Запретить без перекоса

Специфика рассмотрения дел о признании запрещенной информации в сети Интернет

Доступ к информации может ограничивать только закон, но иногда суды толкуют его расширительно и блокируют вполне безобидные сайты. О том, что делать в случаях, если иск о признании запрещенной информации в сети Интернет уже подан, владельца ресурса невозможно установить либо сайт вдруг неожиданно заблокирован, рассказывает партнер, руководитель московской судебно-арбитражной практики Dentons Роман Зайцев.

Руководитель московской судебно-арбитражной практики Dentons Роман Зайцев

Руководитель московской судебно-арбитражной практики Dentons Роман Зайцев

Фото: Фото предоставлено Dentons

Руководитель московской судебно-арбитражной практики Dentons Роман Зайцев

Фото: Фото предоставлено Dentons

В последнее время значимость сети Интернет и электронных средств коммуникации неуклонно растет во всех сферах общественной жизни. Это касается и электронной торговли: сегодня она переживает взрывной рост, что объективно приводит к увеличению числа судебных споров в этой области. Помимо тех споров, что возникают непосредственно между продавцами и покупателями товаров, продаваемых дистанционным способом, все большую значимость приобретают дела о признании той или иной информации в сети запрещенной. Итоги подобных дел могут затрагивать права и интересы миллионов граждан. Также к нам все чаще обращаются клиенты, которые прочувствовали на себе все особенности работы судов по рассмотрению таких споров. К сожалению, в этой работе иногда встречаются перекосы, обусловленные относительной новизной применимых положений процессуального закона и продолжающейся наработкой практики его применения.

Ст. 3 федерального закона «Об информации, информационных технологиях и о защите информации» вслед за Конституцией закрепляет принципы свободы поиска, получения, передачи, производства и распространения информации любым законным способом. Статья также гласит, что возможность ограничения доступа к информации может быть предусмотрена только федеральным законом. На практике суды зачастую расширительно толкуют такие нормы, что может приводить к блокировке довольно безобидных сведений. Так, помимо перечисления конкретных видов информации, доступ к которой должен быть ограничен (сюда, например, относятся сведения, направленные на пропаганду войны, разжигание национальной, расовой или религиозной ненависти и вражды, данные о способах изготовления и использования наркотических средств, розничной продаже алкоголя дистанционным способом), закон отдельно устанавливает дополнительные критерии для признания той или иной информации запрещенной по решению суда.

В частности, судебный акт может ограничить доступ к любой информации, за распространение которой предусмотрена уголовная или административная ответственность (ч. 6 ст. 10 ФЗ «Об информации, информационных технологиях и о защите информации»). Например, КоАП предусматривает наказание за распространение информации, составляющей кредитную историю, информации о свободных рабочих местах с ограничениями дискриминационного характера, пропаганду потребления закиси азота — соответственно, доступ к такой информации подлежит ограничению. Таким образом, следуя буквальному толкованию закона, запрещенными можно признать сведения, за сам факт распространения которых установлена ответственность. Однако суды часто толкуют закон расширительно и признают запретной информацию о самой деятельности, которая может повлечь, например, административное наказание. В развитие этой логики можно было бы признать запрещенной информацию о движении на автомобиле с превышением скорости, поскольку за него грозит штраф. И на практике действительно возникают курьезы.

В отдельных случаях суды признавали запрещенными объявления о розничной продаже рыбьей икры, ссылаясь на то, что нет доказательств ее законной добычи. До недавнего времени суды массово блокировали информацию о дистанционной продаже БАД, хотя их перечень настолько обширен, что может включать даже безобидный сироп из шиповника. Действительная общественная опасность распространения таких сведений по меньшей мере сомнительна, и их никак нельзя поставить в один ряд с пропагандой войны или религиозной вражды.

Таким образом, дела по искам органов власти, речь в которых идет о признании запрещенной к распространению той или иной информации в сети Интернет, сегодня часто используются для воздействия на дистанционную торговлю и создания препятствий в экономической деятельности. При этом вместо наложения ответственности за сам факт незаконной деятельности предпочтение иногда отдается борьбе с информацией о ней — этому немало способствуют процессуальные особенности рассмотрения таких дел, установленные законом. Последствия такого перекоса иногда ощущают на себе крупнейшие игроки интернет-торговли с огромной аудиторией.

Дела о признании сетевой информации запрещенной к распространению сегодня рассматривают суды общей юрисдикции в порядке новой главы 27.1 Кодекса административного судопроизводства, которая посвящена именно таким спорам. Эта глава устанавливает ряд особенностей процедуры их рассмотрения, в результате чего инициировать споры становится довольно просто, и позволяет формировать благоприятную статистику выигранных судебных дел без особых трудозатрат. Такие особенности полностью оправданны, когда речь идет об ограничении доступа к подпольным противоправным сайтам: суды совершенно справедливо блокируют их в ускоренном порядке. Но, к сожалению, иногда проблемы возникали и у известных ресурсов, которые сложно заподозрить в теневой деятельности.

С административным исковым заявлением о признании информации запрещенной к распространению вправе обратиться прокурор, а также иные лица, наделенные соответствующими полномочиями. Такие иски часто предъявляет Роспотребнадзор, когда усматривает нарушения при реализации через интернет той или иной продукции. В качестве административного ответчика привлекают Роскомнадзор, на который и ложится обязанность исполнить решение суда о блокировке доступа к информации, признанной запрещенной к распространению.

Важно, что в силу закона такой административный иск может подаваться в районный суд как по адресу административного ответчика, так и по адресу истца. Поскольку иск может заявить прокуратура любого региона, а в качестве ответчика привлекаются региональные структуры Роскомнадзора, дело о признании информации запрещенной на конкретном сайте может быть рассмотрено в любом районном суде страны. Иногда это приводит к тому, что решения по тождественным искам в отношении одних и тех же сайтов и страниц выносятся судами сразу нескольких регионов — нам неоднократно приходилось сталкиваться с этим на практике.

Кроме того, закон предусматривает правило (ч. 1 ст. 265.3 КАС РФ): в случае установления лица, действия которого послужили поводом для подачи иска о признании информации запрещенной, суд привлекает его к участию в деле в качестве административного ответчика. Очевидно, что здесь предусмотрено некое исключение из общего принципа, который запрещает выносить судебное решение, затрагивающее права и обязанности конкретного лица, без привлечения его к участию в деле. Когда речь идет об установлении владельцев интернет-сайтов, которые, занимаясь противоправной деятельностью, могут сознательно скрываться, применение такого исключения полностью оправданно. Иной подход делал бы рассмотрение многих подобных дел невозможным. В то же время наличие этой нормы иногда приводит к злоупотреблениям, и владельцы сайта не привлекаются к делу, даже когда сложностей с их выявлением нет.

Усугубляет ситуацию по таким спорам, во-первых, пассивное поведение органов Роскомнадзора, которые нередко не являются в заседание и никак не обозначают свою позицию по делу, а во-вторых, обязанность немедленного исполнения решений по искам о признании информации запрещенной. В результате владельцы сайта могут узнать о том, что информация на нем заблокирована по решению суда, уже по факту ограничения доступа к ресурсу. Прояснить ситуацию позволяет обращение к реестру Роскомнадзора: там можно найти ссылку на судебный акт, послуживший основанием для блокировки. Помимо прочего само признание информации запрещенной может происходить без учета специфики трансграничной торговли, при которой интернет-товары заказываются на одном ресурсе покупателями из различных стран (а в них регулирование в части требований к продукции может существенно отличаться).

Если обобщить, то ситуация с рассмотрением дел о блокировке информации иногда выглядит так: один орган власти (прокурор или Роспотребнадзор) обращается с иском к другому органу власти (Роскомнадзор) о признании запрещенной той или иной информации на сайте. В исковом заявлении отмечается, что установить владельца сайта нельзя, в том числе потому, что он находится за границей. В подтверждение прикладывается, например, распечатка поисковой страницы сервиса регистратора доменных имен, не предназначенного для установления администратора домена в данном случае.

Встречаются и более экзотические иллюстрации, например иск транспортного прокурора о признании запрещенной информации о продаже немецкого спортивного питания: в нем обоснованием невозможности установить владельца сайта служила ссылка на поручение прокурора осуществить его поиск линейному отделу МВД на транспорте. Рапорт этого отдела в дальнейшем используется для обоснования невозможности установить владельца домена уровня (*.com).

В итоге владелец сайта не привлекается к участию в деле, даже если информация о нем указана на первой странице самого сайта, а привлеченный в качестве ответчика Роскомнадзор не возражает против удовлетворения иска либо попросту игнорирует слушания. В результате суд удовлетворяет иск, а владелец интернет-ресурса узнает об этом по факту блокировки сайта и уже после того, как срок на обжалование решения истек. Приведенный пример не является единичным: нам приходилось часто сталкиваться с похожими ситуациями. И выше рассмотрены далеко не все проблемы, которые на практике возникают при рассмотрении таких дел.

Конечно, обозначенные перекосы судебной практики и вызванные этим проблемы имеют правовые решения. Стоит отдать должное апелляционным судам, которые не игнорируют факты уклонения от проверки реальной возможности установления владельца сайта и отменяют решения по жалобам не привлеченных к делу владельцев. Но все это требует немалых усилий и временных затрат. С учетом того что значимость дел об ограничении доступа к информации в интернете растет, соответствующие положения КАС РФ требуют официальных разъяснений. Например, за содействием в проверке возможности установления владельца сайта суды уже на стадии подготовки дела к разбирательству могли бы обращаться к органам Роскомнадзора, которые привлекаются в качестве ответчика. Весь необходимый процессуальный инструментарий для этого есть. Одна эта мера позволила бы заметно снизить в будущем число подобных судебных ошибок.

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...