Коротко

Новости

Подробно

Каждому по гендеру

от

Работодатели Пермского края демонстрируют типичный российский набор гендерных стереотипов: зарплату женщинам предлагают ниже, чем мужчинам, не хотят брать на работу из-за маленьких детей, после декрета, но также и в статусе незамужней женщины, и без детей. Мировые исследования показали, что компании с паритетом женщин и мужчин в руководстве демонстрируют более быстрые темпы роста прибыли и стоимости. Однако, как замечают местные эксперты, Перми, как и всей России, до такого положения дел осталось еще лет двести.

Фото: Анатолий Жданов, Коммерсантъ

Согласно исследованию, проведенному сервисом по поиску работы и сотрудников hh.ru, в Пермском крае зарплаты, которые работодатели предлагают мужчинам, в среднем выше, чем те, что предлагают женщинам. «Сейчас запрещено искать сотрудника с указанием пола, но это не очень сильно ограничивает работодателя при выборе между мужчиной и женщиной»,— констатирует депутат Пермской городской думы Надежда Агишева. И напоминает, что у разницы в зарплатах есть и отдаленные последствия — пенсии у женщин тоже ниже.

Зарплатные ожидания и реальность

По данным hh.ru, средняя зарплата в вакансиях, на которые приглашают мужчин, в Пермском крае в 2020 году составила 40 тыс. руб.— это на 5 тыс. руб. больше, чем в 2019-м. Женщин в 2020 году, как правило, приглашали на вакансии с зарплатой 28,1 тыс. руб., что лишь на 3,1 тыс. руб. превышает показатели 2019 года. Таким образом, за последний год разрыв между зарплатами, на которые приглашают мужчин и женщин, увеличился с 10 тыс. до 11,8 тыс. руб.

Впрочем, есть и отрасли, в которых работодатели предлагают одинаковые зарплаты мужчинам и женщинам. И это тоже говорит о преобладании гендерных стереотипов — это как раз те сферы, которые считаются в основном «женскими»: искусство и масс-медиа (45 тыс. руб.), страхование (30 тыс. руб.), спорт и красота (25 тыс. руб.). Но сильнее всего не повезло в Прикамье бухгалтерам-мужчинам — им предлагают зарплату на целую тысячу ниже, чем женщинам: 25 тыс. руб. (у женщин — 26 тыс. руб.).

Характерно и то, что сами соискатели идут за сложившимися стереотипами — разрыв в зарплатных ожиданиях мужчин и женщин также заметный. Средняя заработная плата, на которую претендуют мужчины Прикамья, составляет 40 тыс. руб.— это на 13 тыс. руб. больше, чем зарплатные ожидания женщин.

Данные предоставлены пресс-службой HeadHunter Урал

Данные предоставлены пресс-службой HeadHunter Урал

Наиболее высокие запросы наблюдаются у соискателей-мужчин из высшего менеджмента — 75 тыс. руб. (женщины претендуют на 45 тыс.), а также из сферы добычи сырья — 70 тыс. руб. (у женщин — 35 тыс.). Самые скромные запросы демонстрируют мужчины из профессиональных сфер «Административный персонал», «Туризм, гостиницы, рестораны» и «Искусство, масс-медиа» — по 30 тыс. руб.

Кроме того, по данным исследования 2020 года, женщины вдвое чаще сталкиваются с отказами в приеме на работу по причине пола. 39% женщин и лишь 19% мужчин из Пермского края заявили, что сталкивались с отказами в приеме на работу на основании их пола. Женщинам чаще всего отказывали в строительной и транспортной сферах, мужчинам — в HR и туризме.

Тот факт, что женщины заботятся о семье и детях, также приводит к ухудшению карьерных перспектив: фактором, который чаще всего затрудняет работу, соискательницы называют наличие маленьких детей (эту причину отметили 28% опрошенных). Затрудняют поиск работы выход из декрета (22%) и, парадоксальным образом, хотя и в меньшей степени — отсутствие детей (19%) и статус незамужней женщины (13%).

Надежда Агишева говорит, что такое социальное давление может серьезно снижать качество жизни, унижать достоинство: «Для каждой женщины такие практики приносят свои травмы. Кто-то сгорает, пробивая „стеклянный потолок“ в карьере, кто-то терпит домогательства и сексистские шутки». К этому можно добавить патриархальные практики в семейной жизни. Между тем экономическая самостоятельность женщин — основа социального статуса детей, напоминает госпожа Агишева: «Сегодня около 30% детей рождаются вне брака, поэтому дискриминация женщин в оплате труда имеет более сложные последствия».

Доцент НИУ ВШЭ в Перми Ирина Шафранская указывает на то, что бизнес, где больше женщин на высоких должностях, доказал более высокую эффективность. «Исследование 1 тыс. компаний по всему миру, проведенное международной консалтинговой компанией McKinsey, показало, что предприятия с гендерно сбалансированным топ-менеджментом более успешны как в краткосрочной, так и в долгосрочной перспективе — их прибыльность и стоимость растет быстрее»,— рассказала эксперт. Более того, компании смешанного типа принимают решения вдвое быстрее, а совещаний в них вдвое меньше, добавила она.

Свет в конце тоннеля дискриминации

Причины перекоса в «мужскую» сторону в бизнесе находятся в исторической плоскости, рассуждает Ирина Шафранская: «На поверхности гендерный дисбаланс в сфере топ-менеджмента, доставшийся промышленным предприятиям еще с советских времен. Большая часть руководителей крупных пермских компаний — мужчины». Тем временем эксперт замечает, что в малом и среднем бизнесе много руководителей — женщины, часто они формируют сообщества.

Надежда Агишева считает, что в гендерном вопросе на региональном уровне не так много можно сделать, как на федеральном: «Как показала европейская практика, без специального квотирования и мер по обеспечению исполнения Конвенции о ликвидации любых форм дискриминации женщин невозможно быстро решить проблему гендерного неравенства. Часто нужны санкции, которые сделают дискриминацию невозможной. Сегодня российские феминистки добиваются криминализации случаев семейного насилия, например. В 95% случаев жертвами этого насилия становятся женщины, а государство неправомерно отказывает им в адекватной защите».

Фото: Варвара Славущева, Коммерсантъ

Госпожа Агишева сама стала одним из организаторов ежегодного фестиваля о женщинах We-fest, который уже пять раз проходил в Перми. «Оргкомитет фестиваля формировал программу на разные фемтемы, и всегда это вызывало полемику и интерес. Важным стал случай борьбы родителей одной из пермских школ с практикой дискриминации при поступлении в первый класс. Девочкам для зачисления нужно было набрать больше баллов, чем мальчикам. По пути выяснилось, что сама практика отбора в первые классы незаконна»,— напомнила Надежда Агишева.

Она верит, что правозащитное движение набирает силу, растет самоорганизация женщин. Все больше мужчин разделяют эти ценности, «ведь равенство прав позволяет мужчинам выйти из узкого коридора патриархальной мужской социализации».

А вот Ирина Шафранская отмечает, что ощутимых изменений доли женщин в руководстве предприятиями и в законодательных органах за последнее время не произошло, и для этого понадобится очень долгий срок. «Странам Западной Европы, где в советах директоров компаний женщины составляют более 30%, понадобится еще примерно 50 лет, чтобы достичь равенства. А в России, я думаю, не менее двухсот», — оптимистично прогнозирует доцент ВШЭ.

Александра Колпакова


Комментарии

обсуждение

Наглядно

Профиль пользователя