди, в профессионализме которых нет никаких сомнений. Фирма создана бывшим сотрудником ЦРУ, специалистом по "особым операциям" Майклом Бейкером, бывшим руководителем Федерального агентства по чрезвычайным ситуациям Джо Олбо, бывшим британским разведчиком Ником Деем и бывшим сотрудником ГРУ перебежчиком Виктором Абрамкиным. 40% акций компании принадлежит влиятельному кувейтцу Мохаммеду ас-Сагару. Большую помощь клиентам фирмы могут оказать и советники компании, среди которых числятся бывший директор ФБР и ЦРУ Уильям Уэбстер, бывший советник премьер-министра Британии лорд Пауэлл и несколько видных вашингтонских лоббистов. В багдадском офисе ООО "Иракское усердие" работают, согласно сообщениям газет, около 150 человек.
       Услугами опытных оперативников и бывших госслужащих, обладающих огромными связями в Лондоне и Вашингтоне, по словам представителей компании, уже пользуются более 500 ведущих фирм мира. Есть ли среди них российские, неизвестно: компания не раскрывает имена своих клиентов.
     

Комментарии
Профиль пользователя