Коротко

Новости

Подробно

Фото: Максим Кимерлинг / Коммерсантъ

Пермское немировое

К проекту соглашения между УКС и подрядчиком зоопарка возникли вопросы

Коммерсантъ (Пермь) от

В Арбитражном суде Пермского края началось обсуждение проекта мирового соглашения по спору на 1,6 млрд руб. между ГКУ «Управление капитального строительства Пермского края» (УКС) и АО «РЖДстрой». По условиям соглашения, подрядчик строительства пермского зоопарка должен за свой счет провести обследование объекта, переделать проектную документацию и выполнить строительные работы. Проект соглашения вызвал вопросы как у прокуратуры, так и у председательствующего в заседании. Представитель надзорного органа отметил, что в данной редакции фактически невозможно принудительное исполнение соглашения. При этом объем расходов, которые понесет «РЖДстрой», станет известен только по итогам обследования объекта. Таким образом, после подписания соглашения между сторонами могут возникнуть новые споры.


С заявлением к АО «РЖДстрой» о взыскании денежных средств УКС обратился в конце 2019 года. Сумма исковых требований за нарушения при выполнении госконтракта на строительство нового зоопарка в Перми изначально составила более 1,6 млрд руб. В эту цифру вошли расчеты неустойки за срыв срока исполнения контракта (около 560 млн руб.) и неосновательного обогащения. В прошлом году УКС и «РЖДстрой» заявили, что намерены заключить мировое соглашение. Согласно разработанному сторонами проекту, соглашение включает несколько основных моментов. Так, подрядчик на свои средства должен провести обследование объекта строительства, обеспечить разработку новой проектной документации и достроить зоопарк.

С момента заключения соглашения на обследование закладывается 120 дней, на проектные работы 150, на строительно-монтажные работы 720 дней.

Представитель ответчика пояснил, что между «РЖДстрой» и УКС «по ключевым моментам достигнуты определенные соглашения». Подписанный текст совместно разработанного мирового был направлен ответчику в январе, письменных возражений на него компания не получила.

Антон Мальцев, представитель прокуратуры, привлеченной по делу в качестве третьего лица, выразил серьезные замечания к проекту. Он отметил, что, исходя из текста мирового, оно фактически является допсоглашением к госконтракту с изменением условий, которым фактически увеличивается срок исполнения обязательств подрядчиком. По общему правилу сроки исполнения госконтракта являются его существенным условием, их изменение запрещено законодательством, за исключением непредвиденных обстоятельств или установления вины заказчика.

Также Антон Мальцев отметил, что изначально УКС требовал взыскать с «РЖДстрой» пени более 560 млн руб., а ответчик представил расчет, по котором сумма неустойки составляет 159 млн руб. В итоге в проекте остались лишь 34 млн руб.

«Хотелось бы услышать, каким образом стороны пришли именно к этой цифре»,— сказал Антон Мальцев.

Еще сотрудник надзорного органа обратил внимание на то, что в тексте проекта соглашения речь идет лишь об обследовании уже построенных конструкций. При этом ничего не упоминается о так называемых стагнированных работах, которые фигурируют в рамках уголовного дела о мошенничестве в особо крупном размере. Напомним, по версии следствия, часть предусмотренных проектом объектов построены не были, а выделенные на это денежные средства (не менее 513 млн руб.) похищены.

«По мнению УКС и ответчика, эти работы были выполнены, но объекты потом демонтированы. А прокуратура и следствие полагают, что часть работ не выполнялась вообще»,— напомнил господин Мальцев.



Как считает надзорный орган, вопрос стоимости стагнированных работ и уплаченных за них средств также должен фигурировать в соглашении.

У прокуратуры есть вопросы и к порядку принудительного исполнения соглашения, который запустится, если подрядчик не выполнит условия.

«В случае чего, мы через приставов будем заставлять „РЖДстрой“ завершать работы. В нашем понимании, это полностью противоречит существу гражданско-правовых отношений, свободе договора, а также правам заказчика и ответчика расторгнуть его. Таким образом, в данной редакции мировое принудительно не исполнимо»,— считает Антон Мальцев.



Представитель «РЖДстрой», в свою очередь, заявила, что руководство компании заняло принципиальную позицию, согласно которой сумма стагнированных работ не должна фигурировать в соглашении. «Мы выполнили больший объем, чем был принят заказчиком»,— заявила юрист.

Вопросы к проекту возникли и у председателя в судебном заседании Светланы Овчинниковой. Она обратила внимание ответчика, что на данный момент сторонам неизвестно, сколько средств может понадобиться на завершение проекта. О конкретных суммах можно будет говорить только через некоторое время после заключения соглашения, когда подрядчик завершит обследование объекта. «Если вы не сможете выполнить работы, то что заказчик получит взамен?»— поинтересовалась госпожа Овчинникова у представителя «РЖДстрой». Та, в свою очередь, заявила, что «РЖДстрой» гарантирует исполнение своих обязательств.

«Мы не можем написать в мировом соглашении, что подрядчик обязуется выполнить работы»,— заметила госпожа Овчинникова. Также она добавила, что по итогам обследования у сторон могут возникнуть разногласия по поводу объемов и стоимости строительных работ. Тогда они снова вернутся в суд, который будет вынужден разрешать этот вопрос уже на стадии рассмотрения требования о выдаче исполнительного листа. А это приведет к назначению соответствующей экспертизы.

«Пока вопросов больше, чем ответов»,— резюмировала судья.



В итоге был объявлен перерыв до 13 апреля. К тому времени стороны и третьи лица должны будут изучить поправки в проект соглашения, после чего продолжится их обсуждение и будет представлен согласованный текст.

Источник, знакомый с позицией прокуратуры, полагает, что мировое соглашение сегодня является оптимальным, а также наиболее быстрым способом закончить спор и завершить в обозримой перспективе строительство зоопарка. По его мнению, основной задачей надзорного органа на данном этапе является защита интересов заказчика, а «пока проект составлен так, что процедура его принудительного исполнения непонятна; необходимо прописать либо финансовую ответственность подрядчика, либо право УКСа обратиться в суд о взыскании средств в рамках отдельного спора».

Дмитрий Астахов


Комментарии

обсуждение

Наглядно

Профиль пользователя