Коротко

Новости

Подробно

Асланово кресло

Журнал "Коммерсантъ Власть" от , стр. 47
ФОТО: ПАВЕЛ СМЕРТИН
 Аслан Абашидзе проглядел экспорт "революции роз" в Аджарию
       6 мая завершилась 13-летняя эра правления в Аджарии Аслана Абашидзе, который бежал в Москву вместе с ближайшим окружением. Президент Грузии Михаил Саакашвили объявил о введении в Аджарии прямого президентского правления и проведении досрочных выборов. Однако в прямом смысле слова выборов не будет. Тбилиси просто поддержит ставленника одного из аджарских кланов.

Большинство существующих в Аджарии кланов (не считая эмигрантов) до сих пор замыкались на Аслана Абашидзе и его ближайшее окружение и боролись за влияние на вождя. Крупнейших кланов в Аджарии несколько. Первый — клан министра внутренних дел Джемала Гогитидзе, контролирующий границы автономии и передвижение грузов. Второй — клан главы госбезопасности Иосифа Гогитидзе, контролирующий, по утверждению грузинского руководства, наркобизнес и наркотрафик. Ну и собственно клан Абашидзе, с подкланом его сына Георгия, контролировавшего Батумский порт, перерабатывающую промышленность и шоу-бизнес.
       Все эти кланы, казалось бы, после бегства их лидеров должны были развалиться. Но этого не произойдет. В условиях Аджарии, с традициями семейственности и круговой поруки, кланы смогут функционировать и без своих глав. Точнее, поменяв их. Кроме того, есть и оппозиция — это, как правило, представители кланов помельче, обделенных при правлении Абашидзе.
       Сейчас в Тбилиси и Москве внимательно изучают расклад сил в Батуми после ухода княжеского рода Абашидзе. У обеих столиц есть свои фавориты. Проблема в том, что почти нет людей, которые устраивали бы сразу обе стороны.
       
Люди Москвы
       До недавнего времени фаворитом Москвы являлся 32-летний сын Аслана Абашидзе Георгий. Как ни странно, его кандидатура не вызывала резкого неприятия и в столице Грузии.
       Георгий Абашидзе — молодой политик, который стремительно возвысился благодаря отцу. В 2000 году он был "избран" (хотя, выборы в Аджарии, конечно, в большой степени были формальностью) на пост мэра Батуми. Самая сильная группа поддержки Георгия Абашидзе в Грузии — "новые аджарцы", которые разбогатели благодаря клану Абашидзе. Сам Георгий владеет в Батуми крупной недвижимостью и является учредителем ряда фирм (хотя в Тбилиси утверждают, что семья давно перевела свои деньги в швейцарские банки).
       Новое руководство Грузии уже пыталось воспользоваться тем, что Георгий Абашидзе занимал более умеренную позицию в отношении Тбилиси и выступал за компромиссы с центральной властью. Например, Михаил Саакашвили несколько недель назад заявил, что Георгий Абашидзе — "молодой человек, выросший в Тбилиси, и неудивительно, что он сохраняет лояльность Грузии и ее интересам". Впрочем, влиятельные лица из ближайшего окружения Саакашвили выступают против наследственной смены власти в Аджарии. Слишком уж Георгий ассоциируется с политикой отца. Поэтому вряд ли грузинское руководство пойдет на открытую поддержку Абашидзе-младшего. К тому же, нет никакой уверенности в том, что семья Абашидзе вообще вернется в Аджарию — несмотря на вроде бы предоставленные им гарантии безопасности.
       В принципе вообще маловероятно, чтобы высший пост в Аджарии занял кто-либо из ближайшего окружения Абашидзе. Включая даже тех, кто в последний момент порвал с режимом и перешел на сторону оппозиции. Это, например, бывший (до Георгия Абашидзе) мэр Батуми и один из ближайших сподвижников Абашидзе Аслан Смирба, которого поддерживают влиятельные круги в столице Аджарии. Его кандидатура была бы приемлема для Москвы. Аслан Смирба поддерживает регулярные связи с пророссийским руководством Абхазии (Смирба — абхаз по национальности), что поощрялось как Москвой, так и Асланом Абашидзе. Противники бывшего аджарского лидера даже утверждали, что Смирба участвовал в переброске оружия (во время грузино-абхазской войны) в Абхазию из Батуми, а сейчас владеет там недвижимостью и магазинами. Но у Смирбы, несмотря на то, что он, как говорится, "вовремя перебежал", не будет поддержки Тбилиси.
       Тем более нет шансов претендовать на наследство Абашидзе у других фигур из окружения бывшего лидера — министра внутренних дел Джемала Гогитидзе и председателя совета министров Аджарской автономной республики Ростома Джапаридзе. Что касается самого могущественного деятеля из ближайшего окружения Абашидзе — бывшего министра госбезопасности Аджарии Иосифа Гогитидзе, то он был вынужден бежать из Аджарии вместе с Асланом Абашидзе, поскольку в Тбилиси его считали наиболее непримиримым противником. Кроме того, у Гогитидзе есть смертельные враги в самой Аджарии.
       
Люди Тбилиси
       Говоря о кандидатурах Тбилиси, начать следует с Тенгиза Асанидзе — главы влиятельной семьи, который из-за противостояния с Асланом Абашидзе провел десять лет в тюрьме и освободился только после того, как Страсбургский суд по правам человека признал его заключение незаконным. Асанидзе был обвинен в 1994 году в причастности к убийству полицейского и приговорен к восьми годам лишения свободы. В 1999 году его помиловал Шеварднадзе, но по приказу Абашидзе "в связи с вновь открывшимися обстоятельствами" Асанидзе добавили еще четыре года. Новый президент Грузии Михаил Саакашвили пригрозил главе автономии жесткими мерами в случае отказа освободить Асанидзе. Выйдя на свободу в середине апреля, Асанидзе был демонстративно принят Саакашвили, назвавшим его "наиболее стойким противником авторитарного режима". Сам Асанидзе заявил, что возвращается в большую политику.
       Однако у Асанидзе есть проблема — слабая поддержка в аджарской элите. Аслан Абашидзе в значительной мере учитывал это обстоятельство, отправляя за решетку своего личного врага. Их вражда восходит к началу 90-х годов, когда на руководство автономией претендовали именно эти два клана — Абашидзе и Асанидзе. Дело дошло до кровавого противостояния, было несколько "семейно-клановых перестрелок" — как в Тбилиси, так и в Батуми. Погибло несколько человек с обеих сторон. Тогда большинство влиятельных аджарцев поддержали Аслана Абашидзе как отпрыска князей, правивших Аджарией в течение многих веков.
       Очевидно, что несмотря на успех "революции роз", Саакашвили воздержится от выдвижения кандидатуры, которая была бы абсолютно неприемлема для аджарской элиты, поскольку это помешает процессам укрепления его влияния в автономной республике. Поэтому, кстати, всерьез не рассматриваются кандидатуры местных лидеров оппозиции,— несмотря на их вклад в аджарскую "революцию роз". Прежде всего это касается второго и третьего лица в оппозиционном объединении "Наша Аджария" (собственно эта организация и сделала революцию) — Кобы Хабази и Тамаза Диасамидзе. Они были многолетними непримиримым противниками Аслана Абашидзе, но никогда не пользовались ни малейшим влиянием, не имели никакого положения в среде аджарской элиты или бюрократии.
       А вот глава "Нашей Аджарии", депутат парламента Грузии, бывший вице-спикер Эдвард Сурманидзе — более серьезная кандидатура. Сурманидзе — представитель влиятельной аджарской семьи. До 1997 года он считался членом команды Аслана Абашидзе, и именно по его рекомендации был избран на пост вице-спикера грузинского парламента, однако вскоре Сурманидзе порвал с ним под влиянием тогдашнего председателя парламента и нынешнего премьер-министра Зураба Жвании.
       Жвания и его преемница на посту спикера Нино Бурджанадзе будут продвигать именно кандидатуру Сурманидзе. Как ни странно, но Сурманидзе наиболее приемлем и для бывшего окружения Абашидзе, все еще сохраняющего влияние в Аджарии. Дело в том, что окружение Абашидзе состояло из представителей аджарской интеллигенции (традиционно влиятельного в Грузии социального слоя) и успешных бизнесменов. Семья Сурманидзе имела хорошие и глубокие отношения с обоими кругами — его отец в советский период занимал высокие посты. Он был в близких отношениях с творческой интеллигенцией Аджарии и имел бизнес во многих отраслях — от порта до сельского хозяйства.
       Довольно серьезной можно считать и кандидатуру диссидента советской эпохи, одного из учредителей Республиканской партии Грузии Давида Бердзенишвили. Бердзенишвили был противником Аслана Абашидзе с самого момента "избрания" (а на самом деле — назначения президентом Гамсахурдиа) Абашидзе на пост председателя президиума верховного совета Аджарской автономной республики в 1991 году. Бердзенишвили обвинял Абашидзе в нарушении прав человека и сепаратистских настроениях. Абашидзе в ответ объявлял его террористом. В 1995 году сторонники Абашидзе разгромили дом Бердзенишвили в Батуми (сам он жил в Тбилиси, лишь изредка появляясь в Аджарии). После победы "революции роз" в Тбилиси Давид Бердзенишвили открыто заявил, что его партия возьмет власть в Аджарии.
       По аджарским понятиям у Бердзенишвили есть некоторые права на руководство в Аджарии: его отец тоже был одним из руководителей автономии в советский период. Поддержка Михаила Саакашвили и его окружения ему, казалось бы, обеспечена, однако популярность Бердзенишвили в среде аджарской элиты ниже, чем у Сурманидзе. Кроме того, вряд ли Саакашвили согласится на правление в Аджарии столь самобытного и независимого политика, имеющего собственное видение путей развития страны (Бердзенишвили, например, резко критиковал саакашвилиевскую конституцию Грузии, укрепляющую президентскую власть).
       По данным "Власти", Михаил Саакашвили рассматривает и кандидатуры лиц, которые никак не светились в последние годы на политической сцене Аджарии. Главные среди них — руководитель грузинской железной дороги Леван Вашаломидзе и его отец, бывший председатель совета министров Аджарии, Гурам Вашаломидзе. Их преимущество — определенный нейтралитет и дистанцированность от событий последних лет. Они могут стать компромиссными фигурами для всех ранее противостоящих друг другу политических сил.
       
       Впрочем, раскладывая пасьянс аджарской политики после ухода Аслана Абашидзе, необходимо учитывать, что многое будет зависеть не только от личностей политиков и их групп поддержки, но и от того, какие изменения в ходе "революции роз" претерпит сама конституционная система Аджарии. В том, что эту систему ждет коренная ломка, сомневаться не приходится. В ближайшее время будет разработан закон "Об Аджарской автономии", а на его основе будет разработана конституция Аджарии. И пока вообще неизвестно, будет ли предусмотрен в новой системе институт главы автономии.
ВЛАДИМИР НОВИКОВ, Тбилиси

       
Хроника отречения
       27 апреля
       18.30 Аслан Абашидзе подписывает указ о всеобщей мобилизации в Аджарской автономии.
       28 апреля
       15.15 Глава МВД Грузии Георгий Барамидзе: "Если встанет необходимость, мы готовы осуществить полицейскую операцию".
       29 апреля
       0.00 Аслан Абашидзе: "Если МВД осуществит спецоперацию, его встретит наш спецназ на должном уровне".
       15.00 Жители Шуахевского района Аджарии проводят акцию протеста с требованием отставки руководства автономии.
       30 апреля
       12.45 Аслан Абашидзе:"Досрочная отставка исключена".
       14.30 Спецназ Аджарии разгоняет акцию протеста аджарской оппозиции у здания горсуда Батуми.
       2 мая
10.00 В порту Поти начинаются маневры в рамках военных учений "Диоскурия-2004".
       11.00-14.00 По приказу Аслана Абашидзе взорваны три автомобильных моста, ведущих в автономию из Грузии, разобрано железнодорожное полотно.
       20.15 Тбилиси предъявляет главе Аджарии десятидневный ультиматум, требуя разоружить незаконные формирования.
       3 мая
14.00 В Батуми у здания университета студенты и преподаватели требуют отставки Абашидзе.
       18.00 Аслан Абашидзе: "За десять дней разоружить республику физически невозможно".
       4 мая
       8.00 Аслан Абашидзе заявляет об ужесточении режима ЧП и объявляет в школах и вузах двухнедельные каникулы.
       14.00 В Батуми около 500 студентов и преподавателей требуют отставки Абашидзе. Митинг разогнан, батумский офис оппозиционного движения "Наша Аджария" разгромлен.
       14.30 В Аджарии прекращена трансляция грузинского ТВ.
       17.00 Михаил Саакашвили по ТВ приказывает военным Аджарии "не подчиняться преступным указаниям Абашидзе".
       18.30 Начальник 3-го отделения батумской полиции Важа Меладзе объявляется в Тбилиси с заявлением, что решил оставить Батуми, получив приказ разогнать митинг студентов.
       20.30 В Батуми у здания университета 5 тыс. человек начинают акцию протеста с требованием отставки Абашидзе.
       22.00 К митингующим выходит председатель верховного совета Аджарии Ростом Джапаридзе, ему не дают выступить. Полицейские начинают присоединяться к митингующим.
       5 мая
В течение дня Михаил Саакашвили дважды звонит президенту России Владимиру Путину.
       7.00 Число участников акции в Батуми достигает 15 тыс. На их сторону переходят 25 военных и 4 депутата парламента.
       12.30 Об отставке заявляет замминистра внутренних дел Аджарии Элгуджа Джинчарадзе.
       13.30 В отставку уходит министр здравоохранения и социальной защиты Аджарии Гулико Шервашидзе.
       14.30 Секретарь совета нацбезопасности Грузии Вано Мерабишвили призывает должностных лиц Аджарии "пока не поздно, в течение двух часов зафиксировать свою позицию".
       15.00 Зураб Жвания направляется в Кобулети для переговоров с главой МВД Аджарии Джемалом Гогитидзе.
       19.00 Михаил Саакашвили по ТВ объявляет о введении в Аджарии своего прямого правления и обещает Абашидзе "гарантии безопасности", если тот "без эксцессов подаст в отставку".
       21.00 Аслан Абашидзе заявляет, что не покинет пост: "Это иллюзии некоторых".
       22.00 В Батуми прибывает секретарь Совбеза РФ Игорь Иванов.
       6 мая
       1.30 После переговоров с Игорем Ивановым Аслан Абашидзе вместе с сыном Георгием вылетает в Москву.
       1.40 Михаил Саакашвили выступает со срочным телеобращением: "Аслан убежал! Аджария свободна!".
       
Комментарии
Профиль пользователя