Делу убитых пастухов не хватило внимания

ЕСПЧ констатировал, что Россия несет ответственность за убийство братьев Гасангусеновых

Европейский суд по правам человека обязал Россию выплатить компенсацию в €120 тыс. Муртазаали Гасангусенову — отцу убитых силовиками в 2016 году пастухов Наби и Гасангусейна. ЕСПЧ констатировал, что власти России несут ответственность за смерть молодых людей — но не смогли или не захотели обеспечить эффективного расследования. История борьбы Муртазаали Гасангусенова за расследование убийства сыновей длится уже пятый год, о ней сообщали президенту России, но подозреваемыми в деле до сих пор числятся «неизвестные лица».

Фото: AFP

Фото: AFP

Постановление «Гасангусенов против России» ЕСПЧ вынес 30 марта. Суд признал, что власти России несут ответственность за убийство силовиками братьев Гасангусеновых — и за не проведение эффективного расследования этого преступления. Как сообщили юристы ПЦ «Мемориал» (внесен в реестр так называемых иностранных агентов), ЕСПЧ присудил заявителю компенсацию морального вреда в размере €120 тыс.

Как неоднократно рассказывал “Ъ”, братья Наби и Гасангусейн Гасангусеновы были обнаружены убитыми в августе 2016 года неподалеку от родного села Гоор-Хиндах в Шамильском районе Дагестана. Их дядя Исрапил Магомедов нашел тела племянников в чужой одежде и с автоматами на шеях.

Полицейские забрали убитых в райотдел, чтобы увезти их в Махачкалу на экспертизу, но жители окрестных сел не дали им этого сделать.

Земляки были уверены, что братья не имели никакого отношения к террористам, а силовики провели инсценировку, чтобы «повесить» на них нераскрытые преступления, в том числе убийство федерального судьи.

До ноября 2017 года братьев официально считали боевиками, которые якобы напали на правоохранителей и были убиты ответным огнем. Но потом следствие поменяло свою версию. Согласно новой трактовке событий, «группа неустановленных лиц, вооруженных незаконно приобретенными автоматами Калашникова» обстреляла братьев, которые скончались на месте происшествия.

Уголовное дело по ст. 317 (посягательство на жизнь сотрудника правоохранительного органа) УК РФ было закрыто, новое дело открыли по ст. 105 (убийство двух или более лиц, совершенное группой) и ст. 222 (незаконный оборот оружия). Муртазаали Гасангусенов был признан потерпевшим. Родители убитых братьев устраивали пикет за пикетом на центральной площади Махачкалы, безуспешно требуя встречи с главой республики. Семья стала добиваться передачи дела из республики — следователям управления Следственного комитета РФ по СКФО. В середине 2018 года делом Муртазаали Гасангусенова занялись юристы «Комитета против пыток». В октябре оно было передано в Главное следственное управление Следственного комитета РФ. А в декабре Владимир Путин в ходе ежегодной пресс-конференции поручил руководителю Следственного комитета РФ Александру Бастрыкину взять ход расследования дела на контроль.

С 2019 года юристы «Комитета» добивались возбуждения уголовного дела о служебном подлоге и халатности (ст. 292 и ст. 293 УК РФ) против бывшего начальника полиции Шамильского района Ибрагима Алиева. Именно он дал оперативную сводку о том, что в ходе контртеррористической операции были уничтожены «два боевика». В этой сводке Алиев также назвал подразделения, принимавшие участие в операции: ЦПЭ МВД по Дагестану, отдел полиции Шамильского района, ФСБ России и СОГ-5. Но, согласно новой версии силовиков, в ночь убийства в районе не было ни спецоперации, ни сотрудников ФСБ и ЦПЭ.

Жалоба в ЕСПЧ от имени Муртазаали Гасангусенова была подана еще в ноябре 2017 года.

Российские власти несут ответственность за смерть его сыновей, говорится в принятом постановлении суда, а расследование их гибели не соответствовало критериям эффективности.

«ЕСПЧ признал "маловероятной" ситуацию, при которой братья находились бы летом в лесу в зимних куртках и бейсболках, но босиком, имея при этом по автомату, рюкзаку и по две пары обуви,— говорится в сообщении "Мемориала".— Вдобавок количество ранений на телах не соответствовало количеству пулевых отверстий на одежде. По мнению ЕСПЧ, это свидетельствует о том, что братья, скорее всего, убиты при иных обстоятельствах, а на месте обнаружения тел была осуществлена фальсификация доказательств причастности убитых к незаконным вооруженным формированиям».

В самом Дагестане за все это время произошло лишь одно событие, которое, с оговорками, могло бы свидетельствовать о переменах в отношении местных властей если не к делу убитых братьев, то хотя бы к Муртазаали Гасангусенову.

В декабре прошлого года врио главы республики Сергей Меликов встретился с родителями Наби и Гасангусейна и поручил подчиненным оказать им поддержку в организации фонда помощи людям, потерявшим детей.

«Я хотел бы еще раз принести вам свои соболезнования по поводу потери детей,— сказал господин Меликов.— Здесь одно может нас объединить в понимании — я тоже знаю по себе, что такое терять детей (приемный сын руководителя республики Дмитрий Серков, командир штурмовой группы отряда специального назначения "Витязь", погиб в Дагестане в ходе боевых действий в 2007 году.— “Ъ”). Я понимаю, что ваше горе в определенной степени стало горем всех дагестанцев, не равнодушных к вашей судьбе. Но жизнь продолжается, жить надо. Я никоим образом не призываю забыть о том, что произошло. Это невозможно. О том, что время лечит, говорят только те люди, которые сами через это не прошли. Время не лечит».

Юлия Рыбина, Махачкала

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...