Коротко

Новости

Подробно

У вас как с правами?

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 8
ФОТО: ВАСИЛИЙ ДЬЯЧКОВ
       Пятьдесят лет назад вступила в силу Европейская конвенция по правам человека.

       Всеволод Богданов, председатель Союза журналистов России. Мне не хватает реального права выбора. Я не могу сам выбирать образ жизни, не могу выбрать нормальное телевидение. Мне всюду навязывают штампы, рекламу и пиар. Я даже власть выбрать не могу так, как хочу,— срабатывают политтехнологии.
       
       Михаил Лапшин, председатель правительства Республики Алтай. Мне не хватает права на достойную жизнь. У жителей края есть право на работу, но нет работы, есть право на жилье, образование и медицину, но нет жилья, нет бесплатного обучения и нормальной бесплатной медицины. Нам дали право только жизни, а дальше — живите как хотите.
       
       Геннадий Селезнев, депутат Госдумы. В этой однородной Думе на каждом шагу ущемляются права депутатов-одномандатников. Да и правительство не считается с депутатами-оппозиционерами.
       
       Алексей Макаревич, продюсер. А я только знаю, что у меня есть какие-то права. Но это знание подобно знанию о существовании Марса. Вроде бы на бумаге все прописано, но в жизни ничего не выполняется. И надо доказывать, что ты не верблюд.
       
       Виктор Глухих, президент Международного конгресса промышленников и предпринимателей. У меня с правами хорошо, правда, иногда жена с тещей пытаются их нарушить. Но я им объясняю: в нашей семье демократия, как в Совете федерации, и власть просто так не отдают.
       
       Маргарита Баржанова, член президиума "Деловой России", депутат Госдумы. У меня с правами по-прежнему плохо. Несмотря на то что я депутат, даже у меня чиновники вымогают взятки, а обращения в Генпрокуратуру не помогают. Наоборот, после обращений мне звонят и интересуются, когда смирюсь.
       
       Евгений Бернштам, первый вице-президент финансовой корпорации "НИКойл". Сейчас права человека модифицированы. Раньше свободу давала степень кандидата наук, и все стремились ее получить. Мой брат был членом первой Хельсинкской группы, боровшейся за права человека в СССР, и я был близок к этому движению. А сейчас — у кого есть таланты и интуиция, тот может пользоваться открывшимися возможностями.
       
       Владимир Жириновский, зампред Госдумы. Мои права нарушались всегда. Я был самым младшим в семье, самым бедным в школе, провинциалом в Москве, коммунисты не выпускали за границу. Постоянно трамбуют нашу партию: запрещали в 1991 году, лишали регистрации, не допустив к выборам в 1999-м, сегодня не дают телеэфира.
       
       Евгения Дебрянская, лидер незарегистрированного движения в защиту секс-меньшинств. Мои права повсеместно нарушаются. В России есть негласный запрет на профессию для гомосексуалистов. А те, кто работает, испытывают колоссальный прессинг. Хотя в России давно не модно подражать такому мачо, как Николай Расторгуев,— все подражают Джорджу Майклу, хотя ни один натурал в этом не признается. Даже наше движение не регистрируют. Последний раз формулировка суда была: "Движение покушается на нравственность общества".
       
       Владимир Исаков, вице-президент ТПП России. Лично с моими правами все нормально, я не чувствую себя обиженным, ущемленным. В 1987 году я был в числе организаторов "Демвыбора России", затем был в оппозиции к президенту. В прежние времена от меня мокрого места бы не осталось.
       
       Александр Раппопорт, управляющий партнер адвокатской конторы "Раппопорт и партнеры". В России часто нарушается одно из важнейших прав человека — право собственности. Оно закреплено в 17-й статье Декларации прав человека. Особенно часто нарушается это право относительно коллективных прав собственности. Права акционеров, особенно миноритарных, нарушаются чуть ли не ежедневно.
       
       Сергей Бабурин, зампред Госдумы. Мне не хватает одного права — отправить в творческий полет безвольных и нерешительных людей из высших эшелонов власти.
       
       Людмила Швецова, первый заместитель мэра Москвы. С точки зрения законов с правами все в порядке, но законы не исполняются. В свое время у меня не приняли документы в МГИМО на дипломатический факультет, потому что девушек не берут. Тогда я поступила в МАИ, где было всего две девушки. Налицо дискриминация женщин. Безработные в большинстве — женщины, богатство у нас в руках мужчин.
       
       Игорь Ковалевский, генеральный секретарь Конференции католических епископов России. Сейчас лучше, а в советское время все конфессии были ущемлены в правах. За вероисповедание исключали из высших учебных заведений.
       
       Александр Торчилин, певец. Мне всех прав хватает. Я, как человек творческий, создаю всевозможные образы, а сколько этот мир со всеми его правами сможет услышать, это уже ему решать.
       
       Владимир Скворцов, гендиректор группы "АльфаСтрахование". Сейчас государство делегировало человеку значительно больше прав, чем востребовано. Люди не умеют и не хотят реализовывать свои возможности, влиять на события в стране и в своей жизни. И на месте правозащитников я бы не кричал об ущемлении властью прав человека, а учил бы людей пользоваться имеющимися правами.
       
       Евгений Ройзман, депутат Госдумы, экс-президент екатеринбургского фонда "Город без наркотиков". Для меня главное право — это право на свободу слова. А сейчас прав у нас слишком много. Я против права свободно употреблять наркотики. И не согласен с правительством, которое утвердило размер минимальных доз для наркотических средств. Любая либерализация их потребления дает всплеск наркомании.
       
       Олег Аксенов, бывший начальник управления информации МВД, генерал-майор милиции в отставке. Мои права не нарушаются, за исключением права на сон. Его нарушают самолеты аэропорта Внуково, которые летают прямо над моим домом и мешают спать.
       
       Михаил Пашкин, председатель координационного совета профсоюза сотрудников милиции Москвы. У сотрудников МВД, кроме членов профсоюза, нет прав. Руководство МВД на местах считает их рабами, не платит за переработку. В апреле был уволен начальник ОВД "Крылатское" Москвы только за то, что организовал коллективное письмо Путину и Нургалиеву с просьбой разобраться с выплатой денежного содержания.
       
       Александр Шохин, председатель наблюдательного совета ИГ "Ренессанс Капитал", член правления бюро РСПП. Я не могу сказать, что мои права ущемляются, хотя иногда их нарушают. Тогда мне приходится обращаться в суд. Как правило, судиться приходилось со средствами массовой информации. А вообще, мне как представителю РСПП не хватает прав по защите собственности. Хочется, чтобы у нас была более прозрачная технология их защиты.
       
       Вячеслав Володин, зампред Госдумы. К сожалению, очень часто ущемляются мои права потребителя. Подсовывают некачественный товар, а на транспорте не предоставляют обещанный сервис или задерживают рейс. Взыскать ущерб почти нереально. От ЖКХ, которое не выполняет обязательств сплошь и рядом, вообще добиться ничего нельзя.
       
       Иван Рыбкин, бывший секретарь Совета безопасности России. Мои права, так же как и права любого гражданина России, растоптаны. А главное, мне не хватает права свободы, свободы говорить и мыслить, а также нет прав доступа к информации.
       
       Мария Каннабих, президент Межрегионального фонда помощи заключенным. Когда пенитенциарную систему передали в ведение Минюста, с правами стало гораздо лучше. Хотя пресловутые четыре метра на человека в СИЗО — из области фантастики. Не соблюдаются права туберкулезных больных, а вот матерей-заключенных — соблюдаются, как и во всем мире. В одной из мордовских колоний матери-заключенные даже живут вместе с детьми.
       
       Ольга Вдовиченко, председатель внешнеторгового объединения "Машиноимпорт". Мои права нарушались и нарушаются, и сейчас это переносить больнее. Раньше никто в свои права не верил. А сейчас реализация прав от тебя не зависит, даже если на твоей стороне закон. Например, у нас есть исполнительный лист к одной из автономий РФ о взыскании кредита, но денег не можем получить несколько лет. Нереализация прав порождает психологию приспособленчества.
       
       Александр Ткачев, губернатор Краснодарского края. Нормально, но и у нас на Кубани появляются "правоведы", которые без зазрения совести начинают указывать, как нам жить в своем доме. Я бы им ответил так: избавь нас бог от таких правозащитников, а уж от правонарушителей сами как-нибудь избавимся.
       
       Виктория Токарева, писатель. Я не могла отстаивать свои права ни раньше, ни теперь, потому что у нас нет суда. Суд очень коррумпированный и дорогой. Когда нарушают мои права, я просто грущу. В советское время в моей статье изменили финал. Я возмутилась, а мне сказали: "Что вы кричите, как Мариэтта Шагинян?" Правозащитникам верю больше, они более порядочные люди. Верю в Комитет солдатских матерей, там люди горластые и объединены целью.
       
       Марлен Манасов, гендиректор компании Brunswick UBS Warburg. Лучше, чем при советской власти, но есть еще, что делать. Однажды я ехал на машине в Лондоне, и водитель сказал: "Обернись, сзади едет королева Англии". И я вспомнил, как у нас ездят депутаты или чиновники.
       
ВОПРОС НЕДЕЛИ / ДВА ГОДА НАЗАД*
       Теперь вы верите в скорую победу?
       Три бригадных генерала, террорист номер один Хаттаб, возможно, даже Шамиль Басаев — такого успеха у федеральных сил не было с самого начала чеченской кампании.
       Аркадий Баскаев, депутат Госдумы, в 1995 году комендант Грозного. До победы федеральных войск еще очень далеко. Но я надеюсь, что смерть Хаттаба станет хорошей предпосылкой улучшения ситуации в Чечне. Теперь я твердо уверен в его смерти, хотя вначале сомневался в этом.
       
       Георгий Гречко, летчик-космонавт, дважды Герой Советского Союза. Дудаева тоже уничтожили, но скорой победы не наступило. Поэтому даже если Хаттаб мертв, проблему Чечни эта смерть не решит. Можно сколько угодно полков и полководцев туда посылать, но они ничего, как и Павел Грачев, сделать не смогут.
       
       Асламбек Аслаханов, депутат Госдумы. Если федеральные войска считают, что смерть Хаттаба поможет им победить чеченских сепаратистов, то пусть сначала на деле это докажут. А на место Хаттаба и Басаева придут другие, еще более страшные.
       
       Ирэн Коммо, генеральный директор Европейского делового клуба в России. Смерть, как и жизнь, одного полевого командира не все решает. На его место придет кто-то другой. Просто у России до сих пор так и не появилось реальных планов и идей, способных перевесить все то, что предлагают боевики.
       
       Геннадий Райков, лидер парламентской группы "Народный депутат". Так уже бывало, что усопший боевик снова воскресал. Так что у меня есть сомнения. Хорошо, если это результат нашей спецоперации — значит, могут. А если это результат внутренней разборки, тоже неплохо — значит, у них там разброд и шатания.
       
       Михаил Алексеев, зампред правления Росбанка. В способность спецслужб установить порядок в Чечне верится с трудом. Хотя в новейшей истории есть свидетельства того, что при наличии политической воли такая задача вполне осуществима.
       
       Александр Хандруев, вице-президент фонда "Реформа". У молодого поколения чеченцев война сидит в крови. Я не сомневаюсь, что Хаттаб убит, но ничего не закончено. Придут другие и будут воевать. Надо создать в Чечне рабочие места и особо не вмешиваться. Нехитрое дело — мочить террористов в сортире, но для этого сначала надо хотя бы построить нормальные цивилизованные сортиры.
       *Должности указаны на момент опроса.

Комментарии
Профиль пользователя