Коротко

Новости

Подробно

Фото: Анатолий Жданов / Коммерсантъ   |  купить фото

Депутаты взялись за жизненно важное

Красноярские парламентарии сообщили о дефиците в регионе ряда лекарственных препаратов

Коммерсантъ (Новосибирск) от

Депутаты заксобрания Красноярского края заявили о нехватке в крае ряда жизненно важных лекарственных препаратов. Всего в списке 16 наименований лекарств, которые применяются, например, для лечения гепатита, муковисцидоза, болезни Паркинсона и др. Парламентарии говорят, что сложившаяся ситуация ведет к увеличению количества льготных рецептов, поставленных аптеками на отложенное обеспечение, и «усилению социальной напряженности» в регионе. С просьбой решить возникшую проблему депутаты планируют обратиться в Минпромторг РФ и Минздрав РФ. Пациенты подтверждают перебои с рядом препаратов. Эксперты уверены, что инициатива депутатов не принесет желаемого эффекта, так как для решения проблемы дефицита нужно менять систему маркировки лекарственных препаратов.


Депутаты Красноярского края на сессии 18 марта рассмотрят вопрос об обращении к Минздраву и Минпромторгу РФ с просьбой решить проблему с дефицитом лекарств, входящих в перечень жизненно важных препаратов (ЖВП). Инициатором выступил комитет по охране здоровья и соцполитике. Перечень препаратов, отсутствующих в аптеках, включает 16 наименований: иммуноглобулин человека нормальный, месалазин, микофенолата мофетил, тоцилизу­маб, мидантан, интерферон альфа-2b и др.

Из них 15 включены в список ЖВП.

«В комитет еженедельно поступают отчеты о числе рецептов, которые были выданы пациентам, но лекарство по ним получить невозможно. С этой проблемой к нам обращаются граждане. Отсутствие этих препаратов, которое влечет прерывание терапии, может негативно сказаться на состоянии здоровья пациентов. Например, пульмозин (дорназа альфа), который сейчас в дефиците, применяется для лечения муковисцидоза. При этом заболевании врачи годами борются, чтобы обеспечить просто ремиссию заболевания, даже не положительную динамику. Мидантан (амантадин) используется при лечении болезни Паркинсона»,— рассказал зампредседателя комитета Илья Зайцев. Он отмечает, что людям с тяжелыми заболеваниями сложно перейти на новый препарат, как правило, это происходит только по показаниям врача и под присмотром в стационаре. «Есть случаи, когда пациент два-три года принимал один препарат, и при переходе на другой у него возникала острая аллергическая реакция»,— говорит он.

По мнению депутатов, создавшаяся в регионе ситуация грозит усилением социальной напряженности, так как аптеки вынуждены увеличивать количество рецептов, «поставленных на отложенное обеспечение». «Централизованное приобретение лекарственных препаратов (из этого списка) не было осуществлено минздравом края, а также аптечными организациями в рамках выделенных субсидий по причине отсутствия у поставщиков лекарственных препаратов»,— говорится в проекте обращения (копия есть в распоряжении “Ъ-Сибирь”).

Илья Зайцев считает, что на нехватку препаратов повлияла пандемия COVID-19, так как часть указанных препаратов использовалась в сопроводительной терапии ковида: «Мы видим, что средства есть, закупки объявляются, но на них никто не заявляется. Фактически нам сообщают, что такого препарата нет на рынке вообще».

Федеральные министерства могли бы сопровождать закупки лекарств для особых категорий пациентов, уверен он.

Например, это могут быть переговоры с производителями со стороны властей или организация сов­местных закупок для субъектов на федеральном уровне, когда производитель видит объем и логистику, говорит Илья Зайцев.

Опрошенные “Ъ-Сибирь” как представители партии власти, так и оппозиционные депутаты готовы поддержать инициативу. «Этот вопрос даже не обсуждается. Система должна быть организована четко: лекарство выписано врачом, больной должен его получить или иметь возможность его приобрести»,— говорит замруководителя фракции «Единая Россия» Вера Оськина. Руководитель фракции ЛДПР Александр Глисков считает, что, помимо обращения к федеральным властям, нужно наладить и работу внутри региона: «По моим данным, краевой минздрав не может нормально организовать закупки — либо закупает не вовремя, либо больше, чем надо, и у лекарств истекают сроки годности, либо меньше».

По данным краевого мин­здрава, в регионе на сегодняшний день более 800 тыс. получателей льгот — федеральных, региональных и краевых. По данным комитета, из них 515 жителям в прошлом году были выписаны указанные депутатами дефицитные препараты.

Пациенты подтверждают наличие проблемы. По словам представителя инициативной группы пациентов с муковисцидозом Красноярского края Лаймы Абдурахмановой, в регионе 74 таких больных. Из них только 17% — старше 18 лет. «Дорназа альфа — один из главных наших препаратов. Пока с его нехваткой столкнулись несколько пациентов, которые не забрали годовой запас препарата, так как у него особая температура хранения, а получали его помесячно. Теперь они не могут его приобрести. Говорить о том, насколько этот дефицит лекарств будет острым, пока рано»,— рассказала она.

Зампредседателя «Альянса врачей» (организация признана Минюстом РФ иноагентом) Сергей Рыбаков считает, что нехватка указанных депутатами препаратов связана не с дефицитом лекарств на рынке, а с введением маркировки лекарственных препаратов с 2021 года. «Это одна большая федеральная проблема, и инициативой депутатов одного региона ее не решить. Например, в Москве были проблемы с мазью Вишневского. И если в Красноярском крае проблемы с маркировкой пришлись на лекарства из списка ЖВП — не повезло». По словам господина Рыбакова, единственное решение проблемы — это «отменить маркировку лекарственных препаратов».

Полностью запретить оборот немаркированной продукции в РФ планировалось с 1 июля 2020 года, однако участники фармацевтического рынка оказались не готовы. В итоге правительство разрешило вводить в оборот без маркировки лекарства, произведенные в период с 1 июля по 1 октября 2020 года. При этом нужно получать согласование в Росздравнадзоре. С 1 января 2021 года маркировка обязательна для всех препаратов

Юлия Сасевич


Комментарии

обсуждение

Профиль пользователя