Коротко

Новости

Подробно

Фото: FilmNation Entertainment

Шпионы обошлись без игр

в фильме об Олеге Пеньковском и Гревилле Винне

Газета "Коммерсантъ" от , стр. 11

В прокат вышел фильм Доминика Кука «Игры шпионов» (The Courier), посвященный самому громкому шпионскому скандалу 1960-х — «делу Пеньковского—Винна». Михаилу Трофименкову показалось, что машина времени перенесла его в годы холодной войны.


Летом 1960 года то ли в ангаре, то ли в заводском цеху — ну, где там обычно в СССР совершались показательные казни — чекист Грибанов (Кирилл Пирогов) в присутствии почетных гостей пускает пулю в затылок изможденному и избитому подполковнику Попову. Это чтобы офицерам ГРУ неповадно было торговать госсекретами. Неаппетитное зрелище лишь укрепляет полковника-идеалиста и примерного семьянина Олега Пеньковского (Мераб Нинидзе) в желании спасти мир от социально опасного психопата Хрущева (Владимир Чуприков), который, встав с левой ноги, готов начать ядерную войну.

Связаться с ЦРУ и МИ-6 в Москве проще простого: Пеньковскому надо только подловить в подземном переходе парочку американских студентов и, гипнотизируя их проникновенным взглядом, попросить занести в посольство США конверт с секретными документами. Обрадовавшись явлению ценного агента-инициативника, ЦРУ и МИ-6 отряжают на связь с ним мирного бизнесмена-алкоголика и примерного семьянина Гревилла Винна (Бенедикт Камбербэтч). Тот было артачится, но разведчики бьют на жалость, расписывая, как его семья сгорит в ядерном пламени, а он даже не успеет с ней попрощаться.

Благодаря Винну Пеньковский передает на Запад 5 тыс. секретных документов, которые без помех переснимает в спецкомнате в недрах ГРУ, где — для удобства изменников — хранятся в шкафах все военные тайны. Их рабочая связь перерастает в крепкую мужскую дружбу, но всему хорошему приходит конец. Перед арестом Пеньковский успевает предотвратить апокалиптическую развязку Карибского кризиса. Прилетевший ему на выручку Винн попадает на Лубянку. Его раздевают наголо и бреют налысо. Морят голодом, не дают постельного белья, заставляют оправляться в ведро и до полусмерти бьют дубинками. Пеньковского расстреляют, Винну дадут восемь лет, а через год обменяют на советского разведчика Конона Молодого.

Завязка тешит надеждой, что режиссер Кук не посрамит британскую традицию.

Извлечет из «дела Пеньковского» безрадостную мораль а-ля Джон Ле Карре: в зазеркалье спецслужб все одной грязью мазаны. Или претворит реальность в жестокий бурлеск а-ля Грэм Грин. Лопух Винн кажется родным братом «нашего человека в Гаване» — торговца пылесосами, втянутого в шпионские игры.

Пусть бы Кук ради этого даже пожертвовал суровой правдой. Реальный Винн никаким «простым британцем», в жизни которого всегда есть место подвигу, не был. Сотрудник МИ-5 в годы войны, на службу в МИ-6 он пришел в 1955-м, задолго до явления Пеньковского. То есть был профессионалом и отнюдь не единственным каналом связи с Москвой. Пеньковский рассовывал краденые документы по десяткам тайников и передавал их дипломатам.

Сам Пеньковский тоже вполне потянул бы на персонажа Грина. Спасителем человечества он не был: к моменту Карибского кризиса его уже давно плотно пасли чекисты. В его идеализм не верили даже руководители МИ-6, отзывавшиеся о нем как о тщеславном невротике, завороженном обществом потребления. Вот бы Кук вставил в фильм эпизод на конспиративной квартире в Лондоне, где Пеньковский наряжался в принесенные кураторами британский и американский полковничьи мундиры, да еще и фотографировался в них. Или показал бы, как Пеньковский втирался в доверие к семье начальника ГРУ Ивана Серова, которому это знакомство будет стоить должности, погон генерала армии и звания Героя Советского Союза.

Но надежда на оригинальный и вместе с тем истинно британский поворот сюжета умерла первой.

Для авторов фильма ни Ле Карре, ни Грина, ни реальности не существует. Таких лютых антисоветских агиток в мире не снимали со времен холодной войны.

Ухоженное и хрупкое царство демократии противостоит на экране серому и промозглому коммунистическому кошмару. Отважные, самоотверженные и бескорыстные рыцари из ЦРУ и МИ-6 — вурдалакам с Лубянки. Миф о герое, ценой своей жизни спасшем человечество, камуфлирует — для чего, собственно говоря, он и был создан — жестокий провал западных разведок.

В общем, радует лишь то, что «Игры шпионов» лишены саспенса и просто-напросто скучны. Иначе, выходя из кинотеатра, было бы не избавиться от ощущения, что тебя на протяжении двух часов оскорбляли за твои же деньги.

Комментарии
Профиль пользователя