Коротко

Новости

Подробно

Гирей нашего времени

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 56
ФОТО: АЛЕКСАНДР СОКОЛОВ
 Вилла "Ксения" в Симеизе, построенная в начале XX века, получила в 1913 году гран-при парижского конкурса застройки приморских поселков
       18 мая, в день 60-летия депортации крымских татар, русскоязычное население Крыма выйдет на площадь перед правительством полуострова, чтобы защитить стоящего там Ленина от татарского нашествия. Однако, как выяснил корреспондент "Власти" Сергей Петухов, вынашиваемые татарами планы свержения Ленина в Симферополе — не более чем отвлекающий маневр. По-настоящему революционные события назревают совсем в другом месте Крыма.

Агрессивные Капланы
       Ежегодное крымское обострение протекает по давно известному графику. Начинается оно 18 апреля, в очередную годовщину присоединения Крыма к России Екатериной II в 1783 году, и заканчивается 18 мая, в очередную годовщину депортации крымских татар в 1944 году. Этой весной дело просто усугубляется сравнительно круглой датой последнего события и грандиозным взрывом украинских армейских складов в Запорожской области, в результате чего на неделю было практически перерезано наземное сообщение Крыма с материковой частью Украины и, соответственно, Москвой и Петербургом. На населенном в основном русскоязычными гражданами полуострове возникли панические слухи о скоординированных действиях международного исламского терроризма, очередным звеном которых должен стать снос памятника Ленину под окнами правительства Автономной республики Крым.
       В местной прессе крымских граждан предупреждают, что это будет уже второе покушение крымских татар на Ленина. Ведь по крайней мере двое из крымских ханов правящей династии Гиреев носили фамилию Каплан-Гирей, причем второй из них бежал от войск фельдмаршала Александра Суворова в Винницкую область, где натурализовался под фамилией Каплан и стал прямым предком эсерки Фанни Каплан-Гирей, от выстрелов которой в 1918 году Ленин так до конца (в 1924 году) и не оправился.
       Смеяться над этим может только человек, далекий от понимания реальной политической обстановки на полуострове, где никого никогда не интересовала проблема Тузлы, как сейчас не интересует намеченный на конец мая саммит президентов Кучмы и Путина в Форосе. Для украинского премьера Виктора Януковича нет сейчас задачи важнее, чем предотвратить эксцессы вокруг Ленина, которые могут иметь место 18 мая.
       "Мы этот вопрос поднимали еще 28 апреля на заседании оргкомитета по подготовке мероприятий к 60-й годовщине депортации под председательством Януковича",— говорит лидер крымско-татарского народа Мустафа Джемилев. По словам господина Джемилева, на месте Ленина он видит памятник жертвам депортации. Но премьер Янукович не теряет надежды отстоять памятник и продолжает переговоры. А параллельно этому переговорному процессу на полуострове в готовность приведены подразделения МВД, службы безопасности Украины (СБУ) и 31-го корпуса украинских вооруженных сил. Так что Ленин имеет хорошие шансы устоять на полуострове. Рисковать здоровьем ради чужого бронзового идола татары вряд ли решатся, потому что у них сейчас появились заботы поважнее.
       
ФОТО: АЛЕКСАНДР СОКОЛОВ
Лидер татарских сквоттеров в поселке Симеиз Нияра Суфьян показывает документы, которые, по ее мнению, дают любому крымскому татарину моральное право приватизировать виллу на ЮБК стоимостью $1,5 млн: слева — свидетельство о рождении в Крыму (хотя бы одного из родителей), справа — справка о постановке на учет в комитете Автономной республики Крым по делам депортированных народов
Незваные гости
       Десятый месяц крымские татары продолжают акцию. Никто из татар никогда не будет уточнять ее название, они называют ее просто Акция, с большой буквы, потому что всем им ясно, что речь идет о главном для татар — о возвращении на Южный берег Крыма (ЮБК). Тут национально-освободительная борьба крымско-татарского народа лишена карнавальности, потому что речь идет о больших деньгах.
       На узкую, примерно 70-километровую полоску крымского берега от Алушты на востоке до Фороса на западе уже есть желающие. И эти желающие уже платят за эту землю огромные по местным меркам деньги. И в прежние времена в Крыму значительную часть своей жизни проводили не самые бедные столичные жители — русские императоры Александры (I-III) и Николаи (I, II), а также писатели Антон Чехов, Лев Толстой, Максим Горький и Юлиан Семенов. У всех у них был здесь второй дом. А что за люди живут сейчас на ЮБК, видно по вывескам на зданиях. В каждом втором подъезде расположен сервисный пункт моментальной фотографии "Кодак-экспресс", а в каждом первом — риэлтерское агентство. Средняя цена сотки земли на ЮБК за последние два года превысила цену земли на Рублевском шоссе, и тем не менее здесь только и говорят о настоящей экспансии россиян, которых огульно называют москвичами.
       По статистике местных риэлтерских агентств, москвичи действительно активно скупают недвижимость в Крыму, но, как правило, в многоквартирных домах. Спрос на такую собственность в Крыму вызвал пару лет назад бум строительства высоток точечной застройки в местах, где их сроду не было — на ЮБК. Начиная от Алушты с трассы Симферополь--Ялта--Севастополь легко заметить внизу, у моря, новенькие свечки высоток. В поселке Партенит у подножья горы Аю-даг заканчиваются отделочные работы в 12-этажке, окруженной капитальным бетонным забором.
ФОТО: АЛЕКСАНДР СОКОЛОВ
  Так начинается захват татарами земли на Южном берегу Крыма. Сотка земли на этой поляне над поселком Кацивели сейчас стоит $5-10 тыс
— Все квартиры куплены еще в начале строительства,— говорит прораб отделочной бригады.— Тогда метр стоил шестьсот долларов.
       По словам прораба, купили в этом доме квартиры солидные люди — мэр Симферополя, днепропетровский писатель Ратнер и "один бандит из Красноперекопска". На вопрос, есть ли среди жильцов дома москвичи, прораб надолго задумался, а потом просиял.
       — Есть,— выдохнул он.— В девятой квартире. Только я их никогда не видел.
       Вряд ли их тут и увидят, потому что такое жилье покупается для сдачи его в аренду с целью извлечения мелкой прибыли. Виллы для себя в Крыму строит совсем другая публика. По словам председателя комиссии по местному самоуправлению верховной рады Крыма Владимира Клычникова, на сегодня из 2 млн людей, постоянно или временно обитающих на полуострове, только 36 тысяч получили государственный акт права собственности на землю. На мой прямой вопрос, есть ли среди них хоть один гражданин России, господин Клычников так же прямо ответил, что, по его сведениям, таковых нет. Впрочем, российские граждане и не собираются показывать господину Клычникову свой документ на землевладение в Крыму. Они пользуются тем, что все земельные вопросы на полуострове отданы на откуп муниципальным властям, а те всегда готовы пойти навстречу солидным клиентам с деньгами.
       
Умопомрачительные хозяева
       Рядом к аквапарком близ Симеиза я невольно залюбовался яично-желтым дворцом с колоннами. В здании точно такой же архитектуры под музыку Дунаевского разворачивается действие в первой части классической советской кинокомедии "Веселые ребята". Но этот канареечного цвета дом выглядел необитаемым. Кругом тоже было пусто. Лишь метрах в пяти от меня стоял приличного вида человек лет сорока.
       — Не знаете случайно чей? — поинтересовался я, показав на дворец.
       — Случайно знаю,— улыбнулся человек.— Валдиса Пельша. Только он его уже продал.*
       — Не знаете кому? Случайно.
       — Знаю,— мужчина снова тонко улыбнулся.— Одному российскому бизнесмену, знаете, нефть и все такое.** Простите, мне надо ехать.— Он кивнул на прощание и, сев в бесшумно подъехавшую длинную BMW с тонированными стеклами, исчез.
       Сразу было видно, что человек чувствует себя в Крыму как дома, где-нибудь в Ханты-Мансийске. Зато весьма неуютно чувствуют себя здесь главы местных муниципальных образований. Прошлой осенью на ЮБК работала выездная бригада украинской генеральной прокуратуры. По результатам проведенной ею проверки были арестованы городские головы Алушты, Алупки, поселковые головы Партенита и Симеиза и заместитель главного архитектора Ялты. И хотя их через неделю отпустили под подписку о невыезде, все они — а также городской голова Ялты — по-прежнему находятся под следствием по обвинению сразу по нескольким статьям УК Украины: злоупотребление служебным положением, получение взяток, завладение чужим имуществом.
       Последней каплей, переполнившей чашу терпения киевских властей, уже давно наблюдавших за разбазариванием национального достояния, стало объявление в интернете одной из крымских риэлтерских фирм. Летом прошлого года эта фирма выставила на продажу виллу "Ксения" в Симеизе за $1,5 млн, а потом — еще две соседних с ней виллы, "Хайал" и "Джанан". По словам Вадима Мордашева, заместителя по правовому обеспечению крымского республиканского комитета по охране культурного наследия, все три здания сейчас находятся на балансе украинского министерства по охране здоровья, потому что в них до 1991 года размещался туберкулезный санаторий. И хотя все три виллы являются памятниками культурного наследия крымского значения, никаких законных препятствий для их продажи частным лицам господин Мордашев не видит. Тем не менее дело о продаже вилл дошло до президента Украины Леонида Кучмы, риэлтеров посетили сотрудники СБУ, и объявление о продаже из интернета пропало. В Крым нагрянула прокурорская проверка, и бойцы элитного украинского спецназа "Беркут" начали хватать руководителей муниципальных образований.
       
ФОТО: СЕРГЕЙ ПЕТУХОВ
По нынешним крымским легендам, этот желтый дворец на Южном берегу Крыма в селе Понизовка построил себе Валдис Пельш и, испугавшись того, что он натворил, продал его одному нефтяному олигарху
     
Папа крымский
       Вот тут и началась Акция крымских татар, которые были по-своему озабочены разбазариванием земель на ЮБК. Еще прошлой осенью, находясь в здешних местах, я был немало удивлен, увидев над виллой "Ксения" голубой флаг с желтой буквой Т — символом будущей государственности крымско-татарского народа. Все три виллы в Симеизе производили удручающее впечатление, зияя провалами окон, но были явно обитаемы. Более того, на одной из них жильцы по-восточному шумно играли свадьбу. Этим людям, явочным порядком вселившимся на виллы, было бесполезно объяснять, что в начале XX века в Симеизе строили дачи для российских нуворишей по индивидуальным проектам лучшие столичные архитекторы, и в 1913 году на международном архитектурном конкурсе в Париже Симеиз получил гран-при как лучший дачный приморский поселок, а русская купчиха, назвавшая свою дачу "Хайал", то есть "мечта" по-татарски, следовала лишь крымской моде времен Серебряного века. Крымские татары были искренне убеждены, что они лишь вернули себе то, что принадлежит им по историческому праву, не отдав "москвичам, которые на Южном берегу все скупили".
       Честно говоря, прощаясь с новыми владельцами потенциально самых дорогих вилл в Крыму, я уже не надеялся их встретить здесь снова. Ведь кроме бригады украинской генпрокуратуры прошлой осенью в Крыму работали, в основном дубинками, и местные правоохранительные органы, сгоняя татар с захваченных ими участков на Южном берегу. Но на прошлой неделе я снова застал на вилле "Ксения" своих старых знакомых, которые уже здесь обжились и подали документы на приватизацию. Возглавляла компанию симеизских приватизаторов, как ни странно, женщина, что у восточных народов редкость. Впрочем, Нияра Суфьян была не простой женщиной, а женой одного из лидеров крымского-татарского меджлиса с еще советским диссидентским стажем. "Я его третья жена,— призналась госпожа Суфьян.— Но у нас так принято". О лидере крымско-татарского народа Мустафе Джемилеве она говорила с просветлевшим лицом: "Он не лидер, он — наш отец, отец нации".
       На вилле постоянно живут сейчас человек 20 татар. И все они одними и теми же словами объясняли мне, что никуда отсюда не уйдут, потому что вилла принадлежит им как представителям коренного народа полуострова. "Конечно, вам,— охотно соглашался я.— Но когда вы ее приведете в порядок, вам тут всем, наверное, тесно будет жить". И тут я услышал удивительную вещь. "Зачем татарину дом на Южном берегу? — спросила меня Нияра Суфьян, и сама же ответила:-- Чтобы деньги на нем зарабатывать, извлекать коммерческую прибыль". Это тоже было понятно, хотя и шло вразрез с национально-освободительными лозунгами крымско-татарского народа. Непонятно было другое: "Значит, вы все вместе будете сдавать эту виллу в аренду или продадите ее и поделите деньги поровну на 20 человек, так?" — "Не так,— улыбнулась мне госпожа Суфьян.— Я здесь буду главная".
       Вот тут все наконец встало на свое место. Пусть до крови дерется татарская молодежь с русскоязычными пенсионерами у памятника Ленину в Симферополе, пусть Леонид Кучма пришлет из Киева в Крым хоть всю генеральную прокуратуру с элитными спецназовцами из "Беркута", пусть Юрий Лужков и остальные сторонники возвращения Крыма России строят в Крыму свои политические постпредства, пусть даже Владимир Путин договаривается с Леонидом Кучмой о передаче власти выгодному для России преемнику украинского президента. Вне зависимости от всего этого период бесконтрольной приватизации Южного берега Крыма кончился, и ханты-мансийские предприниматели, намерзшиеся за Полярным кругом, а потому очень желающие приобрести домик к Крыму, теперь будут иметь дело не с вороватыми украинскими поселковыми головами, а лично с третьей женой ближайшего соратника отца крымско-татарской нации.
       
*"Власть" обратилась за разъяснениями к Валдису Пельшу. Тот заявил, что этот дом он не только не продавал, но и не покупал.

Комментарии
Профиль пользователя