Коротко

Новости

Подробно

"Танго страсти" в Кремле

Мода на милонги, фестивали аргентинского танго и азарт, с которым столичные пр

Журнал "Коммерсантъ Weekend" от , стр. 38
       Мода на милонги, фестивали аргентинского танго и азарт, с которым столичные промоутеры взялись возить в Москву заезжих танго-гастролеров всех мастей, сослужила самому танцу дурную службу — свежих афиш с обещаниями наконец-то показать настоящий танец страсти давно стало больше, чем число ныне здравствующих и реально стоящих посещений концерта танго-звезд. Шоу Tango Passion — последнее в сезоне, что предлагается вкусить уже слегка пресыщенной аргентинскими страстями публике перед планирующимся в мае танго-фестивалем, и — какая неожиданность! — организаторы гастролей божатся, что уж в этот-то раз нам предстоит увидеть шоу, страстнее которого в мире быть просто не может.

Ответственность на себя за это берут авторы постановки: сотрудничавший когда-то с Рудольфом Нуреевым и Керком Дугласом хореограф Гектор Зараспе, основатель движения художников Латинской Америки Espartaco Рикардо Карпани и поднаторевший в работе с голливудскими звездами продюсер Мел Ховард. При такой команде понять, чего ждать от Tango Pasion, можно и без просмотра спектакля, умелыми продюсерскими руками превращенного в очередную прилизанную танго-бирюльку на дежурные композиции Астора Пьяццоллы. А насладиться ей, между прочим, уже успело больше трех миллионов человек, которым на сценах Берлина, Парижа и Лондона сделали красиво аргентинские танцовщики. Отсталыми провинциалами московские зрители почувствовать себя просто не успеют: специально для них Tango Passion покажет танцевальную нарезку из фрагментов лучших шоу за прошлые годы — по логике вещей несколько уступающих в страстности свежей программе "Maria de Buenos Aires", но замешенные на все той же проверенной закваске из Пьяццоллы и изображающих томность танцовщиц на шпильках.
       

"Искатели жемчуга" в "Новой опере"


       Режиссер Роман Виктюк перенес действие оперы Жоржа Бизе из древнего Цейлона в Париж начала XX века, на съемки фильма об Индии. Охотник Надир стал актером, приглашенным на главную роль, а искатель жемчуга Зурга — этаким властным режиссером фильма. Жрица Лейла, которая в авторском либретто оперы занимает центральное положение, у Романа Виктюка превратилась в актрису и как-то отошла на второй план.
       Акценты спектакля четко расставлены на отношениях Зурги и Надира и тоски Надира по детству — невинной, платонической любви не к пышнотелой диве Лейле, которая расхаживает в дурацком кринолине, а к маленькой девочке с жемчужными бусами. Именно маленькой девочке — воспоминанию, лишенному половой подоплеки,— Надир адресует свой знаменитый романс. Тенор Дмитрий Корчак безупречно справляется с технической сложностью романса. К тому же его безмятежный мягкий тембр прекрасно соответствовал идее режиссера не о любовной, а о ностальгической сути арии. В роли искателя жемчуга Зурги баритон Сергей Шеремет демонстрирует не только хорошее вокальное мастерство, но и способность прекрасно входить в образ, немедленно вызывая в памяти стиль работы актеров театра Романа Виктюка и его знаменитый спектакль "Саломея".
       
Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя