Сталин на нас есть

«Три толстяка. Эпизод 7. Учитель» в БДТ

В питерском БДТ вышел новый эпизод театрального блокбастера Андрея Могучего по мотивам «Трех толстяков» Юрия Олеши. Ему предшествовали части 1 и 2, выпущенные почти три года назад. Премьеру нынешнего сиквела «Эпизод 7. Учитель» успели сыграть всего несколько раз: большую сцену БДТ срочно закрывают на полгода — как пишут на сайте театра, «для ликвидации последствий некачественной реконструкции». Рассказывает Алла Шендерова.

Андрей Могучий придумал место, где собираются те, кто когда-либо отрекался от близких, учителей и друзей. Это что-то вроде чистилища, обитатели которого мучительно восстанавливают в памяти прошлое, репродуцируя двойников, как в «Солярисе» Станислава Лема. Сама же среда, то есть песчаный ландшафт, смесь загаженного пляжа, пустыни и военной базы, напоминает планету Татуин из «Звездных войн» Джорджа Лукаса. Художником нового эпизода, как и двух предыдущих, остался Александр Шишкин: визуально спектакль завораживает не меньше, а может, и больше, чем две первые части.

В прологе в черной пустоте огромной сцены сияет окнами домик. Из него выходит мальчик, увязая в песке, подходит к авансцене, зовет: «Эй». Справа (если смотреть из зала) появляется высокая фигура в плаще и карабкается на сцену. Звучит 23-й концерт Моцарта в исполнении Марии Юдиной. Ностальгические звуки перекрывает нарастающий свист бури: струи песка крутятся в меркнущем свете, буквально погребая дом.

Если вспомнить, что Мария Юдина была любимой пианисткой Сталина, а пластинку с записью 23-го концерта в ее исполнении изготовили лично для вождя, то, в общем, тему спектакля можно угадать.

Однако «Эпизод 7» — высказывание сложносочиненное и многословное, где-то даже намеренно косноязычное: облегчать работу зрителю Могучий не собирается.

Весь первый акт зал вместе с героями пытается понять, что это за пустыня. Если связывать с предыдущими частями, то Гаспара (Александр Ронис) и Тибула (Виктор Княжев), героев сказки Юрия Олеши, сюда телепортирует сама Смерть. Очнувшись, Тибул хочет идти во дворец — спасать Суок. Но дворца тут нет. Стая вышедших из черноты силовиков забивает Тибула палками, он проваливается в песчаную воронку, а шпану разгоняет высокий дед с базукой — тот, что лез на сцену в прологе. Расположившись на песке, он дергает за торчащую из-под камня веревочку, достает водку и заставляет еле живого Гаспара себе прислуживать. А тот вдруг узнает в нем своего учителя Ивана Ильича Туба. Когда-то, в другом измерении, в лабораторию Туба приехала черная карета. Учителя увезли, а следом пришли люди, угостили Гаспара чаем и заставили оговорить учителя, дав ему за это докторскую степень.

Туба играет питерская легенда — Сергей Дрейден. И он, и Александр Ронис — из тех актеров, кто умеет вести умную беседу, не теряя мысли. Освободившись от текста Олеши, драматург Светлана Щагина насыщает спектакль цитатами из Гурджиева, Пятигорского, Мамардашвили и Роберта Бартини — все это Дрейден вплетает в свои пространные речи, из которых ясно, что учитель знает о предательстве ученика и прощает. Потому что сам он тоже предал.

В антракте после первого акта возникший из темноты старый телевизор покажет документалку «Повинуемость» (1962), где один испытуемый бьет током другого — ничего личного, просто за неправильные ответы на вопросы ему велели нажимать кнопку, пускающую разряд. Ну и что, что жертва кричит, раз так велено. А после второго — огромный таракан (великолепный Анатолий Петров), которого зачем-то спас мальчик Ваня, будет на наших глазах гримироваться, превращаясь, разумеется, в Сталина.

Одна из незабываемых сцен — огромный, бесконечно высокий шкаф, где в банках хранятся сердца лучших людей страны, куда усатый таракан заключит и Ванино сердце, вложив в грудь мальчика камень («Холодное сердце» Гауфа — еще один мотив спектакля).

Третий акт аукается со скандальной «Славой» Константина Богомолова (пьеса сталинского сокола Виктора Гусева поставлена в БДТ так, что зрителю приходится решать самому, с кем он и за кого): Могучий превращает последний вечер в семье Вани почти в пародию. Сбитый с толку зритель не сразу заметит главное: лучший друг восьмилетнего Вани — Сталин, чей портрет висит на улице, а по ночам оживает и приходит к нему, как Карлсон к Малышу. Когда родителей арестуют, у Сталина на портрете вырастут большие зубы: поглощая родных мальчика, он будет клацать ими, как Щелкунчик, пока мальчик не откажется от отца.

С экстравагантностью этой страшилки хочется поспорить — «Эпизод 7» вышел ярким, но громоздким и многословным. Возможно, многое в спектакле еще срастется. Но уже после ремонта, на который БДТ закрывают с 1 апреля. Медлить больше нельзя; что кровля течет, а в подвале стоит вода, в театре заметили сразу после окончания дорогостоящей реконструкции (напомним, Могучий был назначен худруком театра в марте 2013 года, когда большая часть работ была уже позади). В 2019-м театру пришлось снова начать ремонт. Лишнее напоминание о том, что вне света рампы случаются вещи и поабсурднее, чем таракан, превращающийся в Сталина.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...