Коротко

Новости

Подробно

Фото: Дмитрий Духанин / Коммерсантъ   |  купить фото

Депутаты банят домогательства

В Госдуме разрабатывают защиту от онлайн-насилия

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 5

Зампред комитета Госдумы по информационной политике Сергей Боярский предложил ввести судебный запрет на киберсталкинг — навязчивое и доставляющее дискомфорт преследование людей в интернете. Такой запрет предполагает, что преследователь по решению суда не сможет контактировать со своей жертвой через мессенджеры, с помощью социальных сетей и сети интернет, а в случае нарушения запрета будет подвергнут серьезному наказанию. Правозащитники считают, что это «лучше, чем ничего», но указывают, что давно пора создать систему охраны от не виртуальных преследователей.


Сергей Боярский пояснил, что киберсталкингом является ситуация, когда злоумышленники с помощью IT-технологий «систематически и продолжительное время докучают самыми разными способами, в том числе не самыми приятными». Сейчас наказать такого преследователя, по сути, не за что, особенно если он не допускает прямой угрозы убийства. Даже если он присылает жертве фотографии, «где гуляет ребенок», по закону это еще не является угрозой или вторжением в частную жизнь.

Депутат предложил ввести институт судебного запрета, когда жертва может подать гражданский иск о нежелательном преследовании. Тогда судья сможет наложить на преследователя временный запрет пользоваться мессенджерами, социальными сетями или интернетом в целом. Если запрет будет нарушен, то государство сможет наказать человека строже, сказал господин Боярский: от штрафа и принудительных работ до «хотя бы условного» лишения свободы.

В октябре 2020 года Европейский суд попросил российские власти разъяснить, как они защищают граждан от преследований и систематических угроз. Запрос был сделан в рамках рассмотрения дела москвички Ольги Балуковой: она заявила, что полиция не приняла мер для предотвращения преследования со стороны бывшего партнера и не остановила распространение ее личных данных в сети. Тогда же ЕСПЧ принял к рассмотрению жалобу россиянки Валерии Володиной, которая годами получала в соцсетях и мессенджерах угрозы от своего бывшего гражданского партнера. Более того, преследователь неоднократно публиковал в интернете ее интимные фото и видео, а также следил за женщиной. В своей жалобе Валерия Володина утверждала, что полиция и СКР не отнеслись серьезно к этой ситуации, поэтому ей пришлось в целях безопасности покинуть Россию и сменить имя.

Юрист-эксперт по делам, связанным с семейно-бытовым насилием, Ольга Киселева, подтверждает, что сейчас россиянам крайне сложно защититься от онлайн-насилия. «В КоАП есть ответственность за оскорбление, в УК — статьи о нарушении неприкосновенности частной жизни и переписки. Однако эти нормы не учитывают специфики ситуации и того факта, что граница между онлайн- и офлайн-насилием легко стирается,— говорит она.— Еще в УПК есть норма о запрете совершения определенных действий, но на практике она в данных случаях не применяется следователями». Поэтому особенно важно, чтобы и предложенная депутатом схема реально использовалась на деле, а не была «мертворожденной» нормой, говорит эксперт. «В целом такая мера при разумном применении судами, представляется допустимым ограничением с целью срочной защиты граждан от кибернасилия»,— считает госпожа Киселева.

Татьяна Саввина, адвокат Валерии Володиной, считает, что более действенным шагом было бы введение системы охранных ордеров. Они могли бы защитить одновременно и от офлайн-насилия. Тем не менее госпожа Саввина полагает, что депутатская инициатива «лучше, чем ничего». «Явление киберсталкинга очень распространено, а сейчас у пострадавших нет никаких средств защиты,— говорит она.— Возможно, дальше это распространится и на случаи офлайн-насилия».

Адвокат Мари Давтян не согласна с тем, как жертвам предлагается добиваться судебного запрета.

«Им придется в гражданском процессе доказывать, что определенное лицо их преследует с помощью технических средств. А для этого нужно иметь определенные технические возможности, нужно требовать данные у администрации мессенджеров и соцсетей,— поясняет эксперт.— Во всем цивилизованном мире это делает полиция. А в нас получится, что потерпевшая обязана сама доказывать правонарушение, совершенное против нее».



Куратор направления по защите прав женщин и детей «Зоны права» Валентина Фролова полагает очень важным одинаково обращать внимание как на физическое, так и онлайн-преследование и разрабатывать взаимодополняющие решения проблемы. «Но такие меры защиты будут особенно важны для пострадавших от насилия в семье,— считает она.— Часто за прекращением отношений следует длительное преследование в различных формах. Это опасная ситуация, от которой сегодня практически невозможно защититься». Депутат Госдумы Оксана Пушкина напоминает, что разработала вместе с коллегами и экспертами законопроект о профилактике семейно-бытового насилия: «Там подробно прописаны и понятие преследования, в том числе онлайн, и возможные санкции. Чем быстрее мы его примем, тем качественнее и системнее будут защищены жертвы».

Мария Литвинова


Комментарии
Профиль пользователя