Бизнесмены под угрозой

Почему руководители компаний рискуют получить корпоративный иск о возмещении ущерба

Над менеджерами и владельцами бизнеса последние десять лет висит настоящий дамоклов меч из практики, сформировавшейся по делам о взыскании убытков. Если абстрагироваться от банкротств, где о привлечении к субсидиарной ответственности теперь заявляют почти всегда, то даже директора процветающих компаний сегодня вынуждены работать, рискуя получить корпоративный иск о возмещении ущерба. Одно неверное движение — будь то административный штраф или не слишком выгодная сделка — и повод для подачи иска созрел. Пять наиболее показательных корпоративных кейсов о взыскании убытков, которые отобрал партнер судебно-арбитражной практики адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» (АБ ЕПАМ) Денис Архипов, иллюстрируют новые позиции судов по этой категории дел.

Партнер судебно-арбитражной практики адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» (АБ ЕПАМ) Денис Архипов

Партнер судебно-арбитражной практики адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» (АБ ЕПАМ) Денис Архипов

Фото: Пресс-служба

Партнер судебно-арбитражной практики адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» (АБ ЕПАМ) Денис Архипов

Фото: Пресс-служба

Иски об убытках стали в корпоративных конфликтах разменной монетой: миноритарные акционеры таким образом пытаются выторговать себе преференции и добиться выкупа акций по завышенной цене, мажоритарии — заставить партнеров выйти из бизнеса или уступить в ситуации «дедлока». Судам в этой ситуации становится все сложнее отделять зерна от плевел, а в результате реальные факты вывода активов и причинения ущерба могут подменяться бизнес-решениями, которые принимались в ситуации неопределенности, а ныне выдернуты из контекста и ретроспективно именуются «неразумными и недобросовестными».

Но практика не стоит на месте и развивается с каждым годом. АБ ЕПАМ собрало топ-5 подобных споров 2020 года, о которых каждому уважающему себя юристу и бизнесмену следует знать и иметь их в виду при принятии управленческих решений.

Дело ПАО «Энел Россия» (А60–65766/2017)

Суть спора: В 2020 году завершено рассмотрение яркого прецедента по вопросу предпринимательского риска — речь идет об иске миноритарных акционеров ПАО «Энел Россия» о взыскании убытков с членов совета директоров, а также материнской компании холдинга. Акционеры посчитали, что ПАО «Энел Россия» приобрело ненужное оборудование для строительства нового энергоблока Среднеуральской ГРЭС, и его закупочная стоимость (€115 млн) в полном объеме образует убытки компании. По мнению миноритариев, оборудование изначально заказывалось холдингом для несостоявшегося греческого проекта, убытки от которого материнская компания переложила на свою российскую «дочку».

Исход спора: Суды всех инстанций не согласились с доводами миноритариев и посчитали, что закупка оборудования российской «дочкой» Enel — обычный инвестиционный проект, который стал невыгодным в результате изменения макроэкономической ситуации, не зависящей от действий менеджмента. По мнению судов, решения и действия менеджмента совершались в пределах предпринимательского риска, за которые не должна наступать ответственность в виде взыскания убытков. При этом суды подтвердили, что кризисные явления, вызывающие значительное снижение темпов роста российской экономики и динамики потребления, тоже относятся к предпринимательскому риску — это особенно актуально для директоров, столкнувшихся с постковидными спорами об убытках.


Дело ОАО «Мосхимфармпрепараты им. Н. А. Семашко» (А40–165388/2017)

Суть спора: В деле о банкротстве ОАО «Мосхимфармпрепараты им. Н. А. Семашко» конкурсный управляющий попытался взыскать с бывшего директора сумму доначисленных компании НДС и налога на прибыль, а также пеней и штрафов по сделкам с «фирмами-однодневками». На первый взгляд фабула спора не слишком интересна: суды десятками рассматривают такие дела каждый день. Почему же спор попал в этот список?

Исход спора: Ответ прост: суды отказали в иске, поскольку служба безопасности предприятия, на которую локальными актами была возложена обязанность проверять контрагентов, до заключения договоров не обнаружила рисков в сотрудничестве со спорными сторонами. Ссылаясь на этот факт, суды посчитали, что директор добросовестно полагался на результаты проверки уполномоченного подразделения, а его действия не выходили за пределы обычного делового риска.

Мораль: система проверки контрагентов на предприятии — хороший способ заблаговременно защитить директора от потенциальных исков об убытках. Тогда ошибки службы безопасности будут зоной ответственности ее самой, а не директора компании.


Дело ПАО АЛРОСА (А58–3718/2020)

Суть спора: Дела по искам акционеров «дочек» о взыскании убытков с материнской компании нечасто встречаются в практике. Одно из крупнейших требований такого рода в 2020 году рассмотрел Арбитражный суд Якутии: миноритарные акционеры ПАО «АЛРОСА-Нюрба» обратились с иском к основному обществу (ПАО АЛРОСА) о взыскании 34,7 млрд руб. убытков.

Поводом для подачи иска послужило решение ПАО АЛРОСА ликвидировать «дочку» и переоформить на себя ее лицензии на пользование участками недр алмазных месторождений. По мнению миноритариев, утрата лицензий существенно уменьшила имущество ликвидируемого дочернего общества, в связи с чем оценочная стоимость имущественных прав на алмазные месторождения является его убытками.

Исход спора: Суд первой инстанции посчитал, что решение акционеров о ликвидации компании и переоформлении лицензий нельзя рассматривать как действие, причиняющее ей убытки. Такое решение является правом акционеров, которые могут руководствоваться любыми целями (в том числе сокращением административных расходов, централизацией управленческих функций и т. д.).

Сейчас дело находится в суде апелляционной инстанции. Если решение будет пересмотрено, дело может стать важным прецедентом, существенно расширяющим возможности акционеров «дочек» крупных холдингов по предъявлению исков о взыскании убытков, реально или якобы причиненных головной компанией.


Дело ООО «РН Новосибирскнефтепродукт» (А45–38282/2018)

Суть спора: Когда компания является «дочкой» крупнейшего промышленного гиганта, ей волей-неволей приходится подстраиваться под установленные стандарты группы. Так произошло и в ООО «РН Новосибирскнефтепродукт», чей директор перед увольнением был вынужден заключить договоры аренды АЗС по повышенной ставке, чтобы привести их в состояние эксплуатации, установленное правилами материнской компании ПАО «НК "Роснефть"».

Исход спора: Новое руководство ООО «РН Новосибирскнефтепродукт» посчитало, что увеличение суммы аренды причинило компании убытки, и предъявило иск к бывшему директору. Суды в иске отказали, разъяснив, что увеличенная сумма аренды покрывала затраты, которые арендодатель понес при проведении на арендуемых АЗС технических работ. Работы, в свою очередь, необходимо было выполнить для соответствия заправочных станций стандартам ПАО «НК "Роснефть"». Сделку также согласовали внутренние службы общества (отдел продаж и финансовый департамент), что подтверждало добросовестность директора.

Таким образом, даже внешне невыгодная для общества сделка может быть признана разумной, если в ее основе лежит простая и понятная бизнес-логика. Данный подход можно распространить на любые схожие кейсы — к примеру, когда компании нужно понести расходы на модернизацию оборудования, чтобы соответствовать условиям крупного тендера, или согласиться на скидку для удержания важного заказчика.


Дело ЗАО «Капитал Ре» (А40–5992/2018)

Одобрение сделки или действий директора другими органами компании не исключает его личной ответственности за убытки — этот тезис известен еще со времен Пленума №62. Суды применяют эту позицию противоречиво, что наглядно подтвердило дело ЗАО «Капитал Ре».

Суть спора: акционеры ЗАО «Капитал Ре» единогласно одобрили увеличение уставного капитала «дочки» — ООО «РГС Мед-Инвест» — за счет вклада в виде долей в уставном капитале другой «дочки» рыночной стоимостью 659 млн руб. Директор исполнил решение собрания акционеров. В результате ЗАО «Капитал Ре» получило в ООО «РГС Мед-Инвест» миноритарную долю, которая показалась одному из акционеров непропорциональной стоимости вклада.

Исход спора: Директор ссылался на то, что его действия были одобрены собранием акционеров и потому не могут считаться экономически необоснованными. Суд первой инстанции эти доводы отклонил, апелляция и кассация признали правоту директора, ВС РФ направил дело на новое рассмотрение, пояснив, что директор вправе не выполнять указания, содержащиеся в решениях акционеров, если это навредит интересам общества.

На новом круге суд первой инстанции удовлетворил требования истца и взыскал с директора более 1 млрд руб. Сейчас дело находится в апелляции. Если апелляционный суд оставит решение без изменения, можно будет с уверенностью сказать: каждый директор должен «иметь свою голову на плечах» и, чтобы не стать в перспективе фигурантом дела об убытках, критически оценивать решения других органов общества — даже если они принимались единогласно и предполагали внутригрупповую передачу имущества.

Записала Юлия Карапетян

Картина дня

Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...
Загрузка новости...